Максим Ноготков о «Связном», «ворованном Крыме», Собчак и преемнике Путина — Блоги — Эхо Москвы, 15.03.2018

2018-03-15T14:12:00+03:00

2018-03-15T14:12:58+03:00

https://echo.msk.ru/blog/osetinskaya/2165928-echo/

https://echo.msk.ru/files/2901944.jpg

Радиостанция «Эхо Москвы»

https://echo.msk.ru//i/logo.png

Елизавета Осетинская

https://echo.msk.ru/files/2866166.jpg

Кто:

Максим Ноготков, 41 год. Бывший владелец сети салонов связи и банка «Связной». Сейчас находится в процессе личного банкротства.

Где:

Сан-Франциско, Калифорния.

Главное:

12:50. О Донбассе: «Для меня это просто военная агрессия, которую Россия развязала против соседней страны».

13:55. О Крыме: «Отношусь как к чему-то ворованному и мне не хочется быть к этому причастным»

20:43. О слиянии «Евросети» и «Связного»: «Для меня это какая-то жизнь после смерти»

28:20. О выборах президента: «Чтобы соревноваться с Путиным, нужно иметь миллиарды долларов. Без этих денег (а сегодня этих денег ни у Бориса Титова, ни у Ксении Собчак, ни у других кандидатов нет) выборы невозможно выиграть. У меня есть ощущение договорного матча…»

30:20. О Собчак: «Есть определенные границы, которые Ксении разрешены в этом процессе (участие в выборах президента. — The Bell). Но, тем не менее, важно, чтобы она свою позицию доносила»

32:25. О Кирилле Серебренникове: «Те процессы, которые происходят в России, включая Кирилла Серебренникова, — это в целом позитивные процессы. В России происходит борьба с коррупцией»

33:55. О креативном классе: «Креативный класс, как и 45% российских граждан, считают, что можно не платить налоги и при этом у них есть право критиковать власть за взятки и коррупцию»

35:05. О Навальном: «Если люди долго против чего-то борются, то возникает Ленин, Мао, Сталин, Пол Пот и другие товарищи»

37:36. О подходящем преемнике Путина: «Из тех, кого можно было бы назначить, Герман Греф является наиболее правильным человеком»

39:40. Об условиях возвращения в Россию: «У меня есть проект. В какой-то момент я начну собирать на него деньги. Если я по каким-то причинам в Америке не соберу на него деньги, а в России смогу собрать деньги, но условием этого будет то, что я должен его сделать в Россию, я вернусь»

46:00. О том, как зарабатывает в США: «То, чем я зарабатывают на жизнь, — я консультирую российских предпринимателей»

Оригинал

Основатель «Связного» Максим Ноготков о бизнесе, конкуренции, страсти и ситуации в компании Материал редакции

Алексей Обровец: Друзья, я вам представляю главного связного страны, Максима Ноготкова. Максим, здравствуйте. Добро пожаловать. Чтобы вы понимали, белый диван здесь стоит просто так, а основная цель этого мероприятия — смотреть фильм.

Поэтому мы с вами поговорим, no pressure, как говорят на Западе, но суть этого мероприятия в том, что приходят стартаперы, юные, состоявшиеся, очень состоявшиеся, которые думают, что они состоялись, молодые бизнесмены, те, кто действительно состоялись, и говорят о своих делах, о бизнесе. Вы здесь — гуру, а я просто задаю вопросы. Поэтому на мне никакой ответственности, она вся на вас.

Первый вопрос: герои сериала — это мальчики, у которых есть продукт, но нет ни понимания, как рынок работает, ни бизнес-навыков, ни социальных навыков. То есть это люди, которые не умеют разговаривать, у них есть только продукт, и то, этот продукт к середине сезона меняется. Каков шанс, что, не имея ничего кроме продукта, человек может войти на какой-то рынок?

Это первый вопрос, дальше будет проще.

Максим Ноготков: Вопрос достаточно общий, но я считаю, что продукт — самое важное, потому что это то, чем люди будут пользоваться и, если он есть, то дальше уже можно привлекать профессионалов в области маркетинга, финансов. Продукт — это база, и я думаю, что если продукт есть, то успех более, чем возможен.

