Содержание

Тимур Ланский (Секретный миллионер) – биография владельца Чайхона 1, инстаграм и личная жизнь ресторатора

Имя участника: Тимур Ланский

Возраст (день рождения): 30.06.1975

Город: Москва

Образование: Институт культуры (МГИК)

Работа: ресторатор

Нашли неточность? Исправим анкету

Тимур Ланский в социальных сетях:

Тимур Ланский – это довольно неоднозначная личность из мира ресторанного бизнеса и не только, ведь начинал свой путь он далеко не с «еды». По неизвестным причинам очень сложно найти хотя бы крупицу достоверной информации о Тимуре, которая будет связана с его жизнью.

Возможно, причиной является тот факт, что уже многие годы бизнесмен и ресторатор Тимур Ланский ассоциируется с рестораном «Чайхона №1». Потому данных о профессиональной деятельности намного больше.

Мало кто знает, что родился мужчина 30 июня 1975 года в прекрасной Москве. Проживал он весь период взросления на «Войковской». Папа Тимура был врачом-рентгенологом, а мама инженером космического НИИ. Возможно, и сыну передались знания и таланты родителей, потому он преуспевает во всем.

Тимур в молодости. Фото @timurlan_sky

В начале карьеры Тимур Ланский ничем не отличался от своих сверстников. Многие из них тогда промышляли продажей заморских вещей. Всем известно, что подобная деятельность была противозаконной. Потому Тимур решил двигаться законными путями.

После окончания английской спецшколы, пошел учиться на режиссера театрализованных представлений в Институт Культуры. Его однокурсниками были на тот момент Сергей Лисовский, Леонид Агутин и Екатерина Стриженова. Подрабатывал молодой человек в основном культурной деятельностью — организацией концертов. Так он стал организатором следующих проектов: «Крематорий», «Альянс», «Вежливый отказ», «Чудо-юдо».

На этом он не остановился и продолжил организовывать концерты, которые приносили благодаря его трудам большие гонорары. Задолго до ресторанов Тимур Ланский был клубмейкером. Деятельность эту он вел совместно с Алексеем Горобием. Они открыли клуб «Пентхаус» в саду «Эрмитаж» в 1994 году. Также участвовал в организации «Гагарин-пати» и прочих больших исторических советских рейвах.

Немногие знают, что в «Пентхаусе» еще до открытия Тимуром ресторанного бизнеса располагалось целых три ресторана: китайский, немецкея кафе, европейский проект. Хоть это был и клуб, но московские клубы в те времена, в отличие от питерских, совмещали в себе танцы с едой. Но настоящие шаги ресторатор стал делать в сторону общепита начиная со второго клуба — «Аэродэнс».

Тогда ребята взяли в аренду убитой ресторан аэровокзала, ничего в нем радикально не меняли, а попросту выделили все линии интерьера флуоресцентным светом. После был еще один клуб — «Ангелы».  Он даже успел провести несколько больших мероприятий для правительства Москвы.

Но все знают Тимура благодаря его проекту под названием «Чайхона».  Первое заведение запустилось на Рублевке и существовало в качестве сезонного проекта в 2000 году.  Второй и третий рестораны были открыты в Парке Горького и «Эрмитаже».  Они также работали первое время только летом.

Идея сумела себя быстро окупить, ведь отец Тимура родом из Узбекистана. Потому Тимур точно знал, как необходимо оборудовать помещение. Чуть ли не в первый же день открытия, туда пришли практически все представители мира шоу-бизнеса, которые проживали на Рублевке. Всем безумно понравилась идея, благодаря чему рестораны стали работать на постоянной основе. Однако удача не могла вечно сопутствовать бизнесмену.

В 2010 году власти закрыли два отделения сети ресторанов. А сами люди стали отдавать предпочтение бургерам и крафтовому пиву. Тимуру нелегко справляться с конкуренцией, однако он успешно держит ресторан на плаву.

Вопрос о личной жизни Ланского является невероятно сложным. Как было сказано ранее, Тимур довольно скрытный мужчина. В его социальных сетях нет даже намека на спутницу жизни, однако во многих постах бизнесмен говорит о ценности семьи. Возможно, Ланский скрывает возлюбленную от внимания публики.

На сегодняшний день он успешен и полон сил. В 2019 году бизнесмен Тимур Ланский стал участником 4 сезона интересного телешоу «Секретный миллионер»

на канале Пятница.

Чайхона №1 — Википедия

Чайхона № 1 — российская сеть ресторанов[2], специализирующихся на узбекской кухне.

По состоянию на октябрь 2013 года сеть насчитывает 40 ресторанов и входит в состав холдинга, включающего в себя компанию «Рестораны Тимура Ланского», сеть итальянских ресторанов «Mi Piace», авторское кафе «Zupperia», арт-кафе «Room Cafe» и «Honest», и является крупнейшей узбекской сетью в России[3].

