Содержание

«Бизнес в России гибнет, но катастрофы не будет»

Стоит ли открывать свое дело в России? Куда инвестировать деньги? На что влияет дело Baring Vostok? Почему рост налогов, проблемы бизнеса, снижение доходов и уровня жизни не приведут к протестам? На вопросы Inc. ответил экономист, финансист и инвестиционный менеджер, глава группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group Андрей Мовчан.

О бизнесе в России и вреде борьбы с коррупцией

— Стоит ли начинать бизнес в России в 2019 году, и если да, то какой?

— Я лично считаю, что не стоит. В России нет рынков, для которых доход будет соразмерен рискам. Сейчас мир открыт: если вы живете в России — это не значит, что нужно открывать здесь бизнес. Я, например, провожу большую часть времени в Москве, но у меня абсолютно глобальный бизнес, связанный с управлением активами и консультированием, и он делается в разных юрисдикциях, включая ЕС.

В Москве малый и средний бизнес пока еще существует, но в крупных регионах, как говорят мне клиенты и корреспонденты, он практически умер, особенно в сферах, связанных с реальным производством и реальными активами. Все национализируется постепенно, становится затратным, неэффективным, все подчиняется не идее развития экономики, а каким-то бюрократическим задачам, — но это все далеко от катастрофы, потому что нефть позволяет дыры закрывать.

— Почему это происходит именно сейчас, ведь глобально ничего не изменилось? Дело в увеличении налогов и снижении доходов населения?

— Во-первых, вещи накапливаются: и то, что происходило в России в 2008 и после 2014, и девальвация, и резкое изменение покупательской способности населения, и падение доходов населения последовательное, — они обладают накопительным эффектом. Многие компании 1-2 года работают в убыток, а потом закрываются, потому что больше невозможно.

Начиная с 2015-2016 года усилилась ситуация с силовыми атаками на бизнес, которые носят характер как чистого рэкета, так и реальной борьбы с коррупцией.
Но коррупция в России традиционно в последние 30 лет была альтернативой правил, которая обеспечивала какую-то стабильность работы бизнеса. Когда у тебя был губернатор и ты знал, что его тестю или двоюродному брату нужно отдать 25% компании и ты можешь спокойно работать, — да, ты зарабатывал меньше и это депрессивно влияло на бизнес, но ты точно знал, что нужно делать, чтобы работать. Сейчас губернаторов сажают — приходят новые, у них новые требования, они приводят своих людей, это разрушает те конструкции, которые были построены. Борьба с коррупцией, может, и приводит, в долгосрочной перспективе, к позитивным эффектам, но в краткосрочной — точно к негативным. Нужно не с коррупцией бороться, а условия строить, чтобы ее не было.

— В недавнем интервью Inc. Аркадий Дворкович говорил о том, что главная проблема для российского бизнеса — недостаток чувства защищенности. Вы с этим согласны?

— Я не стал бы говорить про главные и неглавные — проблем много, и многие из них бизнес убивают. Но отсутствие защищенности — это действительно очень серьезная проблема.

О деле Baring Vostok…

— Одна из самых обсуждаемых историй сейчас — арест инвестора Майкла Калви. Как бы Вы оценили дело Baring Vostok и его последствия, на что оно может повлиять?

— Это дело чудовищное по своей циничности. Абсолютно без законных на то оснований в тюрьму попали люди, которые считались примером того, как надо вести бизнес. Baring Vostok — одна из немногих образцовых организаций, которая работала по западным стандартам и очень много денег принесла в Россию. Благодаря ей были созданы и стали мировыми чемпионами очень много компаний, например Яндекс. Но надо понимать, что портить, в смысле инвестиционного климата, уже нечего — что бы сейчас не происходило с менеджерами Baring Vostok, это не сильно повлияет на российскую экономику.

— Financial times (FT) написала, что из-за дела Baring Vostok американские бизнесмены и чиновники не поедут на экономический форум в Петербург. Снова говорят, что это удар по инвестиционному климату и так далее. Можно ли действительно говорить об «ударе», учитывая, что инвесторы и без дела Калви наверняка знают, что происходит в России?

— На сегодняшний день инвестиции в Россию не спекулятивного характера мизерны — $20 млрд—$30 млрд, это 1,5-2% от ВВП. Их можно вообще не считать — если бы завтра они ушли, в общем, ничего бы не изменилось, поэтому говорить об инвестиционном климате и так не приходится. Причин у такой мизерности инвестиций много: и слабость российской экономики сама по себе, и отсутствие защиты прав инвесторов, и давление на бизнес беспрецедентное, и непредсказуемая государственная политика с постоянным изменением законодательства, и большая лоббистская работа внутренних игроков, которые используют иностранных инвесторов как дойную корову, иногда как средство решения своих личных проблем.

Очень тяжелый тренд в последние годы наметился на превращение поля бизнеса в силовое поле, где арест и обвинение в преступлении являются средством решения хозяйственных споров, а часто — еще и средством прямого рэкета со стороны государственных органов. Если резюмировать, то: климата — нет, инвестиций — практически нет, пышные инвестиционные форумы, в основном, использовали чиновники, чтобы потусоваться, а организаторы — чтобы заработать денег, приезжавшие туда инвесторы второго и третьего уровня кивали, кланялись, смотрели на красоты России и денег, в общем-то, не давали.

О рисках инвестиций в Россию

— То есть власть понимает, что инвестиций практически нет, и всех все устраивает?

— Я далек от мысли, что власть настолько глупа, что этого не понимает. Не могу сказать, что это устраивает на 100% всех, но вопрос, что с этим делать, для власти — дилемма: либо ей нужно жертвовать более серьезными для себя вещами, а именно стабильностью, возможностью обогащения, возможностью контроля регионов и центра, финансовых потоков ради иностранных инвестиций; либо отказаться от иностранных инвестиций и в каком-то смысле чувствовать себя даже свободнее, поскольку доход от экспорта углеводородов, металлов и других полезных ископаемых покрывает потребности этой власти во внутреннем инвестировании и пока нет никакой причины волноваться. Мы живем в стране, в которой власть несменяема, экономика — далеко не самая важная вещь, в Москве висел недавно огромный плакат с надписью «Есть вещи поважнее фондового рынка».

Фактически, власть стремится поддерживать экономику в минимально рабочем состоянии, для того чтобы не было массовых социальных протестов.
— Как бы Вы оценили реакцию президента на всю эту историю. С одной стороны, Владимир Путин заявил, что «бизнес не должен ходить под статьей». С другой — в Кремле постоянно повторяют, что президент не может вмешиваться в ход следствия. Есть ли противоречия в сигналах из Кремля? На чьей стороне находится президент?

— Мне кажется, ни на чьей, — президенту более или менее все равно, это все отдано на откуп людям в пирамиде власти. Если Калви и его коллеги в тюрьме, это значит, что он наступил на мозоль кому-то, кто обладает в России реальной властью. Мы даже более или менее представляем кому. (СМИ называли имя совладельца банка «Восточный» Артема Аветисяна и писали о его дружбе с Дмитрием Патрушевым, сыном секретаря Совета безопасности, экс-главы ФСБ Николая Патрушева. — прим. Inc.). Кто важнее для Путина: люди из пирамиды власти, которые его поддерживают, или какой-то иностранный инвестор? Еще, не дай Бог, окажется, как Билл Браудер, каким-то критиком режима. — Конечно, ему важнее его коллеги, друзья, люди, которые вместе с ним управляют страной. Только единство, целостность, лояльность элит позволяет власть сохранять, поэтому это важнее, чем закон или иностранный инвестор.

— Какой урок должны вынести из этой истории предприниматели и инвесторы? Нужно уходить с российского рынка?

