Ключи от «Яндекса» для ФСБ – дать или не дать?

Такие разные ключи

Противоречия действительно есть, и их смысл в следующем. ФСБ, как и полагается по законам из «пакета Яровой», потребовала у «Яндекса» ключи шифрования, позволяющие вскрыть переписку пользователей. Любопытно, что это произошло более чем через год после таких же требований к «Телеграму», но ничего «личного» тут нет: тогда спецслужбы охотились за организаторами терактов в петербургском метро, а те переписывались именно через Telegram. А теперь, констатирует РБК, очередь дошла и до Великого и Ужасного – и сразу же возникла проблема.

Оказалось, что стороны говорят о разных ключах.

«Яндекс» совершенно не возражает против передачи ключей шифрования от почты и хранилища («Яндекс.Диск»), но, по словам представителей компании, спецслужбам этого мало. Им нужны сессионные ключи – те, которые дают доступ ко всему массиву данных о пользователе во время его активных сессий на «Яндексе».

Имея обычные ключи шифрования, которые предлагает «Яндекс», вы можете получить доступ к данным пользователя – почтовым сообщениям, хранящимся на онлайн-диске файлам и так далее. Имея сессионные ключи, о которых мечтает ФСБ, вы получаете гораздо больше информации (IP клиента, его геотег, если включена эта настройка, его постоянные логин и пароль), причём в «пакете Яровой» о ней говорится весьма расплывчато. Весь смысл сессионных ключей в их одноразовости и самоуничтожении после окончания сессии – они как бы гарантируют невозможность перехвата трафика.

Фото: www.globallookpress.com

Если же на смартфоне предустановлены сервисы «Яндекса», то сессионные ключи позволят полностью отслеживать активность этого устройства и, как следствие, его обладателя.

Страшно, правда?

Слежка? Вы серьёзно?

Неправда. Господа, если вы боитесь за свою приватность, то вы опоздали. Средний городской житель России в ежеминутном режиме передаёт данные о себе «Яндексу» (почта, навигационные приложения), «Гуглу» (то же самое + отслеживание телефона), «Лаборатории Касперского» (самый популярный отечественный антивирус), «Майкрософту» (Windows и её приложения), сотовому оператору (все ваши перемещения и мобильный трафик), стационарному оператору (весь ваш домашний трафик), минимум одной социальной сети и ещё целому ряду организаций.

На этом фоне понятно желание спецслужб, во-первых, иметь все эти сведения у себя, во-вторых, иметь все эти сведения только у себя. Первое очень полезно для расследований, второе – для обеспечения безопасности. Отсюда и требования о размещении серверов с личной информацией пользователей в России, и другие элементы так называемой слежки.

Только вот слежки никакой нет – так, компьютерная игра мышей с Леопольдом. Никто не запрещает отказаться от смартфонов, никто не схватит за руку при шифровании трафика через специальные сервисы, легально можно пользоваться недоступными для ФСБ зарубежными почтовыми сервисами. Настоящая слежка, настоящий цифровой концлагерь – это видеокамеры с распознаванием лиц, это принудительный, мошеннический сбор биометрии в финансовых организациях, это обесчеловечивающая система «электронной школы». Без «Яндекса» жить можно и местами даже нужно, без образования, денег и просто выхода на улицу – проблематично.

Не льстите себе. ФСБ до вас дела нет. Тут действуют хищники посерьёзнее.

В поисках решения

Что будет дальше?

Взять и отключить «Яндекс» в России нельзя, причём руководители холдинга, словно предчувствуя проблемы, сделали многое для того, чтобы стать социально значимой компанией по огромному количеству направлений. Это не только поиск, но и сервисы почты, картографии, хранения данных, распространения информации, онлайн-покупок, доставки, финансов, такси и т.д., и т.п. Одномоментное отключение всего вызовет сбои в работе тысяч других организаций и принесёт многомиллиардные убытки всей экономике. Безо всякого преувеличения, с точки зрения сбора данных о жителях России на данный момент «Яндекс» могущественнее, чем ФСБ, – разве что не имеет силовых полномочий, хотя глядя на некоторых водителей «Яндекс.Такси», начинаешь в этом сомневаться.