История

Основателем и идейным вдохновителем бренда стал Тимур Ланский[4]. Первый ресторан «Чайхона № 1» был открыт в 2000 году в поселке Жуковка на Рублево-Успенском шоссе. На этот момент Т. Ланский уже был известным московским продюсером и создателем популярных клубных проектов: «Гагарин-Party»[5], «Penthouse» (1994)[6], «Аэроденс» (1995—1996), «Ангелы» (1998—1999)

[7]. Он также является совладельцем сети итальянских ресторанов «Mi Piace» и имеет долевое участие в других известных ресторанных проектах[2]. Позже он привлёк к сотрудничеству братьев Алексея и Дмитрия Васильчуков. С 2004 года к работе над проектом присоединились шеф-повар Шамсиддин Камалов[8] и бренд-шеф Сергей Сущенко.

В 2010 году из-за различия в видении бизнеса и развития компании произошёл раздел сетевого бизнеса на две группы: «Чайхона Ланского» (холдинг носит название «Рестораны Тимура Ланского») и «Чайхона Васильчуков» (братья основали компанию «УК-Проджект»). Тогда четыре ресторана достались Ланскому, пять — Васильчукам. В следующие четыре года сеть ресторанов Тимура Ланского разрослась до 15 заведений (14 в Москве и одно в Сочи), а «УК-Проджект» — до 26 (25 в Москве и Подмосковье и одно в Санкт-Петербурге). В том же 2010 году были закрыты два ресторана: в саду «Эрмитаж» и в ЦПкиО им. Горького по инициативе администраций парков в связи с их реконструкцией

[2].

В результате разделения права на использование бренда остались и у Ланского, и у Васильчуков, но некоторые различия всё же существуют. В частности, логотип группы «Чайхона Ланского», кроме надписи «Чайхона № 1», содержит изображение чайника с подписью «Made by Timur Lansky»[2].

Сегодня компания «Рестораны Тимура Ланского» — это холдинг современных предприятий общественного питания и развлечений, включающий в себя 19 ресторанов «Чайхона №1» в Москве и Подмосковье, а с 2014 года  вышедший за ее пределы , открывшись в  Сочи и Самаре, ресторан FOOOD BAZAR, открытый в самом эпицентре культурной жизни столицы — парке «Сад Эрмитаж»,  сеть итальянских ресторанов Mi Piace , арткафе Honest от знаменитого шефа Уильямса Ламберти, авторские кафе Zupperia и Glenuill, пропагандирующие здоровую пищу по демократичным ценам, Gilda Seafood Restaurant на Патриарших прудах — совместный проект с ресторатором Александром Оганезовым и владельцев ресторана Gilda Forte Dei Marmi в Италии, Cutfish — суши-бистро, сочетающий в себе токийский бар и закусочную Izakaya — «магазин саке, где можно посидеть»,  «Kebab Lab» — проект нового формата fastgood кафе,  сочетающий современные технологии и новые гастрономические тенденции,  проект «Чайханская LAVKA», где можно  приобрести самое качественное и свежее, экологически чистое мясо как отечественных производителей, ну и совсем новый проект «Шаурмен».

Теперь восточную кухню можно продегустировать и взять с собой на вынос в фирменном фудтраке «Чайхоны № 1». Сейчас среди поклонников чайханской кухни также востребована опция заказа фудтрака на большие выездные корпоративы и загородные мероприятия. Компания «Рестораны Тимура Ланского» также развивает направление франчайзинга для фудтраков.

Интерьер

Интерьер ресторанов сети «Чайхона № 1» создаёт условия для отдыха, атмосферу расслабленности. Однако после раздела бизнеса в 2010 году интерьер-решение несколько изменилось.Рестораны Тимура Ланского выдержаны в едином  стиле и сохраняют все ключевые элементы авторского дизайна, которые  отличаются неповторимой восточной эстетикой, особым вниманием к каждой детали интерьеров, с ювелирной точностью выверенной рецептурой, строжайшей системой менеджмента качества и высочайшими стандартами обслуживания.

Дополняет это все тот фактор, что Тимур Ланский постоянно совершенствует уже действующие объекты, оснащая их дополнительными опциями в виде Караоке- на данном этапе это уже два объекта : в ресторанах на Новослободской  и  Большой Полянке. Все эти моменты  позволяют ресторанам «Чайхона №1 Тимура Ланского» долгие годы занимать лидирующую позицию в сегменте восточной кухни на территории г. Москвы и демонстрировать стабильную геометрическую прогрессию роста, в том числе в направлении развития франчайзинга. Это подтверждено многочисленными номинациями и премиями, в том числе премией «Лучшая сеть ресторанов узбекской кухни» по версии самого авторитетного ресторанного издания и портала TimeOut в 2013 году.

Основу меню «Чайхоны № 1» составляют блюда среднеазиатской кухни. В ресторанах «УК-Проджект» подают блюда узбекской, европейской и русской кухонь, а в «Ресторанах Тимура Ланского» — помимо традиционной узбекской кухни подают среднеземноморские блюда, русские, индийские, китайские и блюда других кухонь народов мира, также есть банкетное предложение, для самых маленьких посетителей  — представлено детское меню..

Ланский в течение нескольких лет ездил по странам бывшего СССР и собирал рецепты лучших блюд народов бывшего Советского Союза для меню своих ресторанов. Впоследствии он выпустил книгу под названием «Чайхона № 1. Книга рецептов Тимура Ланского».

Также в ресторанах «Чайхона №1» создана служба доставки для того, чтобы можно было себя порадовать восхитительной кухней востока , не выходя из дома или офиса.