— Мне кажется, все предприниматели и инвесторы свои уроки выучили давно, еще после 2003 года, после первых серьезных дел Гусинского, Березовского, Ходорковского и так далее. Но можно повторить еще раз: Россия — это территория, в которой все определяется не законами, не институтами, а вашим личным уровнем влияния на власть и на силовые органы. И даже если у вас высокий уровень влияния сегодня, это не значит, что он будет таким же завтра, поэтому риски (для инвестирования. — прим. Inc.) здесь огромные. Эти риски должны соответствовать какому-то абсолютно зашкаливающему доходу. Если же вы инвестируете в бизнес с обычным уровнем дохода, то ваши риски несоразмерны тому, что вы ожидаете получить. Конечно же, эти риски группируются вокруг людей, обладающих связями и властью, вокруг бизнеса, связанного с государством. Если вы хотите работать и видите такие возможности, то государственных денег, государственных подрядов, контактов с государством в той или иной форме и людей, которые обладают этими контактами, особенно с силовыми органами и с высшими чиновниками, нужно избегать как огня.

О санкциях и иллюзии импортозамещения

— Россия 5 лет живет под санкциями, насколько серьезно из-за этого пострадала экономика? Власти заявляют, что ограничения особо не влияют и что это даже хорошо, потому что открываются возможности для российских производителей…

— Я соглашусь с тем, что они практически не влияют, но не скажу, что это хорошо. «Почти невлияние» санкций — это лишь часть, связанная с отрицательным эффектом, а вот позитивный эффект от международного сотрудничества никто не учитывает. Если бы санкций не было и мы сотрудничали с миром, ВВП страны рос бы значительно больше, — но этого мы не можем измерить, оно не состоялось.

Импортозамещение может работать на мизерных уровнях, вроде производства своего сыра. Но в масштабных областях импортозамещение невозможно: ни один товар нельзя произвести самостоятельно, кооперация включает в себя десятки стран в цепочках.

Продолжение интервью читайте в источнике: Журнал Inc.

www.klerk.ru

Андрей Мовчан: Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым

Нет в предпринимательстве ничего хорошего. Только головная боль

— Расскажи вкратце о себе?

— Мне очень сложно рассказывать про себя, потому что я совсем не то, чем кажусь.

— В пять минут.

— Я физик.

— Уже лучше.

— Москвич с украинской фамилией.

— Учился в Москве?

— Да, в Московском университете. Какое-то время занимался даже системой наведения ракет, как принято было в советское время. Года с 1992 занимаюсь финансами.

А дальше всякие компании типа Тройки-диалог и крупных банков. Затем Чикагский университет. Потом в Renaissance Investment Management. Это был такой красивый большой проект, как и все в «Ренессансе» — красивое и большое. И изнутри непонятное. Кончилось не очень хорошо с Ренессансом. А я до этого успел оттуда уйти. Потом был «Ренессанс Кредит» — конкурент Тинькова.

— А ты там работал? Я не знал.

— Я был СЕО «Ренессанс Кредита». Возглавлял его.

— Да ладно? То есть мы конкурировали?

— Какой-то короткий период. Потому что я продал свои акции в январе 2008 года. У меня был пакет 2,5%. В 2009 я ушел году из Ренессанса. Создал «Третий Рим», потом тоже продал.

— Нас много смотрит менеджеров, которые мечтают быть предпринимателями.

— Не надо. Нет в этом ничего хорошего. Только головная боль. «Третий Рим» я удачно продал в конце 2013 года. С тех пор я скромный управляющий фонда, в котором находятся мои деньги и деньги моих близких знакомых клиентов, почетный пенсионер и руководитель экономической программы Московского центра Карнеги.

— Предпринимателем тебе быть не понравилось?

— Ну да. Может быть и так.

— Ты очень вовремя вышел из того, что перечислил, из всех бизнесов. Ренессанс, Тройка и, соответственно, «Третий Рим». Что ты можешь сказать нам про сегодняшнее время?

— В инвестиционной теории считается, что если ты не купил, то продал. Вот я не создаю никакого бизнеса сейчас. Это выражает мою точку зрения на бизнес в России. Я вообще осторожный человек. У фонда, который я веду, средняя доходность за 13 лет — 8,5% годовых в долларах. Это говорит о том, что я особо не рискую.

— Ну да, это немного, наверное.

— Для кого как. Для меня это нормально. Мне кажется, что это неплохой результат, именно потому что у меня своё ощущение от рисков. Я не хочу терять деньги.

— Но при этом ты живешь пока в России и не планируешь никуда уезжать, да?

— Ну во-первых, бизнесы глобальные сейчас. Я могу жить в России и делать бизнес где угодно. Что я собственно и делаю. Во-вторых, я говорю по-русски. Если я, скажем, еще меньше нужен обществу, то жена — врач, она людей лечит здесь.

Людей здесь все равно надо лечить, несмотря ни на что. Культура — русская. Друзья — многие еще здесь. Но не все уже, некоторые далеко. Но многие еще здесь. Я уже старый человек, я привык к городу, я привык к инфраструктуре. Мне здесь хорошо.

Андрей Мовчан — российский экономист и финансист. Руководитель экономической программы Московского центра Карнеги с 2015 года. С 1997 года по 2003 год был исполнительным директором компании «Тройка диалог». С 2006 по 2008 годы — глава банка «Ренессанс кредит». В 2009 году основал инвестиционную компанию «Третий Рим» и был руководителем до 2014 года. Член почетного академического сообщества Beta Gamma Sigma. Женат, четверо детей.

Дата рождения: 25 апреля 1968 года
Образование: Московский государственный университет, 1992 год
ЦБ вел политику, провоцирующую банки работать плохо

— Раньше ты говорил, что у российских банков нет будущего. Может как-то раскроешь эту тему? Мы все-таки в банке находимся, нам интересно это услышать.

— Помню, как я как раз спорил с людьми, давным-давно. Это было еще до того, как я продал Третий Рим. Спор был о том, что Тинькофф — это не банк. Когда готовилось IPO, все писали «Как так? Что за такие мультипликаторы? Капитал такой, а цена такая». Я говорил, что Тинькофф — не банк, а финансовая организация, которую нужно считать мультипликатором к выручке, а не мультипликатором к активам и капиталу. Это не банк, а финансовая организация, имеющая лицензию для того, чтобы ей разрешили оперировать. Так же как Ренессанс Кредит был не банк. А вот Сбербанк — действительно банк.

С точки зрения банковского бизнеса в России у нас очень много «но». Как любая катастрофа — следствие совпадения многих причин, так же и здесь, монополизация госбанков, которая идет и будет продолжаться. Если у госбанков дешевле деньги и больше масштаб, они будут отбирать бизнес. Слишком много банков. Слишком разрозненная фрагментированная структура.

Изначально банки строились в России не для того, чтобы делать банковский бизнес. Банки в России строились в начале 90-х, для того чтобы решать три задачи: пылесосить деньги, чтобы инвестировать в финансово-промышленные группы, отмывать деньги и уходить от налогов.

Все три бизнеса очень высокомаржинальны. Потому что когда эти бизнесы постепенно стали заканчиваться, переход на низкомаржинальные бизнесы оказался сложным. Когда ты хорошо жил, то очень сложно жить плохо. Ты просто не умеешь это делать.

ЦБ в течение ну минимум пятнадцати лет ведет политику, которая провоцирует банки работать плохо. Огромное количество бюрократических процедур, нормативов, механизмов, правил, огромные деньги на аппарат, который их отрабатывает. Эффективность низкая.

При этом ты можешь взять ничего не стоящий кусок земли, оценить в сто раз выше, чем на рынке, положить себе в капитал и спокойно себя чувствовать. На самом деле, ЦБ 15 лет говорил «обманите меня, и будет все хорошо».