Фото: www.globallookpress.com

Пользуясь приведёнными выше аргументами, «Яндекс» в состоянии сколь угодно долго откладывать решение вопроса о ключах, предлагая компромиссные или паллиативные решения. Конечно, корпорации несложно дать ФСБ полную информацию и, возможно, без особой огласки это даже происходит. Но на проблему надо смотреть шире.

Полноценное сотрудничество с ФСБ – это ещё не чёрная, но уже очень тёмная метка на зарубежных рынках, стратегически важных для российского поисковика. «Лаборатория Касперского» уже столкнулась с этой проблемой и потеряла множество клиентов по всему миру. Что уж говорить о «Яндексе» с его офисами в Стамбуле, Люцерне, Шанхае и, конечно же, Амстердаме? Российский рынок тесен для амбициозного поисковика, и надо сказать, что его экспансия за рубеж в целом отвечает российским интересам – это та самая «мягкая сила», о которой много говорят и для которой мало делают.

Государство стоит перед дилеммой: дискредитировать поисковик в глазах и без того подозрительной заграницы или же оставить «Яндексу» особые условия, которые поставят его, и без того лидера, в совсем уж привилегированное положение. Очевидно, что крайние решения здесь неприемлемы.

Фото:  IgorGolovniov / Shutterstock.com

А как иначе?

Конечно, ФСБ, как и уже много лет, может получить доступ к любой информации через суд, но это не самая быстрая процедура, хотя судьи и стараются максимально быстро штамповать такие решения. В 2018 году правоохранительные органы направили в суды 835,1 тыс. ходатайств о прослушке или доступе к переписке, и более 99% из них было удовлетворено. Таким образом, каждый рабочий день МВД и ФСБ получают доступ к подробностям личной жизни 3,3 тыс. человек. Для сравнения, в 2018 году в России было выявлено около 2 млн преступлений.

Это как с получением разрешения на вторжение в жилище. Прокурор, ордер, крепкие ребята в бронежилетах – всё это, конечно, эффективно, но ключи к замку куда как проще. А главное – та информация, которую получают силовики по решению суда, доступна и с помощью обычного ключа шифрования «Яндекса», которым поисковик вполне готов поделиться. Спецслужбы явно хотят большего.

* * *

Основной конкурент «Яндекса» на рынке российского интернет-поиска, хранения данных и картографических сервисов Google пока аналогичного требования от ФСБ не получал. И вот это намного интереснее всего сказанного выше.

«Яндекс» отказался выдать ФСБ сессионные ключи шифрования / Habr


Карикатура: Сергей Ёлкин, DW

Несколько месяцев назад ФСБ направила в «Яндекс» требование предоставить ключи для дешифровки данных пользователей сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск», рассказали РБК источник на ИТ-рынке и собеседник, близкий к «Яндексу».

Оба источника подтверждают, что российская компания отказалась подчиниться ФСБ и за прошедшее время так и не предоставила ключи. «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» входят в Реестр организаторов распространителей информации и по закону обязано предоставлять ключи шифрования в течение десяти дней после поступления запроса, а прошло уже гораздо больше времени.

Издание РБК опросило экспертов с вопросом, чем грозит «Яндексу» такое неподчинение. С аналогичной проблемой скоро может столкнуться Tinder, а последствия неподчинения можно наблюдать на примере Telegram. Сначала сотрудники ФСБ составили протокол на Telegram за нарушение КоАП, а потом Роскомнадзор начал блокаду Telegram с веерной блокировкой миллионов посторонних IP-адресов.


Согласно законодательству, Центр оперативно-технических мероприятий ФСБ может потребовать от любого сервиса из реестра ОРИ передать «информацию, необходимую для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений пользователей сети интернет».

Представитель пресс-службы «Яндекса» сообщил РБК, что компания «работает в полном соответствии с действующим законодательством» и отказался отвечать на вопросы о том, действительно ли «Яндекс» получил требование от ФСБ предоставить ключи шифрования и не передал их.

Как говорит источник РБК, между «Яндексом» и ФСБ идёт дискуссия в юридической плоскости. В частности, юристы «Яндекса» считают «слишком широкой» трактовку «закона Яровой» сотрудниками ФСБ: «Спецслужба требует от компании предоставить сессионные ключи, которые, по сути, дают доступ не только, например, к сообщениям в почте, но и позволяют анализировать весь трафик от пользователя к находящимся в реестре ОРИ сервисам «Яндекса». Не говоря уже о том, что дешифровка всего трафика в рамках пользовательской сессии несет значительные риски в плане безопасности», — сказал он. Информацию про то, что ФСБ требует от компании именно сессионные ключи, подтвердил и второй собеседник РБК.