Примечания

Ссылки

Страницы социальных сетей:

Чайхона №1 Википедия

Чайхона № 1 — рестораны, специализирующиеся на узбекской кухне.

По состоянию на октябрь 2013 года сеть насчитывает 40 ресторанов и входит в состав холдинга, включающего в себя компанию «Рестораны Тимура Ланского», сеть итальянских ресторанов «Mi Piace», авторское кафе «Zupperia», арт-кафе «Room Cafe» и «Honest», и является крупнейшей узбекской сетью в России[2].

История[ | ]

Основателем и идейным вдохновителем бренда стал Тимур Ланский[3]. Первый ресторан «Чайхона № 1» был открыт в 2000 году в поселке Жуковка на Рублево-Успенском шоссе. На этот момент Т. Ланский уже был известным московским продюсером и создателем популярных клубных проектов: «Гагарин-Party»

[4], «Penthouse» (1994)[5], «Аэроденс» (1995—1996), «Ангелы» (1998—1999)[6]. Он также является совладельцем сети итальянских ресторанов «Mi Piace» и имеет долевое участие в других известных ресторанных проектах[7]. Позже он привлёк к сотрудничеству братьев Алексея и Дмитрия Васильчуков. С 2004 года к работе над проектом присоединились шеф-повар Шамсиддин Камалов[8] и бренд-шеф Сергей Сущенко.

В 2010 году из-за различия в видении бизнеса и развития компании произошёл раздел сетевого бизнеса на две группы: «Чайхона Ланского» (холдинг носит название «Рестораны Тимура Ланского») и «Чайхона Васильчуков» (братья основали компанию «УК-Проджект»). Тогда четыре ресторана достались Ланскому, пять — Васильчукам. В следующие четыре года сеть ресторанов Тимура Ланского разрослась до 15 заведений (14 в Москве и одно в Сочи), а «УК-Проджект» — до 26 (25 в Москве и Подмосковье и одно в Санкт-Петербурге). В том же 2010 году были закрыты два ресторана: в саду «Эрмитаж» и в ЦПкиО им. Горького по инициативе администраций парков в связи с их реконструкцией

[7].

В результате разделения права на использование бренда остались и у Ланского, и у Васильчуков, но некоторые различия всё же существуют. В частности, логотип группы «Чайхона Ланского», кроме надписи «Чайхона № 1», содержит изображение чайника с подписью «Made by Timur Lansky»[7].

Примечания[ | ]

«Только еда, и ничего личного» – Стиль – Коммерсантъ

Рестораны Тимура Ланского кормят половину Москвы, а ему и этого мало. “Ъ-Lifestyle” ресторатор рассказал о новом проекте FOOOD Bazar, судьбе «Чайхоны № 1» и главном правиле ресторанного бизнеса.


У Тимура Ланского на руках диплом режиссера театрализованных представлений, и, вероятно, это способствует тому, что за развитием его бизнеса наблюдать не менее интересно, чем за детективным сериалом. В 2000 году господин Ланский запустил успешную сеть ресторанов «Чайхона № 1», а через десять лет его взбунтовавшиеся партнеры начали открывать новые рестораны без ведома отца-основателя. Бывшие напарники теперь соревнуются, чья «Чайхона» лучше, оставляя в недоумении посетителей заведений. Сегодня Тимур Ланский жаждет справедливости и готов расставить все точки над i.

О начале карьеры

В клубно-ресторанном бизнесе я давно, практически со студенческих лет. Еще в СССР занимался варьете в ресторанах, потом были первые ночные клубы. Но все-таки настоящим ресторатором я стал в 2000 году, с открытием первой «Чайхоны» в Жуковке. Этот тогда еще сезонный проект и заложил фундамент для сети «Чайхона № 1». Сегодня наша компания — это холдинг, объединивший мою креативную студию, десятки коммерческих предприятий и еще несколько брендов разными партнерскими, инвестиционными и иными проектами.

О разделении сети «Чайхона № 1»

Сеть «Чайхона № 1» не разделялась. Созданный мною 16 лет назад бренд продолжает развиваться под моим контролем. Просто в 2010 году у меня возник конфликт с некоторыми из младших партнеров, в результате чего им пришлось покинуть мою группу компаний и запустить собственный проект «Ч № 1».

Фото: Архив пресс-службы

Прошлое партнеров мне не особо известно. Кто-то, кажется, занимался продажей вещей из Китая на рынке в «Лужниках», кто-то «серые» иномарки перегонял из Европы. Мы познакомились через общих друзей: в клубы вместе ходили, по ресторанам с девочками, на охоту ездили… У меня по жизни всегда много партнеров — не люблю рисковать в одиночку. Больше всего меня подкупила религиозность ребят. Думал, раз верующие, то и обманывать не станут. И все поначалу было хорошо. Дал им небольшие доли в бизнесе, доверил свои технологии, но потом роль младших партнеров и уровень доходов перестали их устраивать. Помощники стали пытаться диктовать условия развития, в котором меня они уже не видели. Вот так из младших партнеров я вырастил прямых конкурентов.