А. О.: Расскажите в двух словах про свой самый первый успех. Вы же начинали с того, что продавали чужие продукты.

М. Н.: Вы знаете, я рос в такое сложное время, начало 90-х, а мне очень рано нужны были деньги, поэтому мой первый успех состоял в том, что я сначала пытался продавать телефоны с определителем номера, а потом пытался их производить. Производить у меня их, честно говоря, не получилось, потому что я не справился с количеством брака и с качеством. В 14 лет этот бизнес начался, в 16 закончился.

Успех это или нет… Наверное, это был первый провал, после которого я начал заново думать о том, чем мне заниматься, взял какие-то другие продукты, мобильную электронику, аудиоплееры, которые

2010.11.18. Связной. Лудковски Деннис. Заявление для Генерального директора.


В последний день отпуска, утром, в районе 11 часов, я приехал в офис моего адвоката, чтобы распечатать и сшить обращение к Генеральному директору компании Связной Деннису Лудковски.

Почти все документы, которые я хотел передать, были представлены в электронном виде, за исключением одного нотариально заверенного документа, из которого

Деннису Лудковски предназначалось только два ксерокопированных листа. В обращение я включил: 

1. Собственно обращение.

2. Копии двух трудовых договоров (с одинаковыми номерами, но разными суммами).

3. Первый и последний лист нотариально заверенной внутренней переписки.

4. Распечатанную из Word переписку между мной и руководителем отдела ОРИС компании Связной Валерией Молокановой.

5. Копии расчетных листов из 1С, в которых видно, как после переподписания трудового договора задним числом из моей зарплаты стали вычитать деньги, чтобы скомпенсировать разницу.

Сшил два экземпляра обращения и с волнением поехал к Деннису Лудковски в офис компании Связной на Ленинской слободе.

Секретарь, через которого можно передать документы Деннису, находится на шестом этаже, собственно, как и сам Лудковски. Но об этом я узнал не сразу, а только после посещения секретариата на пятом этаже.

На шестом этаже секретариат также состоит из столика и девушек – это секретари высшего руководства компании Связной. У Денниса Лудковски секретарь отдельный. Она сидит в глубине коридора, за общим секретариатом.

Я подошел к секретарю Денниса и обменялся с ней приветствиями.

— Я хочу передать Деннису Лудковскому заявление. У меня два экземпляра, Вы сможете поставить на втором экземпляре отметку о том, что мое обращение приняли?

— А Вы кто? – девушка заметно офигела.

— Сотрудник компании Связной. Программист отдела разработки информационных систем.

После этих слов секретарь облегченно выдохнула и с нескрываемым любопытством принялась читать мое заявление. Прочтя где-то половину титульной страницы документа, сотрудница существенно изменилась в лице. Весь ее облик проникся таким изумлением, как будто она дворянская девица из восемнадцатого века, и только что ей показали половой член, рассказав, как его можно использовать.

Мне стало неловко.

— Деннис пишется с двумя «н». Это раньше, когда он не был гражданином США, его имя писалось с одной буквой «н». Я не могу принять заявление с неправильно написанным именем. Вам нужно исправить.

— Хорошо, — вежливо согласился я. – Но проблем с тем, чтобы поставить отметку о принятии заявления, не возникнет?

— Нет, я поставлю Вам подпись и печать.

На этом я удалился.


Через какое-то время я вновь отправился в офис своего адвоката. Внес изменения в имя Генерального директора, распечатал измененные листы, заново сшил два экземпляра обращения и поехал к секретарю Денниса Лудковски.

Путь лежал по серой асфальтом и людьми осенней улице Мастеркова, прямо под голыми деревьями, мимо кафе, до светофора и налево. Ленинская слобода. Прямо мимо желтого здания, мимо тополей, растущих слева, через дорогу, вот уже угол офисного здания, еще несколько шагов, вверх по мраморной лестнице в двери офисного здания. Дом 19. На лифте доехал до третьего этажа, прошел по коридору мимо 12 кабинета отдела разработки информационных систем, не встретив никого из своих коллег и не отвечая на расспросы о том, что я делаю на работе во время отпуска. Зашел в лифт, идущий на 6-й этаж. Секретаря Денниса Лудковски на месте не было.