Не верю в высокотехнологичные стартапы в подвале. Кроме подвалов в России нет мест, где это можно делать

— Я понимаю, что у тебя есть, чем рисковать. У тебя есть капитал, ты не хочешь вкладывать его в России и наверное правильно делаешь. А представь, что сейчас тебе двадцать лет и ты готов рисковать. Что бы ты делал?

— Я очень скучный человек. Я бы попытался учиться. Потому что уже сейчас с высоты своего возраста я вижу, что хороший бизнесмен — это бывший топ-менеджер в подобном же бизнесе. А хороший топ-менеджер — это хороший миддл-менеджер в этом же бизнесе.

Вообще надо понимать, что ты делаешь. Никто не отменял 10 000 часов, которые нужно провести в своей области. Я очень много молодых ребят вижу, которые делают проект, и я понимаю, что они не ориентированы на проект как на проект. Они не могут ответить на вопрос, на кого рассчитан продукт, где этот рынок, кто их аудитория. Они не могут ответить на вопрос «где ты реально зарабатываешь?». Потому что в бизнесе зарабатываешь реально не на том, что ты обычно делаешь.

Я все время рассказываю одну и ту же историю про моего друга, у которого столярное производство. Он делает мебель, и его прибыль равна стоимости щепы, которую он продает в котельную. Если бы он не продавал в котельную щепу, то он бы работал в убыток.

То же самое происходит в огромном большинстве бизнесов. У тебя где-то в каком-то месте возникают дополнительные небольшие доходы, на которые ты и живешь. Иначе рынок-то конкурентный, тебя сожрут. Надо учиться. Потом приходить, делать бизнес. Маленький, потом побольше, потом большой. В высокотехнологичные стартапы в подвале я не верю. Кроме подвалов в России нет мест, где это можно делать.

— То есть, у них гаражи, у нас подвалы — хорошая аллегория.

— Россия вообще любит подвалы, это известно. Если делать серьезный бизнес, надо делать его серьезно. Для этого нужно, во-первых, уметь и хорошо понимать. Во-вторых — быть интегрированным в экосистему.

Перестроить экономику — титаническая работа, которую могут сделать только миллионы предпринимателей-муравьев, а не один слон-государство

— В интервью «Секрету фирмы» ты сказал, что стагнация в России будет много лет. Ты от цены нефти отталкиваешься? Что тебя побудило сделать такое заявление? Я его не оспариваю, потому что я не умею делать такие макроэкономические прогнозы, у меня нет квалификации. Я тоже не верю, что нефть подорожает, но это интуитивно. Безусловно, ты более умный человек, чем я.

— Я очень боюсь умных людей, они часто ошибаются. Экономика проще. Нефть действительно вряд ли подорожает. Для этого есть ну как бы очень много причин. Она может подорожать временно, немножко.

— Когда здесь сидел Фридман, он сказал, что нефть дорожать не будет.

— Вот не похоже, да.

— Всё — спекуляция. Всё, что выше 30 долларов — это спекуляция.

— Я думаю, что сейчас цены значительно менее спекулятивные, чем были.

— Он четко объяснил, 10 — это себестоимость барреля, 30 — это его цена с учетом любых транспортировок, любых маркапов. Все, что выше 30, — это все спекулятивные ожидания. А 150 — это суперспекулятивные.

— Окей, мы сейчас можем полтора часа можем занять разговором про нефть.

— Ну мы согласились, что она расти не будет.

— Да, что она сильно расти не будет, это точно. Экономика российская — абсолютно точно заточена на нефть. Есть иллюзия, что у нас там полбюджета. Нет, на самом деле у нас весь бюджет на нефти, потому что вторую часть бюджета составляет налоги на импорт, а импорт — это нефть. А дальше там подоходные налоги, налог на прибыль — а это нефтяные корпорации. 97% прибыли в стране — это нефтеперерабатывающие компании. На самом деле, весь бюджет — это нефть.

Если посмотреть на структуру трудовых ресурсов, она невероятно вялая. Падает количество людей, которые могут работать. Больше 30% работают в бюджетном секторе, торговлю обслуживают порядка 7 млн человек — 10% всех трудовых ресурсов.

Перестроить экономику? При наших расстояниях, при наших огромных километрах перевозок, которые стоят в два раза дороже, чем в Европе? При том, что мы потребляем в 4 раза больше электроэнергии на 1 доллар ВВП, чем Япония и в два раза больше чем мир в среднем? Это нереальная титаническая работа, которую могут сделать только миллионы предпринимателей-муравьев, а один слон-государство не в состоянии ее сделать даже близко. Даже начать не может.

Но вместо того, чтобы запускать сюда эти миллионы муравьев и давать им условия, слон сжирает этих муравьев, думая, что станет толстым и сможет все сделать сам. Но не он сделает и будет продолжать ковыряться в нашей посудной лавке, продолжая продавать нефть.

У нас через 3−4 года начнется падение добычи, поскольку у нас плохие дебиты скважин. Мы плохо добываем, под большим давлением, с большой дыркой вот в этой шайбе, в трубе. Мы быстро исчерпываем. У нас норма добычи 20−25%, лучший результат это 80−90%, а средний по миру считается 50%.

Поэтому в перспективе 20 лет у нас добыча упадет в 2 раза. Цена нефти, я думаю, упадет еще на 20−30% в долларах с нынешней. Трудовых ресурсов нет. Про технологии можно забыть, потому что у нас нет частной науки, а государственной науки не будет, потому что ее убивает сейчас недофинансирование. А про массивные инвестиции из-за рубежа мы можем забыть, потому что мы ведем себя соответствующим образом. Вот и всё.

— Ты нарисовал печальную картину. То есть среднему и малому бизнесу ты не видишь окна ближайшие несколько лет?

— Как раз средний и малый бизнес обычно намного устойчивее. Булки нужны, стричься нужно и даже какие-то там изделия местные тоже нужны. А что касается крупного, почти крупного и очень крупного частного бизнеса, то у меня сомнения. Потому что мы, конечно, в конкуренции будем проигрывать. Чем дальше, тем больше.

Почему в Польше яблок производится с гектара в 3,5 раза больше чем у нас в Краснодарском крае?

— А вот Майкл Калви [управляющий партнер фонда Baring Vostok Capital Partners] мне часто говорит: «Я приехал в Россию 20 лет назад, трамваи и троллейбусы не ходили, зарплату людям не платили. И смотри, что сейчас». Трудно с ним не согласиться, потому что последние 20, 15, 10, даже 5 лет мы все-таки движемся в правильном направлении. Можно критиковать сколько угодно, но тренд позитивный.

— С этим никто не спорит. За 20 лет ВВП на человека в России вырос.

— Утроился, по-моему?

— Это смотря в каких единицах считать. Поэтому аккуратно говорю, что вырос.

— Люди зажили, задышали.

— Конечно. Больше двух триллионов долларов выручки от нефти. Люди задышали, есть машины. И при этом за это же время наш ВВП вырос в два раза меньше, чем польский.

Вот небольшая страна Польша, у которой нет ни нефти, ни газа. Она ровно с того же стартовала в начале 90-х, но у нее в два раза больше ВВП на душу населения, чем у нас сейчас. Почему? Почему в Польше яблок производится с гектара в 3,5 раза больше чем у нас в Краснодарском крае? Там что, заколдованные яблоки?

— Причем солнца больше в Краснодарском крае.

— Да, в Польше климат-то похуже, пожалуй. Почему Польша себя обеспечивает продуктами и огромное количество вывозит, а мы этого не делаем? Почему в Польше диверсификация экономики, почему Польша сейчас растет на 3,5% в год по ВВП, а мы упали почти на 40% в долларах за последние два года?

Насчет тренда я тоже не уверен. Вот у нефти был тренд и у нас был тренд. Если все графики нарисовать — стоимость нефти, наш бюджет, ВВП на человека — вы увидите, что они очень похожи. Сейчас всё идет тем же сценарием.