О честном бизнесе

Читал одно интервью с бывшими партнерами, из которого можно понять, что я недостаточно инвестирую в бизнес, а вот они вкладываются по полной… Ерунда все это. Это как на базаре: торгуют одинаковыми яблоками, только вот один продавец свой товар нахваливает, а про другого говорит, что у того яблоки червивые. Человека с психологией базарного наперсточника можно и в MBA обучить, можно дать порулить крупной компанией, но все равно его суть и базарные методы останутся неизменными.

Чайхона №1 — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Компании, основанные в 2000 году

Чайхона № 1 — российская сеть ресторанов[2], специализирующихся на узбекской кухне.

По состоянию на октябрь 2013 года сеть насчитывает 40 ресторанов и входит в состав холдинга, включающего в себя компанию «Рестораны Тимура Ланского», сеть итальянских ресторанов «Mi Piace», авторское кафе «Zupperia», арт-кафе «Room Cafe» и «Honest», и является крупнейшей узбекской сетью в России[3].

История

Основателем и идейным вдохновителем бренда стал Тимур Ланский[4]. Первый ресторан «Чайхона № 1» был открыт в 2000 году в поселке Жуковка на Рублево-Успенском шоссе. На этот момент Т. Ланский уже был известным московским продюсером и создателем популярных клубных проектов: «Гагарин-Party»[5], «Penthouse» (1994)[6], «Аэроденс» (1995—1996), «Ангелы» (1998—1999)[7]. Он также является совладельцем сети итальянских ресторанов «Mi Piace» и имеет долевое участие в других известных ресторанных проектах[2]. Позже он привлёк к сотрудничеству братьев Алексея и Дмитрия Васильчуков. С 2004 года к работе над проектом присоединились шеф-повар Шамсиддин Камалов[8] и бренд-шеф Сергей Сущенко.

В 2010 году из-за различия в видении бизнеса и развития компании произошёл раздел сетевого бизнеса на две группы: «Чайхона Ланского» (холдинг носит название «Рестораны Тимура Ланского») и «Чайхона Васильчуков» (братья основали компанию «УК-Проджект»). Тогда четыре ресторана досталось Ланскому, пять — Васильчукам. В следующие четыре года сеть ресторанов Тимура Ланского разрослась до 15 заведений (14 в Москве и одно в Сочи), а «УК-Проджект» — до 26 (25 в Москве и Подмосковье и одно в Санкт-Петербурге). В тот же 2010 год были закрыты два ресторана: в саду «Эрмитаж» и в ЦПкиО им. Горького по инициативе администраций парков в связи с их реконструкцией[2].

В результате разделения права на использование бренда остались и у Ланского, и у Васильчуков, но некоторые признаки различия всё же существуют. В частности, логотип группы «Чайхона Ланского» кроме надписи «Чайхона № 1» содержит изображение чайника с подписью «Made by Timur Lansky»[2].

В 2013 году бренд «Чайхона № 1» стал победителем в номинации «Лучшая сеть ресторанов узбекской кухни» по результатам онлайн-голосования в рамках премии «Лучшие рестораны 2013», учрежденной порталом TimeOut[3].

Интерьер

Интерьер ресторанов сети «Чайхона № 1» создаёт условия для отдыха, атмосферу расслабленности. Однако после раздела бизнеса в 2010 году интерьер-решение несколько изменилось. Рестораны Тимура Ланского выдержаны в едином восточном стиле и сохраняют все ключевые элементы авторского дизайна Ланского. Рестораны «УК-Проджект» отличаются индивидуальным подходом к каждому заведению, причём некоторые из заведений могут быть названы восточными только условно[9].

Почти во всех ресторанах Васильчуков есть большие детские зоны и специальное детское меню. В большинстве ресторанов Васильчуков работают музыкальные площадки. В качестве приглашенных музыкальных гостей выступают известные российские и зарубежные артисты. Например, группа «Город 312», Nina Karlsson, британская певица Sonique. Triangle Sun и многие другие.

Музыкальная составляющая является важной частью создания фирменной атмосферы в ресторанах сети «Чайхона № 1». Перед Новым Годом 2014 были приглашены участники проекта «Голос» как в ресторан Ланского, так и в ресторан «УК-Проджект».[2]

Меню

Основу меню «Чайхоны № 1» составляют блюда среднеазиатской кухни. В ресторанах «УК-Проджект» подают блюда узбекской, европейской и русской кухонь, а в «Ресторанах Тимура Ланского» — среднеземноморские блюда, русские, индийские, китайские и блюда других кухонь народов мира.[2]

Ланский в течение нескольких лет ездил по странам бывшего СССР и собирал рецепты лучших блюд народов бывшего Советского Союза для меню своих ресторанов. Впоследствии он выпустил книгу под названием «Чайхона № 1. Книга рецептов Тимура Ланского»[10].