Я поинтересовался у двух других девушек относительно секретаря Лудковского. И узнал, что она вернется минут через сорок, а если я хочу ей что-то передать, могу дождаться ее возвращения либо оставить бумаги на столе. Забрать свой экземпляр заявления с отметкой о принятии я смогу несколько позже, т.к. у секретарши есть другие дела, а мое обращение не является делом наивысшего приоритета.

Ожидать возвращения девушки, просиживая на диванчике возле кабинета высших руководителей Связного, я не хотел. Представил, как, проходя на свое рабочее место, Карен Алексеевич Хачиян увидит меня и поинтересуется моим праздным времяпрепровождением. А после, узнав, что гнусность его любимого сотрудника Евгения может стать известна кому-нибудь из людей, не находящихся в его подчинении, может потрудиться, чтобы обращение не дошло до Генерального директора, а моя проблема осталась без удовлетворяющего меня решения. Кроме того, прославившийся своей хитростью Карен Алексеевич мог попробовать уговорить меня отдать ему все документы. Благо у меня хватило ума сделать так, что любое давление на меня не приведет к ухудшению моих позиций. Все документы находились в банковском сейфе, единственный ключ от которого я отдал адвокату. А заявление директору я отнес в то время, когда меня нельзя уволить — во время отпуска.

Так что я положил два экземпляра Обращения на стол и вышел из офисного здания. Чем заняться в ближайшее время в этом районе? Мне было чем.

Первым делом я пошел в налоговую инспекцию. Нужно было получить информацию по налоговым вычетам. Потом посидел в кафе.

Затем, как вы уже догадались, пошел в логово Связного еще раз, чтобы забрать из заточения второй экземпляр Заявления с отметкой принятии. Иначе меня могли бы уволить из Связного в понедельник, и мне бы не удалось в суде связать свое увольнение с Обращением.

Я в очередной раз подошел к секретарю Денниса.

   — Второй экземпляр Обращения я Вам выдать не могу, – твердо ответила девушка.
   — ???
   — У меня его нет.
   — Один экземпляр Вы отдали Деннису, а второй где?
   — Один экземпляр находится у Карена, другой в отделе кадров.
   — А Деннис видел мое Обращение?
   — Нет, он уехал, будет в конце следующей недели.
   — Хорошо, но Вы можете дать мне какое-нибудь подтверждение того, что я это заявление подал?
   — Не могу, но Вы не волнуйтесь, все в курсе вашего Обращения и все стоят на ушах. И Карен, и отдел кадров.
 

Деннис Лудковски: — Извини, брат, я уехал.

Я попрощался и пошел к лифту, а про себя подумал: «Во дела, мое обращение попало в отдел Поповой, подпись которой стоит на одном из трудовых договоров, и к Карену, который даже умирая будет выгораживать Сизова»

   Подойдя к лифту, я услышал тихий женский голос одного из секретарей:
   — Вот, это он.
   — Этот? – переспросил тихий мужской голос.
   — Ага, в черном.

Боковым зрением я увидел, как кто-то на бегу снял верхнюю одежду с вешалки за рецепцией. В этот момент я уже заходил в лифт с пожилым хорошо одетым мужчиной, который, видимо, только что общался с кем-то из руководства компании.

Я уже собирался нажимать третий этаж, как в лифт вбежал лысый мужчина. Это был руководитель одной из групп Службы безопасности Связного, которая приглядывает за работой программистов. Он же в 2008 году играл в футбол в Черкизово. Там для сотрудников Связного раз в неделю арендовалось футбольное поле.

   — Можно я с вами поеду? – поинтересовался он
   — Конечно, — ответил я.
   — Вам какой этаж? – спросил он.
   — Первый, — ответил пожилой мужчина.
   — И мне на первый, — сказал лысый и нажал первый этаж.