Сессионные ключи шифруют только одно соединение между пользователем и сервером, в том числе логин и пароль, которые пользователь отправляет на серверы «Яндекса» в процессе авторизации. Узнав пароль, спецслужбы фактически получают доступ ко всем коммуникациям и приватным данным пользователя на других сервисах «Яндекса», а не только к его переписке. Вероятно, именно это юристы называют «широкой трактовкой» закона.

Консультант по информационной безопасности Cisco Systems Алексей Лукацкий указал, что «Яндекс» использует систему Single Sign-On, при которой, авторизовавшись в «Яндекс.Почта», можно без повторной аутентификации перейти в «Яндекс.Музыка», «Яндекс.Диск» и любой другой сервис: «Ключ шифрования при переходе в разные сервисы должен быть свой, но если это не так, то это архитектурная проблема, которая может открыть доступ к данным в разных сервисах «Яндекса». Тогда передавать сессионный ключ, конечно, небезопасно».

Один из собеседников РБК также добавил, что «Яндекс» озабочен своим имиджем в глазах пользователей. Компания беспокоится, что сотрудничество с ФСБ может привести к оттоку пользователей и потере доли на рынке: «ФСБ не принуждает к такому сотрудничеству иностранные компании, например Google, поэтому «Яндекс» тут видит угрозу своему конкурентному положению», — сказал собеседник.

Партнёр Центра цифровых прав Саркис Дарбинян считает позицию «Яндекса» довольно сильной в том смысле, что вряд ли ФСБ осмелится инициировать постоянную блокировку на территории России сервисов крупнейшей российской интернет-компании, но и у ФСБ есть рычаг давления, который спецслужба может использовать: «Скорее, они будут долго торговаться и в итоге придут к какому-то компромиссу. У государства здесь есть сильный рычаг. Если «Яндекс» совсем не будет идти на диалог, допускаю, что в целях устрашения они могут ограничить доступ к его сервисам на день-два — и это сразу же приведёт к большим убыткам для компании. Но это будет просто кошмар, если спецслужбы начнут блокировать сервисы крупнейшей российской интернет-компании на постоянной основе», — сказал он.

Филипп Кулин, автор канала «Эшер II», согласен, что данный слив, скорее всего, происходит от самого «Яндекса», который таким образом просит о помощи.

Версию о сливе от «Яндекса» выдвинула Александра Баязитова, автор канала «Адские бабки»: «Глупо сомневаться, что раньше Яндекс не работал с ФСБ. Конечно, работал, и по их требованию всё им раскрывал и давал допуски к нашим небольшим тайнам, — пишет она. — Но не надо быть профи в технических нюансах, чтобы понять: теперь ФСБ требует такое, утечку чего Яндекс не может потом скрыть. Одно дело — предоставить временный допуск товарища капитана к вашей почте, другое — отдать им возможность доступа к миллионам паролей от всех сервисов. В лучшем случае эти пароли просто окажутся в продаже на Савеловском рынке, а ваши неудачные фотки с Яндекс.Диска — в свободном доступе. В худшем — пойдёт волна краж с кошельков Яндекс.Денег, или блокировки устройств, которые привязаны к аккаунтам Яндекса… До сих пор Яндекс был, пожалуй, единственным реальным достижением российской экономики за двадцать лет. Как быстро его угробят?»

Канал Roem.ru напоминает, что Медведев ещё в 2018-м году запретил интернетчикам обсуждать их общение с ФСБ, так что Яндекс оказался в патовой ситуации: «Заверять владельцев email и данных в безопасности сервисов — необходимо. Но сложно одновременно и молчать и строить PR-оборону от подозрений в сливе данных».

Пресс-секретарь президента РФ отказался прокомментировать ситуацию вокруг «Яндекса» и ФСБ: «Это не тема Кремля все-таки, нужно интересоваться в Федеральной службе безопасности или в правительстве, но это не тема Администрации президента», — сказал Дмитрий Песков.

В реестр ОРИ на данный момент включено более 170 сервисов, в том числе Tinder, «ВКонтакте», «Одноклассники», BlaBlaCar, Badoo, Vimeo и другие. В январе 2019 года в реестр включён сервис «Сбербанк Онлайн».