Напишите отзыв о статье «Чайхона №1»

Примечания

  1. [chaihona1.ru/history Официальный сайт «Чайхона №1». История]
  2. 1 2 3 4 5 6 [www.kommersant.ru/doc/2427491 Кулинарный поединок]
  3. 1 2 [www.timeout.ru/msk/feature/35646 Премия «Лучшие рестораны 2013»]
  4. [esj.ru/2012/09/29/chaihona/ Удержаться на плову]
  5. [stolica.fm/archive-view/4734/4/ «Столица FM»: История успеха Тимура Ланского, основателя и владельца сети ресторанов «Чайхона № 1»]
  6. [bg.ru/entertainment/istorija_moskovskih_klubov-15640/?chapter=6 Большой город: история московских клубов 1991—2012], 1994
  7. [bg.ru/entertainment/istorija_moskovskih_klubov-15640/?chapter=11 Большой город: история московских клубов 1991—2012], 1998
  8. [www.the-village.ru/village/food/chiefs/117960-retsepty-shefov-lagman Рецепты шефов: Лагман на www.the-village.ru]
  9. [top.rbc.ru/retail/14/08/2014/942767.shtml Создатели «Чайхоны № 1» открывают фастфуд Ploveberry]
  10. [bigpicture.ru/?p=501678 Чайхона № 1: Книга рецептов Тимура Ланского]

Ссылки

  • [chaihona.com/ Официальный сайт сети ресторанов «Чайхона № 1»]
  • [chaihona1.ru/ Сайт Чайхоны № 1 Тимура Ланского]
  • [chaihona.ru/ Сайт Чайхоны № 1 братьев Васильчуков]

Отрывок, характеризующий Чайхона №1

– Болконский, Болконский! Не слышишь, что ли? Иди скорее, – кричал он.
Войдя в дом, князь Андрей увидал Несвицкого и еще другого адъютанта, закусывавших что то. Они поспешно обратились к Болконскому с вопросом, не знает ли он чего нового. На их столь знакомых ему лицах князь Андрей прочел выражение тревоги и беспокойства. Выражение это особенно заметно было на всегда смеющемся лице Несвицкого.
– Где главнокомандующий? – спросил Болконский.
– Здесь, в том доме, – отвечал адъютант.
– Ну, что ж, правда, что мир и капитуляция? – спрашивал Несвицкий.
– Я у вас спрашиваю. Я ничего не знаю, кроме того, что я насилу добрался до вас.
– А у нас, брат, что! Ужас! Винюсь, брат, над Маком смеялись, а самим еще хуже приходится, – сказал Несвицкий. – Да садись же, поешь чего нибудь.
– Теперь, князь, ни повозок, ничего не найдете, и ваш Петр Бог его знает где, – сказал другой адъютант.
– Где ж главная квартира?
– В Цнайме ночуем.
– А я так перевьючил себе всё, что мне нужно, на двух лошадей, – сказал Несвицкий, – и вьюки отличные мне сделали. Хоть через Богемские горы удирать. Плохо, брат. Да что ты, верно нездоров, что так вздрагиваешь? – спросил Несвицкий, заметив, как князя Андрея дернуло, будто от прикосновения к лейденской банке.
– Ничего, – отвечал князь Андрей.
Он вспомнил в эту минуту о недавнем столкновении с лекарскою женой и фурштатским офицером.
– Что главнокомандующий здесь делает? – спросил он.
– Ничего не понимаю, – сказал Несвицкий.
– Я одно понимаю, что всё мерзко, мерзко и мерзко, – сказал князь Андрей и пошел в дом, где стоял главнокомандующий.
Пройдя мимо экипажа Кутузова, верховых замученных лошадей свиты и казаков, громко говоривших между собою, князь Андрей вошел в сени. Сам Кутузов, как сказали князю Андрею, находился в избе с князем Багратионом и Вейротером. Вейротер был австрийский генерал, заменивший убитого Шмита. В сенях маленький Козловский сидел на корточках перед писарем. Писарь на перевернутой кадушке, заворотив обшлага мундира, поспешно писал. Лицо Козловского было измученное – он, видно, тоже не спал ночь. Он взглянул на князя Андрея и даже не кивнул ему головой.
– Вторая линия… Написал? – продолжал он, диктуя писарю, – Киевский гренадерский, Подольский…
– Не поспеешь, ваше высокоблагородие, – отвечал писарь непочтительно и сердито, оглядываясь на Козловского.
Из за двери слышен был в это время оживленно недовольный голос Кутузова, перебиваемый другим, незнакомым голосом. По звуку этих голосов, по невниманию, с которым взглянул на него Козловский, по непочтительности измученного писаря, по тому, что писарь и Козловский сидели так близко от главнокомандующего на полу около кадушки,и по тому, что казаки, державшие лошадей, смеялись громко под окном дома, – по всему этому князь Андрей чувствовал, что должно было случиться что нибудь важное и несчастливое.
Князь Андрей настоятельно обратился к Козловскому с вопросами.
– Сейчас, князь, – сказал Козловский. – Диспозиция Багратиону.
– А капитуляция?
– Никакой нет; сделаны распоряжения к сражению.
Князь Андрей направился к двери, из за которой слышны были голоса. Но в то время, как он хотел отворить дверь, голоса в комнате замолкли, дверь сама отворилась, и Кутузов, с своим орлиным носом на пухлом лице, показался на пороге.
Князь Андрей стоял прямо против Кутузова; но по выражению единственного зрячего глаза главнокомандующего видно было, что мысль и забота так сильно занимали его, что как будто застилали ему зрение. Он прямо смотрел на лицо своего адъютанта и не узнавал его.
– Ну, что, кончил? – обратился он к Козловскому.
– Сию секунду, ваше высокопревосходительство.
Багратион, невысокий, с восточным типом твердого и неподвижного лица, сухой, еще не старый человек, вышел за главнокомандующим.
– Честь имею явиться, – повторил довольно громко князь Андрей, подавая конверт.
– А, из Вены? Хорошо. После, после!
Кутузов вышел с Багратионом на крыльцо.
– Ну, князь, прощай, – сказал он Багратиону. – Христос с тобой. Благословляю тебя на великий подвиг.
Лицо Кутузова неожиданно смягчилось, и слезы показались в его глазах. Он притянул к себе левою рукой Багратиона, а правой, на которой было кольцо, видимо привычным жестом перекрестил его и подставил ему пухлую щеку, вместо которой Багратион поцеловал его в шею.
– Христос с тобой! – повторил Кутузов и подошел к коляске. – Садись со мной, – сказал он Болконскому.
– Ваше высокопревосходительство, я желал бы быть полезен здесь. Позвольте мне остаться в отряде князя Багратиона.
– Садись, – сказал Кутузов и, заметив, что Болконский медлит, – мне хорошие офицеры самому нужны, самому нужны.
Они сели в коляску и молча проехали несколько минут.
– Еще впереди много, много всего будет, – сказал он со старческим выражением проницательности, как будто поняв всё, что делалось в душе Болконского. – Ежели из отряда его придет завтра одна десятая часть, я буду Бога благодарить, – прибавил Кутузов, как бы говоря сам с собой.
Князь Андрей взглянул на Кутузова, и ему невольно бросились в глаза, в полуаршине от него, чисто промытые сборки шрама на виске Кутузова, где измаильская пуля пронизала ему голову, и его вытекший глаз. «Да, он имеет право так спокойно говорить о погибели этих людей!» подумал Болконский.
– От этого я и прошу отправить меня в этот отряд, – сказал он.
Кутузов не ответил. Он, казалось, уж забыл о том, что было сказано им, и сидел задумавшись. Через пять минут, плавно раскачиваясь на мягких рессорах коляски, Кутузов обратился к князю Андрею. На лице его не было и следа волнения. Он с тонкою насмешливостью расспрашивал князя Андрея о подробностях его свидания с императором, об отзывах, слышанных при дворе о кремском деле, и о некоторых общих знакомых женщинах.