— Хорошо. Ты задаешь много риторических вопросов и публично критикуешь власть и правительство. А у тебя самого нет идеи политикой заняться?

— Нет, абсолютно.

— Ты хочешь быть таким критикующим экономистом.

— Я не хочу быть критикующим экономистом. Я говорю то, что думаю. Я хочу быть экономистом хвалящим. С огромным удовольствием пойду, кого-нибудь похвалю. Было бы кого.

Я управляю деньгами, моя задача — понимать правду. Поэтому я и пишу, критикую. Например, я говорил, что доллар будет 60 в 2012, когда все говорили, что правильная цена доллара — 19. Многие вещи проще, чем кажутся.

— Предскажи нам, что будет через два года с рублем.

— Зависит от инфляции. Сейчас нефть стабилизировалась. Не думаю, что она будет сильно двигаться. Соответственно, рубль зависит от инфляции. В 2015 году инфляция составляет 20%.

— Двадцать? Что-то ты совсем пессимистично.

— Думаю, двадцать. Рубль в два раза к доллару упал, а у нас 45% импорт в стране. В 2016, я думаю, будет инфляция 12%, потому что зажата денежная масса, стагнация. Инфляция будет не очень высокой. Потребление-то падает.

На ближайшие годы резервы есть, экономика более-менее сбалансирована, счет торговых операций позитивный. Так что бояться нечего. Но инфляция будет съедать понемножку.

Когда человек рождается, он уже становится предпринимателем. У него есть компания — он сам. Её нельзя ни продать, ни поделить ни с кем, ей можно только управлять самому

— Представь, что обращаешься к своему двадцатилетнему сыну, который думает начать свой бизнес. Вот он сидит и думает, пойти работать в банк или замутить стартапчик. Что ему делать?

— Я не самый яростный сторонник стартапов и бизнеса, который делают молодые люди. Когда человек рождается, он уже волей-неволей становится предпринимателем. У него есть компания — он сам. Этой компанией ему все равно владеть и управлять. Риски, которые с этим связаны, очень высоки, потому что это единственная компания в жизни. Ее нельзя ни продать, ни поделить ни с кем, ей можно только управлять самому.

Когда ты думаешь о себе как о предпринимателе, который руководит собственной жизнью, то так же как в экономике, тебе требуется устойчивое конкурентное преимущество. Тогда ты начинаешь его искать и создавать.

Это единственный правильный способ относиться к тому, что ты делаешь. Конкурентное преимущество человека — это профессионализм и опыт. Если, конечно, ты не женишься и не выходишь замуж за кого-то богатого, если ты не сын чиновника и если ты не выиграл в лотерею.

Опыт приходит со временем. Профессионализм, к сожалению, тоже. Поэтому на вопрос молодых людей «Что мне делать» я стараюсь отвечать: «Набираться опыта». Хочешь создать большой банк — работай в банке. Стань менеджером банка, топ-менеджером банка.

Хочешь создать компанию, которая отправляет корабли в космос, — поработай на космическую индустрию лет 10−15. Хочешь создать самую крупную ритейл-сеть — поработай там. Раньше, кстати, в Америке так и было: даже дети крупных предпринимателей шли работать и поднимались снизу наверх, чтобы уметь руководить.

Сегодня у нас немножко другой тренд: молодые дети высокопоставленных чиновников тоже быстро становятся высокопоставленными чиновниками. Для предпринимательства это не работает, к сожалению. Поэтому мое предложение было бы — несмотря на потребность в предпринимателях в России, несмотря на привлекательность предпринимательства, несмотря на то что предпринимательством заработать можно больше, — не торопиться. Убедиться, в том, что у тебя есть преимущество, и потом начинать.

Фотография Андрея Мовчана — Republic.ru

journal.tinkoff.ru

Уроки частным инвесторам от Андрея Мовчана — Сноб

«Сноб» начинает публикацию советов всем желающим заработать на финансовых рынках, подготовленную специалистами группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group под руководством инвестора и финансиста Андрея Мовчана. В первом уроке речь пойдет о том, какими должны быть комиссии банков и брокеров, работающих на рынке с вашими деньгами

Иллюстрация: Рита Морозова

У нас в Movchan’s Group сам собой образовался новый бизнес. Начинался он с невинного «А что вы думаете про бумаги XYZ…?» Когда рынок облигаций в начале 2018 года начал снижаться, запрос поменялся на: «Вы знаете, мне тут в банке накупили всякого, и что мне сейчас с этим делать?» Вскоре мы часто стали слышать: «А в целом можете посмотреть на портфель?» Можем, конечно, мы не ленивые. «А можно, вы на платной основе — а то бесплатно хорошо не бывает?» Мы решили — можно, и даже нужно: разумный взгляд требует времени, время стоит денег. Поэтому так получилось, что мы стали давать «независимое мнение по портфелю» по цене дорогой юридической консультации: говорим клиентам, что нам в портфеле нравится, что не нравится, почему, и что мы бы с этим сделали. И что вообще сделали бы с портфелем, исходя из запроса клиента по доходности, риску и горизонтам инвестирования. Пока ЦБ РФ изобретает кривую схему лицензирования инвестиционных советников (об этом будет отдельный пост — невозможно без стона смотреть на эту вечную скрюченность нашего регулирования), мы делаем это в нашем офисе на Кипре; если ЦБ все же сделает что-то приемлемое, можем и в Москву частично перенести. Но речь не об этом.

Накопив опыт анализа клиентских портфелей, мы решили сделать серию материалов о том, какие ошибки, а зачастую и злоупотребления, нам в этих портфелях попадаются. Затронем основные типы рыночных активов и инвестиционных продуктов, встречающиеся в клиентских портфелях: акции, облигации, структурные ноты, фонды, сырьевые товары и валюты.

Начнем мы с темы банковских и брокерских комиссий, которые зачастую съедают у несведущего инвестора неоправданно высокую долю доходности его портфеля.

Нам часто приносят отчеты, содержащие комиссии банка/брокера, и мы их тоже анализируем. И зачастую мы видим, что банки обдирают клиентов так, как стыдно даже мошенникам. Поэтому я просто приведу здесь «нормальные» комиссии, которые являются плюс-минус рыночными.

Нормальная комиссия за сделку по ликвидному и относительно ликвидному активу у небанковского брокера — до 0,05–0,1 процента от суммы сделки. У швейцарского банка — до 0,15 процента; если у вас счет больше 5 миллионов долларов — то не более 0,1 процента. Бывает, что устанавливаются минимумы; любой минимум для брокера больше 50 долларов, а для банка более 150 долларов — это грабеж. Любимые некоторыми брокерами с российскими корнями 0,5 процента за сделку — грабеж. Любимые некоторыми банками со швейцарскими корнями 0,3 процента — грабеж.

Нормальная депозитарная комиссия даже для швейцарского банка: 0,10–0,15 процента в год. Часто банки заменяют две комиссии (за сделки и депозитарную) одной «все включено» — ее размер в норме составляет 0,2–0,3 процента в год. В паре отчетов, которые мы видели, доходило и до 0,7 процента — полный грабеж.

«Нормальная» стоимость денег, если вы берете финансовый рычаг (leverage), на глобальных портфелях сегодня около 2,5–3 процента годовых. Вообще ставка LIBOR плюс 1 процент — это то, за сколько нормальный банк дает деньги на увеличение портфеля. Да-да, и под облигации, и под акции — но конечно не под margin trading, там ставки повыше. Но все равно не 8 процентов годовых и не 12, как мы уже обнаруживали в отчетах.

Отдельная тема — комиссии за покупки фондов. Даже злобный швейцарский банк не должен просить с вас больше 0,5 процента от суммы сделки за покупку неторгуемого фонда или ноты, больше 0,25 процента за торгуемый фонд и 0,15 процента за покупку ETF. Хотя бы потому, что за такую комиссию вы легко купите это через брокера.