«Яндекс» будет сотрудничать с ФСБ

«Яндекс» прокомментировал публикацию о том, что ФСБ запросила у компании ключи шифрования к данным пользователей сервисов «Почта» и «Диск», но получила отказ.

На уточняющий вопрос том, получала компания запросы ФСБ или нет, представитель «Яндекса» отказался отвечать.

«»Сегодня в СМИ появилась информация о том, что к «Яндексу» обратились с требованием предоставить ключи шифрования. Закон, на который ссылаются представители СМИ, применяется не только к «Яндексу», но ко всем организаторам распространения информации, включая все почтовые сервисы, мессенджеры и социальные сети. В законе говорится о предоставлении информации, «необходимой для декодирования сообщений», из него не следует требование о передаче ключей, которые необходимы для расшифровки всего трафика.
Цель закона — соблюдение интересов безопасности, и мы полностью разделяем важность этой цели. При этом исполнение закона возможно без нарушения приватности данных пользователей. Мы считаем важным соблюдать баланс между безопасностью и приватностью пользователей, а также учитывать принципы равноприменимости регулирования для всех участников рынка», — пресс-служба «Яндекса»

Источники РБК говорят, что «Яндекс» уже несколько месяцев не выдаёт по требованию ФСБ ключи шифрования к данным пользователей сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск». За аналогичный отказ в России был оштрафован, а затем заблокирован мессенджер Telegram.

Ранее, для тех кто пропустил, Минкомсвязи рассказало, при каких угрозах российский сегмент интернета может перейти в автономный режим работы по закону об автономном рунете. Об этом говорится в соответствующем проекте постановления правительства.

К трем основным причинам отключения отнесли:

  • Угрозу целостности — невозможность установить соединение между российскими пользователями.
  • Угрозу устойчивости — нарушение работы сети при отказе части оборудования, природных или техногенных катастрофах.
  • Угрозу безопасности — попытки взломать оборудование российских провайдеров или оказать дестабилизирующее воздействие на сети связи

«Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» начали передавать данные полиции и ФСБ

Популярность разного рода интернет-сервисов среди россиян стремительно растет, но далеко не все используют такие по прямому назначению. К сожалению, некоторые люди используют их для противоправных действий, начиная от мошенничества и заканчивая терроризмом в любом его виде. Именно поэтому не так давно на территории России появился реестр организаторов распространения информации (ОРИ), все участники которого должны передавать любые данные в руки ФСБ и полиции по их запросу. Сегодня, 4 июня 2019 года, сотрудничать с такими ведомствами начали «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск», сообщило издание «РБК».

Как стало известно, сотрудники правоохранительных органов потребовали от двух этих участников реестра ОРИ предоставить ключи для расшифровки личных данных пользователей, что компания «Яндекс» вынуждена сделать в связи с тем, что она полной мере исполняет законодательство РФ. Официальный представитель российской IT-компании уже сообщил о том, что требование предоставить ключи поступило еще несколько месяцев назад, то есть, вероятнее всего, в начале 2019 года, однако пока что компания не предоставляла спецслужбам никаких сведений, которые бы могли позволить раскрыть переписку или любые другие данные пользователей.

При этом подчеркивается, что законодательство РФ едино для всех, а новый закон о передаче ключей для расшифровки действует не только на «Яндекс», но и на все остальные компании, сервисами и продуктами которых пользуются россияне. Из этого следует, что раскрытие личных данных россиян – это вопрос времени, потому что уже вскоре «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» станут доступными для сотрудников полиции и ФСБ, которые смогут по специальному запросу получать любые интересующих их сведения о тех или иных пользователях. Делать все это можно на законных основаниях.

Компания «Яндекс» верит в том, что все участники рынка IT-технологий должны в равной мере подвергаться какому-либо регулированию, поэтому то, что сервисы «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» будут передавать личные данные пользователей в руки ФСБ и других спецслужб, это ничего не означает. Точно также должны поступать компании Google, Mail.ru, Microsoft, Apple, Rambler и какие-либо еще. Иными словами, проще говоря, никакой сенсации во всем этом нет. Любые распространенные среди россиян сервисы в какой-то момент времени столкнутся с тем, что их внесут в реестр ОРИ, а это означает необходимость сотрудничества с правоохранительными органами, а иначе случится блокировка, как и мессенджера Telegram.