основатель сети «Чайхона №1» Тимур Ланский – Москвич Mag

О первом российском урбанистическом поколении, успехах нынешней городской администрации и мечте о музее старой Москвы под открытым небом.

Я родился…

В Москве на «Войковской» в семье папы — врача-рентгенолога и мамы — инженера космического НИИ.

Сейчас живу…

В Серебряном Бору и в Подмосковье на Новой Риге.

Люблю гулять…

По Бульварному кольцу, в парке Горького, «Эрмитаже» и по ВДНХ. В последних двух прошла моя юность, здесь были первые шаги в большой бизнес, первые мои вечеринки, клубы и рестораны.

Любимые рестораны…

В силу своей профессии любимыми могу назвать только наши рестораны — «Чайхону №1», Cutfish, Remy и Glenuill. Было бы странно им изменять. Но есть рестораны моих друзей-рестораторов, в которые я иногда хожу в гости, мне там вкусно и комфортно. Среди них «Сахалин», «Кофемания», DNK, «800°С Contemporary Steak».

Мой любимый район…

У меня их несколько — хмурые Останкино, Тимирязевка и улица Яблочкова, где прошли мои детство и юность, центр, где я тусуюсь с 1990-х, особенно район сада «Эрмитаж» и Патриков, ставший родным и домашним Серебряноборский лесопарк.

Мой нелюбимый район…

Капотня, наверное, ненавистные промзоны. Давно пора их выселить подальше от жилых районов и сделать там лофты и молодежные развлекательно-торговые кластеры.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Наше поколение — первое на постсоветском-российском пространстве, кого поразил урбанистический вирус реального мегаполиса со всеми его плюсами и минусами. При СССР Москва все-таки только играла в «Огни большого города», а начиная с 1990-х и особенно с 2000-х наш город превратился в реальный транснациональный мегаполис, такой Третий Рим XXI века. И это не могло не отложить отпечаток на жителей. Мы другие, мы субкультурны и устойчивы. Достоевский, Высоцкий, Ницше, Тарантино, Есенин и DJ Solomon слились в нас в одно целое, в одну гремучую смесь, устойчивую к любому культурному и социальному гриппу. Нас ничем не удивить, особенно коренных москвичей, ведущих активный образ жизни, хотя мы готовы и хотим удивляться…

В Москве лучше, чем в мировых столицах: Берлине, Париже, Риме, Нью-Йорке…

Лучше тем, что это родина. А так, конечно, по уровню комфорта и продуманности нам еще, мягко говоря, далековато. Центр и внутри Трешки привели в порядок, ничего не скажешь. А вот большая часть спальников еще не очень. В западных столицах, кстати, тоже есть гетто, но там это обусловлено компактным проживанием отдельных этнических и эмигрантских групп. А у нас, к сожалению, это связано с тем, что бюджетные деньги десятилетиями не в полной мере доходят то этих районов или тратились бездарно и непрофессионально.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Изменился в лучшую сторону при новой городской администрации весь центр, очень красиво стало на праздники. Изменения вначале раздражали, но когда в полной мере мы их опробовали, стало ясно — такой красивой в центре Москва еще никогда не была. Очень нравится «Сити». Не понимаю людей, считающих, что небоскребы изуродовали столицу.