Кстати, если вам предлагают платить еще комиссии «за ведение счета», как минимум сопротивляйтесь. Приличные банки и брокеры ограничиваются вышеупомянутыми комиссиями.

Внимательно изучайте все комиссии, которые с вас может брать ваш банк или брокер. И жестко торгуйтесь, если они выше рыночных. Именно так поступаем мы, когда управляем своими деньгами. Именно так поступают управляющие фонда ARGO, в котором размещаются и наши средства, и средства наших клиентов.

В следующей части — об ошибках и «подводных камнях» в портфелях облигаций.

Все тексты серии читайте здесь.

snob.ru

Андрей Мовчан – Блог – Сноб

Андрей Мовчан

Минувший понедельник подарил россиянам новый антирекорд падения рубля. Впервые за два с половиной года евро стоил 81,87 рубля, доллар — 70,5. На следующий день ситуация немного улучшилась, а министр экономразвития даже попытался успокоить граждан прогнозом, что к концу года доллар вернется к отметке 63,9. Что происходит с национальной валютой? Дальше

Андрей Мовчан

Жизнь в России опасна. И каждому из нас стоит хорошо подумать, прежде чем начать собственный бизнес или даже сделать репост в соцсетях Дальше

Андрей Мовчан

Помощник президента Андрей Белоусов предложил изъять «сверхприбыли» у российских металлургов в исполнение майских указов президента Путина. Эта идея идеально вписывается в реалии современной России. Но ее реализация может стать катастрофой для экономики Дальше

Андрей Мовчан

Госдума приняла закон о повышении НДС до 20%, который вступит в силу с января 2019 года. Экономист Андрей Мовчан рассказал «Снобу» о том, кто при этом пострадает, а кто почувствует себя лучше Дальше

Андрей Мовчан

Если хотите – это провокация. Если нет – тогда это пища для размышления. Один игрок в одну игру крикнул два… Дальше

Андрей Мовчан

Я с любопытством наблюдаю за всеобщим ликованием по поводу победы команды России над командой Испании. Сам я спокойно… Дальше

Андрей Мовчан

Вы знаете, чему меня всё это учит? Неожиданно — я ясно осознаю, что самое главное, что мы потеряли — это ПРОСТОТА. «Блаженны нищие духом» — именно об этом Дальше

Андрей Мовчан

Не существует идеальной системы обеспечения качественного уровня жизни пожилых граждан. Лишь около 30 стран во всем мире имеют пенсионные системы, гарантирующие среднюю пенсию, сравнимую со средней зарплатой и существенно превышающую прожиточный минимум. Но и в этих странах в последнее десятилетие идет активный процесс настройки или даже значительного пересмотра параметров пенсионных систем. Почему? Дальше

Андрей Мовчан

Сегодня в Москве скончался основатель финансовой пирамиды «МММ» Сергей Мавроди. Руководитель экономических программ Московского центра Карнеги Андрей Мовчан — о том, почему Мавроди удавалось так долго держаться на плаву Дальше

Андрей Мовчан

Первая часть: Что общего между запуском Falcon и анализом подписей за Явлинского?Меня ужасно расстроили. И разозлили.Я вчера написал простой, на уровне младшей школы, пост. Суть поста такая:(1) Как пишет мой друг, «пока лучшие умы Америки запускают ракеты к Марсу, лучшие умы России разрабатывают методы проверки подписей за Явлинского на подлинность».(2) В связи с этим я вижу две проблемы:a…. Дальше

snob.ru

Publications — Movchan’s Group

Publications — Movchan’s Group Movchan GroupMovchan Group

Подписаться на нашу рассылку

Публикации

В этом разделе мы собрали для вас все свои лучшие публикации, статьи и исследования

Все разделы Инвестиции Экономика России Макроэкономика Интервью Московский центр Карнеги Материалы партнёров Новая рубрика Другое

Movchan Group

09.12.2019

Раввин Александр Борода о «кошерных» инвестициях

Новый гость Forbes Capital, президент Федерации еврейских общин России Александр Борода, в интервью Андрею Мовчану рассказал о «кошерных» инвестициях, взаимодействии синагоги и предпринимателей, а также о том, существует ли специфическая еврейская ментальность в бизнесе. Приятного просмотра!

Подробнее Movchan Group

04.11.2019

Облигации индонезийского текстильного производителя Sri Rejeki Isman TBK PT

Некоторое время назад, в самом начале торговой войны между США и Китаем мы делились своими прогнозами относительно постепенного замещения экспорта поставок текстиля из Китая продукцией из других стран региона, в частности, Индонезии, Бангладеш, Вьетнама. Сегодня наши прогнозы находят подтверждение в реальных фактах.

Подробнее Movchan Group

29.10.2019

Три признака компаний, инвестиции в которые следует избегать

Инвестиции в высокодоходные облигации связаны со значительными рисками, которые требуют от инвестора взвешенных решений и часто предосторожности. В основе принятия таких решений, в первую очередь, лежит подробный анализ рынков, отрасли, самой компаний и ее структуры собственности. Однако, в отдельных случаях для принятия взвешенного решения достаточно наличия нескольких ключевых признаков, которым соответствует компания. Какие это признаки — читайте в статье Еуджэниу Кирэу, старшего аналитика Movchan’s Group.

Подробнее Movchan Group

02.10.2019

Почему вино — это хорошая инвестиция. Интервью с Евгением Чичваркиным

После продажи Евросети в 2008 году Чичваркин запустил новый бизнес в Лондоне — винный бутик Hedonism Wines и ресторан HIDE, который уже получил звезду Мишлен. В 2017 году выручка магазина выросла на 37% до 20,7 млн фунтов, а чистая прибыль — почти в пять раз до 1,6 млн фунтов. В интервью Андрею Мовчану для видеопроекта Forbes Capital Евгений Чичваркин рассказал о том, как создать бизнес, который не боится рецессии, и почему вино — это хорошая инвестиция.

Подробнее Movchan Group

18.09.2019

«Отрицательные ставки по депозитам вполне естественны»

О том, почему находятся инвесторы, которые вкладывают свои средства под отрицательный процент, рассказывает Андрей Мовчан.

Подробнее Movchan Group

13.09.2019

«Бумаги с рейтингом BB принесут инвесторам умеренный доход»

Александр Овчинников, управляющий фондом ARGO SP — об итогах совещания ЕЦБ, перспективах дальнейшего снижения ставок и прогнозах для инвесторов.

Подробнее Movchan Group

30.08.2019

«Часто денег не было вообще»: миллиардер Сергей Колесников о трудном пути к богатству

В программе Forbes Capital Серей Колесников рассказывает о том, как он избегает катастрофичных ошибок в управлении личным капиталом, и как в одном портфеле сочетаются классические инвестиции в бумаги российских эмитентов с альтернативными инвестициями в экопарки.

Подробнее Movchan Group

29.08.2019

Министр финансов Аргентины обратился к МВФ с просьбой о реструктуризации платежного графика

По словам министра Эрнана Лакунса, предложения Фонду сделаны для того, чтобы следующему правительству можно было спокойно развернуть свою работу без финансовых ограничений

Подробнее Movchan Group

26.08.2019

Совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин: «Неинтересный бизнес — это оксюморон»

В интервью для проекта Forbes Capital Дмитрий Костыгин рассказал Андрею Мовчану о своем самом прибыльном бизнесе и своей новой книге об искусстве управления.

Подробнее Movchan Group

20.08.2019

Интервью Андрея Мовчана для Inc.

Стоит ли открывать свое дело в России? Куда инвестировать деньги? На что влияет дело Baring Vostok? Почему рост налогов, проблемы бизнеса, снижение доходов и уровня жизни не приведут к протестам? На вопросы Inc. ответил экономист, финансист и инвестиционный менеджер, глава группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group Андрей Мовчан.