Ранее стало известно о том, что «Яндекс.Такси» запустило выгодный тарифный план с грузовыми машинами и грузчиками.

До 15 марта все желающие могут совершенно бесплатно получить спортивный браслет Xiaomi Mi Band 4, потратив на это всего 1 минуту.

Присоединяйтесь к нам в Google News, Twitter, Facebook, ВКонтакте, YouTube и RSS чтобы быть в курсе последних новостей из мира технологий будущего.

«Мы уже несколько лет сотрудничаем с ФСБ и отделом «К» МВД, оперативно выдавая информацию о тысячах пользователей нашей сети»

Как социальная сеть под руководством администрации президента манипулировала интернетом на ниве виртуальной борьбы с оппозицией

 

Петр Саруханов — «Новая»
ИТАР-ТАСС

В декабре 2011 года, вскоре после первого послевыборного митинга на Болотной площади, руководитель «универсального средства для общения и поиска друзей и одноклассников, которым ежедневно пользуются десятки миллионов человек», Павел Дуров направил тогдашнему первому замглавы администрации президента (АП) и контролеру российского политического поля Владиславу Суркову письмо. Передаточным звеном служил тогдашний пресс-секретарь «ВКонтакте» Владислав Цыплухин, который, судя по материалам, имеющимся в распоряжении «Новой газеты», в большей степени трудился на АП, чем на своего основного работодателя (это немного другая история, хотя весьма симптоматичная с точки зрения попыток власти манипулировать соцсетями). Среди его постоянных адресатов — правая рука Суркова в администрации, тогдашний руководитель Управления внутренней политики (УВП) Константин Костин, «писатель» Сергей Минаев, замруководителя департамента УВП Ирина Федина.

Из письма (точнее, из двух документов: преамбулы Цыплухина и письма Дурова Суркову) следует, что пресс-секретарь «ВКонтакте» и его коллеги «блокировали… радикально настроенных пользователей». Кроме того, Цыплухин сообщает о том, что он, «например», помогает крупнейшему писателю земли русской «Сергею Минаеву (тот самый, который «The Телки». А. К.) усилить напряжение между сторонами расколовшейся оппозиции (Чирикова — Немцов, Болотная — пл. Революции)». И добавляет: «По просьбе Минаева под моим контролем созданы группы «Мы за Немцова, встречаемся на Болотной» и «Мы за пл. Революции, за Чирикову». Теперь планируем перекрестить трафик этих двух группировок, чтобы спровоцировать конфликт».

Прямо-таки «Хвост виляет собакой» уездного масштаба…

В письме Суркову руководитель в «ВКонтакте» напоминает: «Как Вы знаете, мы уже несколько лет сотрудничаем с ФСБ и отделом «К» МВД, оперативно выдавая информацию о тысячах пользователей нашей сети в виде IP-адресов, номеров мобильных телефонов и другой информации, необходимой для их идентификации». Разумеется, эта специфическая деятельность сервиса, ориентированного на то, чтобы «всегда оставаться в контакте с теми, кто вам дорог», — оправдывается высшими государственными интересами, среди которых препятствование «распространению насилия и хаоса».

Есть и иная польза от социальной сети «ВКонтакте», сугубо патриотическая и, как и положено, антизападная: «Благодаря сверхусилиям в технологической и информационной сферах нам удается сдерживать монополизацию российского рынка социальных сетей «Фейсбуком» — процесс, который уже прошел практически во всех странах мира».

 

ИТАР-ТАСС
Нажмите на изображения для увеличения
ИТАР-ТАСС
 

«…подорвет доверие к нашей сети среди пассионарной молодежи»

Но потаенный смысл письма не в этом. Руководитель «ВКонтакте» и, судя по всему, акционеры компании мучительно разрываются между интересами бизнеса и тем, что метафорически можно назвать «государственным интересом». То есть то, что требуют от «ВКонтакте» — блокировать оппозицию в отечественном интернет-пространстве — противоречит бизнес-интересам соцсети: она теряет клиентов и проигрывает конкурентам. Вот фрагмент, ради которого письмо и написано: «Блокирование оппозиционных сообществ «ВКонтакте» подорвет доверие к нашей сети среди пассионарной молодежи, что в долгосрочной перспективе может свести на нет наши технологические и идеологические усилия по сдерживанию натиска иностранных социальных сетей на отечественном рынке».