Хочу изменить в Москве…

Думаю о депутатстве. Если бы у меня были полномочия и возможности, я попытался бы изменить ситуацию с экологией в столице. Причем не только с загрязнением городской природы, а и с загрязнением души родного города. Москвичам вредят не только неисправные выхлопные трубы автомобилей и комбинатов. Не меньший вред им наносят, особенно детям и молодежи, культурно-досуговые вредные пары. Москва — свободолюбивая столица, но свобода подразумевает и свободное право защитить себя и своих детей от любой агрессии, будь то агрессия завода, нарушающего эконормы против здоровья, или агрессия ночного клуба, пропагандирующего наркотики, вседозволенность и агрессию против душ наших детей и, значит, нашего будущего.

Мне не хватает в Москве…

Музея старой Москвы под открытым небом. Типа ковбойского квартала а-ля Дикий Запад в Голливуде, только про Москву времен Гиляровского и Чехова. Или вообще петровских времен…  Такая Купеческая слобода где-нибудь в парке Горького или воссозданная Пивоваренная мануфактура на Бабаевском. Именно не переделанное в офисные лофты и рестораны пространство, а точная копия или даже, если это архитектурная фантазия, то именно воссозданный район, как реально было в старину, с персонажами и ремеслами той эпохи. Чтоб можно было историю Москвы там преподавать, гулять с детьми и снимать кино.

В 2019 году планирую…

Планы — это наши мечты. В этом году мечтаю открыть новую ресторанную концепцию, запустить свой кинопроект, ну и побольше проводить времени с детьми. Мечтать, как говорится, не вредно.

Фото: из личного архива Тимура Ланского

«Успех – это деньги»: правила бизнеса основателя «Чайхоны №1» Тимура Ланского

«Стартап лучше делать на чужие средства»

IT-инструменты, которые использует Тимур Ланский
  • 1С:Бухгалтерия
  • Facebook
  • Instagram
  • Telegram

Для многих начинающих предпринимателей, ищущих нишу для запуска бизнеса, идея открытия собственного ресторана или кафе кажется лучшим вариантом. Но бизнес этот сложный и очень рискованный. Известный ресторатор Тимур Ланский предупреждает, что лучше открывать свой первый проект на чужие деньги и не ждать сверхприбыли. О том, как он ушёл из кино в ресторанный бизнес и почему задержался в нём уже на 25 лет, Тимур Ланский рассказал в рамках проекта «Бизнес-гостиная».

Досье

Тимур Ланский, 49 лет, предприниматель из Москвы, основатель ресторанной сети  «Чайхона №1». По образованию – режиссёр, окончил Московский государственный институт кинематографии. Первый ресторан «Чайхона №1» открыл 19 лет назад в посёлке Жуковка на Рублёвском шоссе. Сейчас совладелец ещё нескольких ресторанных проектов — «Шаурмен», Rusalko Bistro, Mi Piace, Food Bazar и др.

Путь в предпринимательство

Я не задумывался в школе о бизнесе, потому что тогда всё это считалось спекуляцией и незаконной деятельностью. Закончилось бы всё тюрьмой. Просто мои родители не были богачами. Я учился в спецшколе, потому что она находилась напротив дома. Я смотрел на детей дипломатов и других богатых детей, которые учились со мной. И, конечно, хотелось иметь то, что есть у них. Отсутствие в детстве каких-то благ – это большой стимул. Вообще для развития, не только для предпринимательства. 

Моя ресторанная карьера началась 25 лет назад, когда я впервые стал заниматься продажей еды и напитков с наценкой. Для меня это была временная история. Как раз происходил развал СССР, денег на кино у государства не было. Я остался без работы, потому что закрыли киностудию. Я думал, что сейчас пережду смутные времена, но продажа напитков и еды растянулась на 25 лет и превратилась в основной мой бизнес. 

Предпринимателями, наверное, всё-таки рождаются. Потому что есть люди, которые всё правильно, по учебникам делают, посещают разные семинары и мероприятия, получают MBA. Стараются, но у них ничего не получается. Предприниматель – наполовину торговец, а наполовину создатель. Не всем дано создавать и торговать. 

Первый мой бизнес – перегонка четырёх праворульных машин «Тойота» из Владивостока в Москву. Это было в 1989 году, когда мне было 19 лет. Я просто работал администратором в группе «Мираж», с ней меня и занесло во Владивосток. Я увидел там цены на «Тойоты»: они были сильно ниже, чем в Москве. Я нашёл инвестора, который готов был за эти машины в Москве платить две с половиной цены плюс оплатить транспортировку. Опасно было, но всё получилось. 