Подробнее Movchan Group

Оценка акций публичных и непубличных компаний

Партнер Movchan’s Group и Управляющая портфелем CREDO FGR о книге Modern Security и оценке акций

Подробнее Movchan Group

08.08.2019

Стоимостное инвестирование по Темплтону

Безусловная великая фигура в стоимостном инвестировании – Джон Темплтон. Одна из самых важных цитат Темплтона: «Never liked a company, only shares». Тянет на афоризм. На мой взгляд, если переводить на язык стоимостного инвестирования, Темплтон говорит о том, что цена покупки акций очень важна. Что здесь акция – это компания (у акции есть все характеристики компании, как у права требования на ее долю) плюс цена ее акций. Иными словами, ничего не покупайте дорого, говорит Темплтон.

Подробнее Movchan Group

01.08.2019

Forbes Capital. Кирилл Тремасов: «То, что написано в учебниках, действительно работает»

Очередной выпуск Forbes Capital с Андреем Мовчаном доступен к просмотру. Герой программы –директор по инвестициям «Локо-Инвест» и ведущий популярного финансового Telegram-канала MMI @russianmacro об инвестициях на развивающихся рынках и о том, «почему одни страны богатые, а другие бедные».

Подробнее Movchan Group

Forbes Capital с Андреем Мовчаном. Интервью с Романом Троценко

Недавно мы затеяли с Форбс целый проект — мы сделаем несколько десятков интервью с успешными инвесторами, предпринимателями, топ менеджерами на тему «Инвестиции» — что это в их жизни, как и куда они инвестируют, как принимают решения, о лучших и худших инвестициях, о смешных и грустных моментах в их инвестиционной карьере. Смотрите обязательно.

Подробнее Movchan Group

28.06.2019

ПМЭФ как светская тусовка и кто такой «хороший инвестор»

Финансист, глава группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group — об итогах ПМЭФ-2019 на примере «дела Калви»

Подробнее Movchan Group

19.04.2019

Андрей Мовчан: Миф о «ремонетаризации золота»

Почему то ровно со вчерашнего дня на меня сыплются вопросы про золото — в смысле, теперь же Базель 3, значит оно будет стоить намного дороже, не так ли?

Подробнее Movchan Group

Сказка о тройке. Что показало расследование OCCRP бизнеса «Тройки Диалог»

Если читать расследование OCCRP беспристрастно, то единственный вывод, который можно из него сделать, новым никак не назовешь: финансовые институты, в которых 10 лет назад комплаенс был поставлен далеко не так жестко, как сегодня этого требуют европейские законодатели, могли использоваться для отмывания денег. Этот вывод не оригинальнее вывода, что ножом можно зарезать человека. Однако никому еще не приходило в голову сваливать вину за преступления на создателей его орудия

Подробнее Movchan Group

Чего не видели современные инвестиционные менеджеры

Повышение ставок ФРС может оказаться новым долгосрочным трендом после почти 40 лет их снижения

Подробнее Movchan Group

Законодательная фантазия Андрея Мовчана

Прогнозировать — значит фантазировать. Прогнозировать в России, где будущее определяется личной волей маленькой группы людей, значит фантазировать вдвойне. Но в этой фантазии можно быть последовательным: достаточно примерно понимать психологию принимающих решения

Подробнее Movchan Group

Миллиардеры не смогут передать свое богатство по наследству

Государственная система управления становится все менее эффективной, уровень коррупции все выше, руководство дряхлеет, методы управления страной оказываются все более устаревшими. И мы, конечно, придем к тому, что система исчерпает свои ресурсы для поддержания социальной стабильности.

Подробнее Movchan Group

Индульгенция с подвохом: чем отличается новая амнистия капиталов

Законы об амнистии капиталов поставили в невыгодное положение законопослушных граждан — им никто не вернет честно уплаченные налоги

Подробнее Movchan Group

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок шестой: товарные рынки и валюты

«Сноб» завершает серию публикаций об ошибках, «подводных камнях» и злоупотреблениях, которые поджидают частного инвестора на финансовых рынках, подготовленную специалистами группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group под руководством инвестора и финансиста Андрея Мовчана. Предыдущие уроки были посвящены брокерским и банковским комиссиям, облигациям, структурным нотам, акциям, фондам и доверительному управлению. В заключительном уроке речь пойдет о товарных рынках (commodities) и валютах

Подробнее Movchan Group

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок пятый: Фонды и доверительное управление

«Сноб» продолжает серию публикаций об ошибках, «подводных камнях» и злоупотреблениях, которые поджидают частного инвестора на финансовых рынках, подготовленную специалистами группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group под руководством инвестора и финансиста Андрея Мовчана. Предыдущие уроки были посвящены брокерским и банковским комиссиям, облигациям, структурным нотам и акциям. Сегодня речь пойдет о фондах и доверительном управлении

Подробнее Movchan Group

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок четвертый: Акции

«Сноб» продолжает серию публикаций об ошибках, «подводных камнях» и злоупотреблениях, которые поджидают частного инвестора на финансовых рынках, подготовленную специалистами группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group под руководством инвестора и финансиста Андрея Мовчана. Предыдущие уроки были посвящены брокерским и банковским комиссиям, облигациям и структурным нотам. Сегодня речь пойдет об акциях

Подробнее Movchan Group

18.04.2019

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок третий: структурные ноты

«Сноб» продолжает серию публикаций об ошибках, «подводных камнях» и злоупотреблениях, которые поджидают частного инвестора на финансовых рынках, подготовленную специалистами группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group под руководством инвестора и финансиста Андрея Мовчана. Второй урок был посвящен облигациям. Сегодня речь пойдет о структурных нотах и о том, почему они только похожи на «бесплатный сыр», но на самом деле им не являются

Подробнее Movchan Group

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок второй: Облигации

«Сноб» продолжает серию публикаций об ошибках, «подводных камнях» и злоупотреблениях, которые поджидают частного инвестора на финансовых рынках, подготовленную специалистами группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group под руководством инвестора и финансиста Андрея Мовчана. Первый урок был посвящен комиссиям банков и брокеров, работающих с вашими деньгами. Сегодня речь пойдет об облигациях

Подробнее Movchan Group

6 уроков частным инвесторам от Андрея Мовчана. Урок первый: Комиссии

«Сноб» начинает публикацию советов всем желающим заработать на финансовых рынках, подготовленную специалистами группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group под руководством инвестора и финансиста Андрея Мовчана. В первом уроке речь пойдет о том, какими должны быть комиссии банков и брокеров, работающих на рынке с вашими деньгами

Подробнее Movchan Group

27.03.2019

Когда пришли за Baring. Что еще держит инвесторов в России

Фактически состояние дел в стране следует назвать произволом. После беспредела середины 90-х многие надеялись, что конкуренция элитарных групп вынудит элиты создать систему законов – правил, защищающих их (а заодно и всех других) от произвола. Но вышло по-другому: одна из групп, самая далекая и от честного бизнеса, и от общества, выиграла борьбу и сделала произвол залогом своего положения

Подробнее Movchan Group

Вредные советы Андрея Мовчана:
Как избежать налогов с доходов за рубежом

Андрей Мовчан — о правилах обращения с контролируемыми иностранными компаниями

Подробнее

Обратная связь

Если у вас появились вопросы, свяжитесь с нами по номеру +7 499 371 77 27 или отправьте сообщение в форме ниже

Быть в курсе

Заполните форму чтобы подписаться на ежемесячную рассылку Movchan’s

Подписаться на рассылку

Подписываясь на рассылку ARGO SP, вы подтверждаете, что не обладаете статусом налогового резидента Соединенных Штатов Америки. Подписываясь на рассылку ARGO SP, вы подтверждаете, что являетесь квалифицированным инвестором в стране проживания. Для получения информации о критериях квалифицированного инвестора обратитесь к соотвествующему законодательству.