Характерно, что письмо сочинено на таком специальном кремлевском диалекте, внутри которого нет, естественно, понятия нормальной рыночной конкуренции, зато есть «сдерживание натиска». Нет интересов клиента, а есть как бы государственный интерес и интересы силовиков («раскрывать и пресекать преступления» — очевидно, совершаемые той самой «пассионарной молодежью»).

Дуров убеждает Суркова в том, что навязанная (судя по всему) модель поведения «ВКонтакте» «приведет лишь к возникновению у американцев серьезного конкурентного преимущества, конечным результатом которого станет утрата контроля с нашей с Вами стороны».

Глава «ВКонтакте» называет альтернативные пути: «Можно продолжить имплицитный, непрямой контроль за Рунетом, либо начать блокировать интернет-ресурсы на общенациональном уровне по китайской модели».

Конечно же, акционеры «ВКонтакте» «заинтересованы в сохранении стабильности в жизни государства», и поэтому Дуров обещает что-нибудь такое еще придумать «для снижения эмоционального накала в обществе». Хоть по-китайски, хоть как…

В заключение — изящный книксен: «Не скрою также, что мне лично симпатичны руководители администрации президента…» Ну правильно — милейшие люди. Только вынуждавшие главу компании платить им оброк услугами по «деанонимизации» Сети, входя «в контакт» не с «Фейсбуком», но с ФСБукой. Иначе, судя по всему, сохранить бизнес не удается. Вот в чем базовая проблема.


Искусственная реальность

Словом, руководству «ВКонтакте» можно только посочувствовать, а старине Цукербергу акционеры отечественной Сети могут только позавидовать: вряд ли он отчитывается перед администрацией американского президента о своей деятельности по захвату сопредельных территорий своим «Фейсбуком». Часть комиссии, «выплачиваемой» власти, это лично экс-пресс-секретарь «ВКонтакте», который чуть ли не в режиме fulltime вынужден был заниматься манипуляциями в «Твиттере» и прочих сервисах, регулярно отчитываясь перед сотрудниками АП и примкнувшими к ним деятелями искусств, ответившими «Да» на вопрос «С кем вы, мастера культуры?».

В результате «ВКонтакте» работает не на клиентов, а на группу политических манипуляторов, создающих фейковую, искусственную реальность в интернете — с выдуманными конфликтами, со стравливанием людей в Сети, с развращенными уже в нежном возрасте юношами и девушками, которым помогают создавать контролируемые сервисы для манипуляций общественным сознанием. Опять же, это отдельная история, но по ходу дела участники всей этой напряженной работы формируют, например, такую штуку, как The Twitter Journal 2.0, который нынче работает под лозунгом «Наш робот собирает ссылки на статьи российских изданий, чтобы затем анализировать их популярность. Вы читаете только важные новости». Так вот в этого «робота», в этот твиттер-Голем, вдохнула жизнь родная Старая площадь. Соответственно, «только важные новости» — тоже манипулятивный инструмент.

У них все искусственное, из пробирки. Искусственный народ, который сгоняют на многочисленные Поклонные горы. Искусственные общественные движения и митинги, собираемые за умеренную плату. Искусственные родители, сгоняемые в Колонный зал. Искусственный телевизор с подкрученными счетчиками. Искусственные выборы, держащиеся на вбросах и «каруселях». Искусственные рейтинги с зашкаливающей статистической погрешностью. И даже искусственный интернет.

Да, документы относятся к тому времени, когда на постах главных манипуляторов были другие люди. Но и сегодня, судя по качеству искусственной реальности, ничего не изменилось. Возможно, методы стали более прямолинейными, что соответствует характеру Вячеслава Володина, сменившего Владислава Суркова, но от этого они не утратили своей сугубо манипулятивной природы.

 

 

Комментарии

Бывший глава пресс-службы «ВКонтакте» Владислав ЦЫПЛУХИН (работал до 15 февраля 2013 года):

— Ни я, ни тем более Павел Дуров никаких подобных писем не писали. В должности пресс-секретаря я действительно общался с администрацией президента, с Госдумой, с Минэкономразвития. Госдума приглашала на круглые столы по законодательству, в Минэкономразвития мы встречались с другими интернет-площадками, когда обсуждались вопросы авторского права. Администрация президента — они узнавали про механизмы блокировок сообществ, как это происходит. Консультировал.