Я молча нажал на третий. Вышел. Видя, что лысый идет за мной на третьем этаже, я в шутку сказал ему:

   — Это не первый этаж, а третий. Вы вышли не на том этаже, который вам нужен.
   — Я передумал и решил выйти с вами.

«Прикольно, за мной начали следить», — подумал я. Вышел из офисного здания и спустился в метро.

Читать далее ->>

Содержание

2010.11.18. Связной. Лудковски Деннис. Заявление для Генерального директора.


В последний день отпуска, утром, в районе 11 часов, я приехал в офис моего адвоката, чтобы распечатать и сшить обращение к Генеральному директору компании Связной Деннису Лудковски.

Почти все документы, которые я хотел передать, были представлены в электронном виде, за исключением одного нотариально заверенного документа, из которого Деннису Лудковски предназначалось только два ксерокопированных листа. В обращение я включил: 

1. Собственно обращение.

2. Копии двух трудовых договоров (с одинаковыми номерами, но разными суммами).

3. Первый и последний лист нотариально заверенной внутренней переписки.

4. Распечатанную из Word переписку между мной и руководителем отдела ОРИС компании Связной Валерией Молокановой.

5. Копии расчетных листов из 1С, в которых видно, как после переподписания трудового договора задним числом из моей зарплаты стали вычитать деньги, чтобы скомпенсировать разницу.

Сшил два экземпляра обращения и с волнением поехал к Деннису Лудковски в офис компании Связной на Ленинской слободе.

Секретарь, через которого можно передать документы Деннису, находится на шестом этаже, собственно, как и сам Лудковски. Но об этом я узнал не сразу, а только после посещения секретариата на пятом этаже.

На шестом этаже секретариат также состоит из столика и девушек – это секретари высшего руководства компании Связной. У Денниса Лудковски секретарь отдельный. Она сидит в глубине коридора, за общим секретариатом.

Я подошел к секретарю Денниса и обменялся с ней приветствиями.

— Я хочу передать Деннису Лудковскому заявление. У меня два экземпляра, Вы сможете поставить на втором экземпляре отметку о том, что мое обращение приняли?

— А Вы кто? – девушка заметно офигела.

— Сотрудник компании Связной. Программист отдела разработки информационных систем.

После этих слов секретарь облегченно выдохнула и с нескрываемым любопытством принялась читать мое заявление. Прочтя где-то половину титульной страницы документа, сотрудница существенно изменилась в лице. Весь ее облик проникся таким изумлением, как будто она дворянская девица из восемнадцатого века, и только что ей показали половой член, рассказав, как его можно использовать.

Мне стало неловко.

— Деннис пишется с двумя «н». Это раньше, когда он не был гражданином США, его имя писалось с одной буквой «н». Я не могу принять заявление с неправильно написанным именем. Вам нужно исправить.

— Хорошо, — вежливо согласился я. – Но проблем с тем, чтобы поставить отметку о принятии заявления, не возникнет?

— Нет, я поставлю Вам подпись и печать.

На этом я удалился.


Через какое-то время я вновь отправился в офис своего адвоката. Внес изменения в имя Генерального директора, распечатал измененные листы, заново сшил два экземпляра обращения и поехал к секретарю Денниса Лудковски.

Путь лежал по серой асфальтом и людьми осенней улице Мастеркова, прямо под голыми деревьями, мимо кафе, до светофора и налево. Ленинская слобода. Прямо мимо желтого здания, мимо тополей, растущих слева, через дорогу, вот уже угол офисного здания, еще несколько шагов, вверх по мраморной лестнице в двери офисного здания. Дом 19. На лифте доехал до третьего этажа, прошел по коридору мимо 12 кабинета отдела разработки информационных систем, не встретив никого из своих коллег и не отвечая на расспросы о том, что я делаю на работе во время отпуска. Зашел в лифт, идущий на 6-й этаж. Секретаря Денниса Лудковски на месте не было.