movchans.com

Четвертый урок частным инвесторам от Андрея Мовчана об акциях — Сноб

«Сноб» продолжает серию публикаций об ошибках, «подводных камнях» и злоупотреблениях, которые поджидают частного инвестора на финансовых рынках, подготовленную специалистами группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group под руководством инвестора и финансиста Андрея Мовчана. Предыдущие уроки были посвящены брокерским и банковским комиссиям, облигациям  и структурным нотам. Сегодня речь пойдет об акциях

Иллюстрация: Рита Морозова

Частные банкиры и инвестиционные советники любят акции; управляющие активами тоже любят акции. Почему? Очень просто: акции исторически имеют высокую волатильность — могут сильно вырасти, могут сильно упасть. Это значит, что за управление портфелями акций можно брать более высокие комиссии — особенно performance fee (процент от прироста портфеля) в момент, когда акции сильно выросли; когда они упадут, возвращать комиссии не придется. Более того, за последние 30 лет рынок акций пережил три длинных периода бурного роста индексов. Правда, между ними было два кризиса и жестких падения, а сейчас намечается значительная коррекция, но для брокеров, банкиров и управляющих не так важно, что клиенты в обоих кризисах теряли большие деньги, выводили оставшееся, когда цены на бумаги были минимальными и, как правило, на рынок акций возвращались лишь к следующему кризису — и следующей потере. Им важно, что в течение каждого периода роста они хорошо зарабатывали на клиентах, а после каждого кризиса они просто меняли клиентскую базу. 

Тем не менее никто не говорит, что акции не могут расти и приносить доход. Значительно сложнее вопрос, может ли кто-то генерировать на акциях доход выше индекса или даже абсолютный доход? Есть несколько соображений, основанных на том, что мы видели в портфелях наших клиентов: 

  1. Есть простая статистика: акции индекса NASDAQ (в основном высокие технологии) волатильнее акций индекса Dow Jones (старая экономика), но при этом NASDAQ растет быстрее. Так было, но неизвестно, будет ли. Поэтому покупать, скажем, Apple и тем более каких-нибудь самопровозглашенных единорогов только на этом основании рискованно. Последняя коррекция показала, что падают все одинаково.
  2. Если ваш банкир точно знает, что именно эта акция малознакомого эмитента несправедливо оценена рынком, ваш главный вопрос должен быть: «А почему этого не знают все остальные?» Если только ваш банкир — не Баффет, то вряд ли ему известно то, что не является сто раз проанализированным ста командами на Wall Street и не только и уже отражено в цене акции. То же самое может относиться и к ситуации, когда вы сами нашли такую «недооцененную» акцию.
  3. Есть очень много вещей, которые ничего не значат. Если рынок растет целых десять лет, это не значит, что он будет падать, и не значит, что будет расти; если у акции P/E (коэффициент цена/прибыль) маленькое, это не значит, что она недооценена, если большое — тоже ничего не значит. Да, портфели акций с маленьким P/E исторически показывают лучший результат, чем индекс. Но если зашортить индекс и купить портфель акций с маленьким P/E, с учетом всех расходов результат будет не выше безрисковой ставки.
  4. Часто клиентам продают «дивидендные» акции — те, по которым платятся высокие дивиденды. Это аналог облигаций с высокой доходностью — вы бы стали их покупать только потому, что у них высокая доходность? Большая доходность, потому что большие риски? А с дивидендами не так? Именно так, иначе рынок переоценил бы их «вверх».
  5. Традиционная логика в покупке tech-акций — «это новый рынок, он будет расти в 100500 раз, они лидеры». Если бы в 2000 году вы покупали акции лидеров рынка сотовых телефонов («Филипс», «Эрикссон», «Нокиа») — много бы вы заработали к сегодняшнему дню? 20 лет назад GE была лидером рынка машиностроения, GM — рынка автомобилестроения, ЮКОС — флагманом российского нефтяного рынка. Покупая сегодня «Эппл» или «Амазон», не забывайте об опыте предыдущих лет — звездам свойственно падать.
  6. Риск-премия на акциях сегодня немного выше 2 процентов. Это не кризисный уровень, но далеко и не «привлекательный». P/E S&P 500 — около 22. Столько же было в 1998 году, в начале 12-летнего периода, за который S&P не вырос ни на единицу, но был очень волатилен. А вот в 1989 году, в начале периода бурного роста, P/E было равно 9,5. Ждать продолжения бурного роста в условиях, когда США заглядывают одним глазом в рецессию, ставки все еще растут, инфляция опять снижается и компании одна за другой переоценивают свои прибыли вниз, я бы не стал. Я бы вообще был подальше от рынков акций, пока риск-премии не выйдут за уровень в 4 процента, ставки не устаканятся и инфляция не начнет расти. Это, конечно, не инвестиционная рекомендация — так, наблюдение.

Акции — это инвестиция с непредсказуемой доходностью и риском. Не вкладывайте в них ту часть инвестиционного капитала, которую не можете себе позволить потерять, частично или полностью.

В следующем уроке мы расскажем об инвестиционных фондах и доверительном управлении.

Все тексты серии читайте здесь.

Лого ТелеграмаЧитайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!

snob.ru

Андрей Мовчан:  Чего заслуживает Сталин – Андрей Мовчан – Блог – Сноб

Оказывается, меня можно вывести из себя! Ура, я живой!

Евгений Грин пишет мне вопрос в комментариях:

«Андрей, у меня был в голове совершенно другой комментарий, потом я прочитал про Сталина. И возник вопрос. Сталин кроме поругания и забвения больше ничего не заслуживает? Его можно рассматривать только как кровавого тирана и экономические, индустриальные вопросы не важны?»

Евгений, сразу прошу прощения за эмоции, я уважаю Вас и Ваш вопрос. Но уж больно он страшный. 

Итак, Евгений, любитель частных самолетов и гоночных машин, судя по заставке в ФБ, носитель длинных волос и любитель публичных выступлений, судя по фотографии. Рассказываю:

Вы уже десяток лет, после голодного студенчества, когда одну шинель вам приходилось носить пять зим, а ботинки (тоже одни) вам латал знакомый сапожник «за так», работаете инженером в КБ в Москве. На дворе расцвет СССР, Вы недавно смогли с женой и дочкой переехать из холодного угла избы ее родителей в районе нынешней ул. Свободы в отдельную комнату 9 кв. м в доме-малоэтажке на Соколе (правда у вас на 18 комнат один туалет и кран, из которого течет ржавая холодная вода, но по сравнению с промерзающим углом это роскошь). Жена работает учителем в школе, дочь — в яслях (вам повезло), двух зарплат с шестидневной работы вам хватает на скромную еду и типовую одежду, иногда к празднику вы можете даже подарить что-то жене, например, «вечную» ручку. Жену вы любите и балуете: она молодая (родилась в канун революции), уже «новый человек», нежная и добрая. Зря вы ее балуете — не знает она, что можно, а что нельзя. Лучше бы били, как большинство ваших бывших соседей по деревне ее родителей! Как-то в школе на педсовете, на разборе, почему не все учителя в достаточной степени доносят до классов справедливость и своевременность расправы с предателями и изменниками, она не только не выступает с сообщением о всеобщей радости, но даже тихо говорит своей многолетней подруге и коллеге: «Как этому вообще можно радоваться, какие бы они ни были, они же люди!» Говорит она это тихо, но доносов будет написано целых три, один — от подруги. Жену вашу возьмут через неделю, в час ночи. Будут спокойны и вежливы, вы на два голоса будете кричать, что это ошибка, и они будут уверять: конечно ошибка, но у нас приказ, мы довезем до места, там разберутся и сразу отпустят. Утром вы начнете пытаться выяснять, а ваши друзья на вопрос, как выяснить, будут уходить от разговора — и сразу от вас, при следующей встрече вас просто не замечая. Наконец вы дорветесь до нужного кабинета, но вместо ответов вам начнут задавать вопросы и покажут признательные показания: ваша жена была членом троцкистской группы, связанной с японской разведкой. Цель — развращать школьников и опорочивать советскую власть. На листе с показаниями будет ее подпись, дрожащая и слабая, в углу две капли крови. От вас будут требовать дать косвенные улики: «Не могла же она не говорить с вами на эти темы? С кем из подозрительных лиц она встречалась?» Вы будете кричать: «Этого не может быть, я знаю ее! Это провокация контрреволюционеров! Я буду жаловаться вплоть до товарища Сталина!» — «Ну хорошо, — скажут вам. — Вы сами решаете, помогать органам или нет. Идите». Впрочем, возможно, что вид крови вызовет у вас приступ тошноты, к голове прильет, станет жарко, руки похолодеют и начнут мелко дрожать, а в груди появится мерзкое чувство тоски. Вы сгорбитесь и неожиданно услышите свой голос, говорящий: «Да, да, да, конечно, теперь я понимаю, да, она говорила мне не раз, но я думал что это она — от доброты, но я, знаете ли, я всегда ей твердо говорил…» — «Пишите», — подвинет вам карандаш «начальник». И вы напишете. Но это неважно, потому что в обоих случаях за вами придут через 4 дня — 4 дня, в течение которых вас не будут замечать коллеги и знакомые, и даже родители жены не пустят вас на порог. Вы пройдете все стадии — возмущения и страха; после первых побоев — ужаса и возмущения; когда вы усвоите, что бить вас будут дважды в день — в камере «по-народному», отбивая почки, ломая нос и разбивая лицо, а на допросе «по-советски», выбивая печень, разрывая диафрагму, ломая пальцы, раздавливая половые органы, — вы сживетесь с ужасом, и никаких других чувств у вас больше не будет. Вы даже не будете помнить, что у вас была дочь (и где она?) и жена. 

Вам повезет. Вы быстро подпишете все, что надо. Еще 6 человек возьмут на основании ваших показаний, лишь одного из них вы знаете, это тот коллега, который отказался с вами здороваться. Когда вы будете подписывать показания на него, только на этот миг у вас проснутся человеческие чувства: вы будете испытывать злорадное удовлетворение. Чудо будет в том, что вас обвинят всего лишь в недонесении (либо следователям приятно сочинять сложные истории, либо есть разнарядка на разные статьи). Вы отправитесь в лагерь, просидев 5 лет, попадете на фронт, в первом же бою вас ранят в руку, она так никогда и не выздоровеет до конца, и поэтому опять на фронт вы не попадете — вас вернут в ваше КБ. Бить вас в лагере (чуть вернемся назад) будут еще много и часто, зубы будут выбиты, нос свернут навсегда, пальцы, которые умели играть на гитаре, больше никогда не смогут даже нормально держать ручку. Вы никогда уже не сможете спокойно смотреть на еду и будете запасать под подушкой черные корки, вы будете пожизненно прихрамывать, никогда не спать больше четырех часов и вскакивать от каждого шороха, а звук машины за окном ночью будет вызывать у вас сердечный приступ. 

Вы попытаетесь найти вашу дочь, но не найдете: ее отправили в специальный детдом для детей врагов народа, дальше война и следы теряются. Архивы бы помогли, но они закрыты и не будут открыты.

Вы никогда не узнаете, что сталось с вашей женой, но я вам расскажу — я же все знаю. Вашу жену доставили в приемник и сразу там же, не дожидаясь допроса, изнасиловали находившиеся в том же приемнике уголовники. Их было шестеро, у них было два часа, охрана не торопилась, а следователь запаздывал — много работы. Она сопротивлялась примерно минуты три, пока ей не выбили 5 зубов и не сломали два пальца. Вот почему ей было трудно подписывать признание. Но кровь на бумаге была от разорванного уха (разбитый нос уже не кровоточил после пятичасового допроса). Ухо ей разорвали на допросе — следователь, не дожидаясь ответа, будет ли она признаваться, ударил ее несколько раз подстаканником по голове (на самом деле он злился, что чай холодный, работы до черта, и девка красивая и в теле, почему сволоте уголовной можно, а ему, офицеру, нет?!). Она тоже быстро все признала и подписывала все, что скажут, один раз только она заколебалась — когда подписывала показания на вас. Но ей сказали, что отправят в мужскую камеру, и она подписала. Ее тоже быстро отправили в лагерь. Но она была менее гибкой — вы быстро научились прислуживать блатным и воровать пайку, когда никто не видит, а она все пыталась защищать других от издевательств, за что ее ненавидели и блатные, и забитые доходяги. Как-то через примерно год, когда она сказала что-то типа «нельзя же так бить человека!», кто-то из блатных баб придумал: «Ах нельзя? Ну так мы должны тренироваться, чтобы правильно научиться — даешь, б*дь ДОСААФ!» Ее раздели и били, показывая друг другу, кто как умеет, а «политических» заставили оценивать удары по десятибалльной шкале. Каждый удар вызывал оживленные споры среди жюри, ведь надо было отдать кому-то предпочтение, а проигравший мог обидеться. Никто не заметил, когда она умерла: упала быстро, били лежащую. Заметившая сказала: «Сука, сдохла, так не интересно. Шабаш всем!»

Вы прожили еще 15 лет после войны, умерли в 50 лет от инсульта. Вы жили все это время конечно не в своей старой комнате на Соколе, а в полукомнате, которую Вам выделил Минсредмаш (за картонной перегородкой жила семья из 4 человек, дверь была одна, но и туалет уже всего на 7 комнат). Половину этого времени вы получали большинство товаров (а нужно-то вам было всего ничего) по карточкам и талонам. Вы так и не успели купить радиоприемник, слушали радиоточку, которая была на половине соседей, но почти всегда включена. Когда у вас отказала левая половина, вас уже через 6 часов вывезли в больницу и положили на матрас в коридоре. К вам не подходили, так как признали безнадежным. Вы умирали в своей моче и экскрементах еще около суток, но это было ничто по сравнению с лагерем — это было так же хорошо, как отправка на фронт, как ранение, как узнать, что рука не будет работать, как верить в то, что ваша жена умерла и не мучается (до 56-го вы только верили, а не знали). 

Я хочу, чтобы вы знали: все, что с вами случилось, нельзя рассматривать в отрыве от экономических и индустриальных вопросов. Ибо есть еще те, кто верит, что Россия стала экономически сильной если не за счет ваших небольших неприятностей, то по крайней мере одновременно с ними. 

Ну что ж. Давайте не будем в отрыве. Россия в это же время пережила чудовищный голод (до 8 млн жертв, до 3 млн умерших напрямую от голода) — единственная в Европе. Россия распродала фантастические запасы драгоценностей и искусства. Россия содержала в голоде, холоде и болезнях своих граждан — все время до войны и 20 лет после. Для чего? Для того чтобы суметь выпускать только и исключительно танки, пушки, военные самолеты и автомобили, обмундирование и сапоги. Россия ни тогда, ни после того не смогла произвести ни одного стоящего потребительского товара, ни одной своей технологии (даже ракеты и ядерную бомбу украли). Правда, груды танков не спасли СССР от вдвое меньшего по численности и вооруженности врага, который пропахал всю европейскую часть, пока мы перевооружались американскими подачками и ели американскую тушенку.

Цена страха Европы перед коммунизмом, цена сталинской стратегии «ледокола», цена коллаборационизма перед войной — 26 млн жизней. Цена репрессий — не менее 3 млн трупов и 6 млн вернувшихся из лагеря. Цена раскулачиваний и «вредительских-расхитительских» законов — еще 4 млн.

snob.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о