Это было на самом деле до всех событий, связанных с выборами. После первого года работы, с 2011 года, я стал общаться с госорганами. Когда я стал публичным, они стали на меня выходить, предлагать встретиться, что-то расспросить, что-то узнать. Предлагали партнерские программы. Например, с Администрацией мы пытались зарегистрировать в «ВКонтакте» представительства всех регионов России. Но до конца не довели — зарегистрировалось примерно 10 сообществ, потом забросили.

Сурков приходил к нам в офис, знакомился с Павлом. Говорили про Сколково. Владислав Юрьевич спрашивал, интересно ли ВКонтакте переехать, чем мы бы могли быть полезными для этого проекта. Но после этой встречи никаких коммуникаций, насколько я знаю, у них не было. Журналисты на встрече не присутствовали, но встреча была несекретной.

Я два раза общался с Владиславом Юрьевичем. Он в принципе интересовался моим взглядом на интернет, на медийную обстановку в нем. Он спрашивал, что у нас происходит, планируем ли мы двигаться на Запад. Ну и частично по выборам в том числе. С кем-то еще из администрации общался.

Те события (декабрь 2011-го) я плохо помню: больше года прошло. Тогда к нам больше интереса люди из «Единой России» проявляли. Пытались мне звонить, спрашивали про какие-то сообщества. Но я с незнакомыми людьми по телефону не общаюсь, а встречаться никто не предлагал. Да, после выборов звонили и из Администрации, спрашивали: «Почему не заблокирована такая-то группа?» Я говорю: «Потому что нет предписания суда». После того как Павел выступил (отказался закрывать по письменной просьбе ФСБ от 7 декабря 2011 года пять оппозиционных групп и страницы митингов, после чего был вызван для дачи объяснений в прокуратуру Санкт-Петербурга) —  всё вообще перешло в публичную плоскость. Было заметное внимание со стороны прессы и госорганов, были проблемы. Павел тогда не пошел в прокуратуру, и все замялось.

После ухода Суркова общение прекратилось вообще. С новой администрацией у меня никакого контакта не было.

 

Глава пресс-службы «ВКонтакте» Георгий ЛОБУШКИН:

— Павел не подтверждает авторства, причем категорически. Сказал, что это полная чушь и чтобы я его больше не беспокоил со всякими бреднями.

Влад (Цыплухин. — Е. К.), когда уходил, мне передал только контакты людей из пресс-службы Медведева, которые ведут его аккаунт «ВКонтакте». Иногда они спрашивают, как им то сделать, как сё, но это, в общем, очень технические моменты.

Но чтобы обмениваться такими письмами, я слабо себе представляю.

Ко мне не обращались ни разу. Павел в принципе редко доступен для общения с кем-либо. С журналистами, с чиновниками… По телефону он не разговаривает, e-mail’ом не пользуется. Электронные письма я передаю ему через «ВКонтакте» или при живой встрече.

По общению с правоохранительными органами четкая процедура есть давно уже. У нас есть сотрудники в службе безопасности, которые знают, как выглядит запрос, от кого он может прийти. По запросу правоохранительных органов, если есть уголовное дело, и ФСБ — мы можем представить личные данные: ip-адрес, как правило. Запрос должен быть мотивированным, немотивированные мы разворачиваем. По решению суда можем представить переписку — но это очень серьезные случаи, мы ссылаемся на статью о тайне переписки, требуем подробных объяснений. Я думаю, что не одно преступление было раскрыто благодаря нам.

По требованию Роскомнадзора мы блокируем сообщества. Можем закрыть по личным соображениям, если там жестокость или отвратительный контент. Чтобы просто так закрывать какие-то сообщества — Павел категорически отверг, еще тогда (декабрь 2011-го. Е. К.). Это его принципиальная позиция — не цензурировать ничего. Даже если информация какая-то о нем распространяется. Бывает иногда какая-то фигня – «ВКонтакте закрывается скоро», все такое. И он категорически против, чтобы мы это удаляли, хотя мы просили его.

Эти мифы (о связи соцсетей со спецслужбами. Е. К.) появились еще раньше, чем сам «ВКонтакте». И Дуров уже опровергал, и ФСБ. Если бы ФСБ была такая умная, я думаю, что у нас бы вообще дела лучше шли.

Беседовала
Елена КОСТЮЧЕНКО

 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о