Первый бизнес-план, в котором я всё прописал по пунктам, составил в 1992 году. Тогда я после института делал Gagarin Party, первую техно-дискотеку в России на ВДНХ в павильоне «Космос». Меня нашёл знакомый знакомых, богатый парень, который и предложил свои деньги. Мы составили пошаговый план, который вылился в смету. И этот план сработал. Мы заработали огромные деньги, которые считали два дня. Это было две коробки денег. 

Я занимался ночными клубами, но в конце 90-х годов с ними произошёл кризис. И 19 лет назад я решил открыть на последние деньги небольшой ресторанчик в Жуковке. Мне казалось, что в ресторане малыми средствами можно извлечь максимальную прибыль. Хотел создать современное восточное кафе с зоной наполовину чилл-аут, наполовину – клубной музыкой. И это выстрелило. Небольшое кафе на семь столов по тем временем зарабатывало неплохие деньги. 

В «Чайхону №1» я вложил свои последние деньги – $30 тысяч. Ещё 50% вложил соинвестор. Он ещё обладал нужными связями. С меня было ноу-хау в ресторанном бизнесе, а с него – Рублёвка. Он должен был пригласить к нам местных тусовщиков. 

Отношение к деньгам

Успех для меня – это деньги. Мы живём в таком обществе, где деньги — общепризнанный показатель успешности. 

Для меня кредиты – это кабала. Я их никогда не брал, и не брал в долг. Всегда находились инвесторы. Чем хороши инвесторы, поверившие в вашу идею? Что вы им ничего не должны, кроме честности при распределении дивидендов. И за это они потенциально получат больше денег, чем если бы дали их в долг. 

Стартап лучше делать на чужие деньги или частично на свои и чужие. Ваше предложение для инвестора или партнёра должно быть ему интереснее, чем размещение денег в банке. Всегда лучше иметь на страте человека с деньгами: вы меньше заработаете, но у вас будут деньги, чтобы начать делать бизнес. 

Если ты обладаешь какими-то знаниями и опытом, то не всегда обязательно привлекать инвестиции. Можно просто торговать своей работой не за зарплату, а в рамках собственного проекта. 

О ресторанном бизнесе 

Фастфуд проще ресторанного бизнеса. Там есть регламенты, которые подробно расписаны. Например, сотруднику надо достать котлету, положить её в оборудование №1, через 5 минут достать из оборудования №2, переложить в оборудование №3 и отдать другому сотруднику. Всё просто. А ресторанный бизнес – не конвейерное решение, это услуги. Руководиnь сегментом услуг очень трудно. 

Для меня в ресторане всегда №1 – это управляющий. Когда я вместо себя оставляю в ресторане кого-то, он должен, грубо говоря, повторять мои действия. А я не умею готовить, но могу найти хорошего повара. Я передаю этому менеджеру свои полномочия, чтобы он нашёл хорошего повара, помогал ему, решал его проблемы. 

Если вы раз в полгода приезжаете, проходите по своему ресторану и говорите: «Ну всё у вас тут не так», то это не управление. Управляют рестораном ваши доверенные лица. Если эти люди начинают плодить бюрократию, вводить регламенты, занимают формальным учётом, а не работой с людьми и решением проблем, то постепенно всё разваливается. Важно, развиваясь, не потерять связь с управленцами на местах. Необходимо, чтобы они были проводниками ваших первоначальных идей, чтобы формальность постепенно не сожрала как внутренний червь вашу задумку. 

Всем кажется, что ресторан — это лёгкие деньги. Хотят открывать и открывать новые рестораны, инвесторы дают на это деньги. Но сейчас в ресторанном бизнесе кризис. Я вижу, как падает средний чек, особенно в будни. 

Сетевой ресторанный бизнес идёт к стагнации. Событием всегда становится первый ресторан, в который выстраивались очереди и который превратился в легенду. Дальше идёт его клонирование. И чтобы каждый ресторан был максимально близок к первому, требуется титанический труд управляющих компаний и людей, которыми этим занимаются. 

У меня нет желания рассказывать, как мы создали особую атмосферу в «Чайхоне №1». Я не хочу раскрывать своих секретов

В любом ресторанном бизнесе, я считаю, что главная реклама – наружная. Как видно тебя, твой бизнес, твою вывеску – это по-настоящему важно. 

Считаю, что если у человека успешная идея, он не будет ходить и чего-то просить. Всегда найдётся кто-то первый, кто скажет: «О, давай вместе сделаем». 

Я бизнес-планам не верю. Там есть пунктик «количество покупок». Кто мне докажет, что эта цифра будет именно такой. А вот если человек придёт ко мне с чем-то и покажет, например, необыкновенно вкусный бублик, после этого мы сядем и будем составлять с ним бизнес-план. Мы посчитаем, какова его себестоимость, есть ли бублики на рынке, какие они, где их лучше готовить – на предприятии или тут. Хорошая идея всегда выстрелит. 

Материал подготовлен на основе выступления Тимура Ланского 20 июня 2019 года в проекте «Бизнес-гостиная», организованном ГБУ «Малый бизнес Москвы». 



Читайте также: 

Почему не «взлетел» и закрылся гастро-проект «Убер Шеф».
А давай откроем ресторан: что нужно знать, запуская гастро-стартап.
Семь раз отмерь: как подготовиться к умному запуску гастропроекта.
biz360

21 июня 2019


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о