Я поинтересовался у двух других девушек относительно секретаря Лудковского. И узнал, что она вернется минут через сорок, а если я хочу ей что-то передать, могу дождаться ее возвращения либо оставить бумаги на столе. Забрать свой экземпляр заявления с отметкой о принятии я смогу несколько позже, т.к. у секретарши есть другие дела, а мое обращение не является делом наивысшего приоритета.

Ожидать возвращения девушки, просиживая на диванчике возле кабинета высших руководителей Связного, я не хотел. Представил, как, проходя на свое рабочее место, Карен Алексеевич Хачиян увидит меня и поинтересуется моим праздным времяпрепровождением. А после, узнав, что гнусность его любимого сотрудника Евгения может стать известна кому-нибудь из людей, не находящихся в его подчинении, может потрудиться, чтобы обращение не дошло до Генерального директора, а моя проблема осталась без удовлетворяющего меня решения. Кроме того, прославившийся своей хитростью Карен Алексеевич мог попробовать уговорить меня отдать ему все документы. Благо у меня хватило ума сделать так, что любое давление на меня не приведет к ухудшению моих позиций. Все документы находились в банковском сейфе, единственный ключ от которого я отдал адвокату. А заявление директору я отнес в то время, когда меня нельзя уволить — во время отпуска.

Так что я положил два экземпляра Обращения на стол и вышел из офисного здания. Чем заняться в ближайшее время в этом районе? Мне было чем.

Первым делом я пошел в налоговую инспекцию. Нужно было получить информацию по налоговым вычетам. Потом посидел в кафе.

Затем, как вы уже догадались, пошел в логово Связного еще раз, чтобы забрать из заточения второй экземпляр Заявления с отметкой принятии. Иначе меня могли бы уволить из Связного в понедельник, и мне бы не удалось в суде связать свое увольнение с Обращением.

Я в очередной раз подошел к секретарю Денниса.

   — Второй экземпляр Обращения я Вам выдать не могу, – твердо ответила девушка.
   — ???
   — У меня его нет.
   — Один экземпляр Вы отдали Деннису, а второй где?
   — Один экземпляр находится у Карена, другой в отделе кадров.
   — А Деннис видел мое Обращение?
   — Нет, он уехал, будет в конце следующей недели.
   — Хорошо, но Вы можете дать мне какое-нибудь подтверждение того, что я это заявление подал?
   — Не могу, но Вы не волнуйтесь, все в курсе вашего Обращения и все стоят на ушах. И Карен, и отдел кадров.
 

Деннис Лудковски: — Извини, брат, я уехал.

Я попрощался и пошел к лифту, а про себя подумал: «Во дела, мое обращение попало в отдел Поповой, подпись которой стоит на одном из трудовых договоров, и к Карену, который даже умирая будет выгораживать Сизова»

   Подойдя к лифту, я услышал тихий женский голос одного из секретарей:
   — Вот, это он.
   — Этот? – переспросил тихий мужской голос.
   — Ага, в черном.

Боковым зрением я увидел, как кто-то на бегу снял верхнюю одежду с вешалки за рецепцией. В этот момент я уже заходил в лифт с пожилым хорошо одетым мужчиной, который, видимо, только что общался с кем-то из руководства компании.

Я уже собирался нажимать третий этаж, как в лифт вбежал лысый мужчина. Это был руководитель одной из групп Службы безопасности Связного, которая приглядывает за работой программистов. Он же в 2008 году играл в футбол в Черкизово. Там для сотрудников Связного раз в неделю арендовалось футбольное поле.

   — Можно я с вами поеду? – поинтересовался он
   — Конечно, — ответил я.
   — Вам какой этаж? – спросил он.
   — Первый, — ответил пожилой мужчина.
   — И мне на первый, — сказал лысый и нажал первый этаж.

Я молча нажал на третий. Вышел. Видя, что лысый идет за мной на третьем этаже, я в шутку сказал ему:

   — Это не первый этаж, а третий. Вы вышли не на том этаже, который вам нужен.
   — Я передумал и решил выйти с вами.

«Прикольно, за мной начали следить», — подумал я. Вышел из офисного здания и спустился в метро.

Читать далее ->>

Содержание

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о