Содержание

Фандрайзер — The Village

 

 

 

Как пришла в профессию

Раньше я работала в крупной медийной компании и занималась продажей рекламы. Потом это всё мне страшно надоело, было острое желание работать в сфере культуры. Мысли о создании компании, занимающейся соединением финансов и культурных проектов, были у меня давно. А после того как мы познакомились с Ксенией Таракановой, появилось V Confession Agency — компания, специализирующаяся на фандрайзинге для проектов в сфере современной культуры. Первым фандрайзинговым проектом стала Уральская индустриальная биеннале современного искусства.

 

Что входит в обязанности

Фандрайзер помогает найти финансирование для реализации различных проектов. Важно понимать: благотворителей нет, так как все организации сотрудничают не на безвозмездной основе, не бывает бескорыстных меценатов. По сути, есть только спонсоры — они что-то получают взамен своей поддержки. Компания-спонсор выделяет определённую сумму на реализацию проекта, за что получает определённые возможности. Например, компания PUMA в своё время поддержала выставку New York Minute в центре «Гараж», за что смогла представить свой бренд на площадке (была создана специальная зона с пинг-понг столами, неоновыми знаками, кикерами), провести собственное закрытое мероприятие в рамках выставки, название бренда было напечатано во всех буклетах и рекламных материалах выставки. Компания также использовала статус партнёрства в формировании имиджа своего бренда.

Если говорить о навыках, фандрайзеру необходимо умение вести переговоры, быть дипломатичным, уметь убеждать и обрабатывать большие объёмы информации. Будучи связующим звеном между культурными институциями и коммерческими организациями, мы должны хорошо понимать потребности обеих сторон, чтобы все в итоге остались довольны сотрудничеством. Так как наше агентство занимается фандрайзингом именно для культурных проектов, мы в первую очередь взаимодействуем с компаниями, которые хотят ассоциироваться с различными культурными инициативами. У нас еженедельно появляются новые клиенты, которые, как правило, становятся постоянными. Мы обслуживаем не менее четырёх проектов в месяц, поэтому фандрайзингом у нас занимаются несколько человек.

 

Где учиться

Я окончила Высшую школу экономики, изучала маркетинг. В какой-то степени полученные знания мне помогли, но назвать это профильным образованием я не могу. Программы обучения фандрайзингу есть во многих вузах, в той же ВШЭ.

 

Перспективы

Пока мы единственные, кто занимается фандрайзингом в этой сфере на постоянной основе. А на Западе подобных агентств очень много, система сотрудничества между культурными институциями и фандрайзерами отлажена, существуют общепринятые формы взаимодействия. Мы же являемся в некоторой степени первопроходцами и сами создаём в Москве систему взаимодействия между культурой и коммерцией.

Мне кажется, что перспективы у этой профессии очень большие, по крайней мере, мы над этим работаем и развиваем индустрию. Мы столкнулись с тем, что кадры для подобной работы найти очень сложно, поэтому нам проще самим их выращивать.

Текст: Злата Онуфриева

 

 

это новое профессия в сфере инвестирования

Экономические термины, какими бы они ни были, все больше проникают в лексикон обычных граждан. Мы давно знаем, что такое кредиты, для чего нужно страхование и стоит ли работать на «Форексе». Не так давно получило распространение новое слово – фандрайзинг.

Фандрайзинг: значение термина

Фандрайзер – это человек, который занимается привлечением материальных, денежных, информационных или человеческих ресурсов, которые необходимы конкретному предприятию.

Следовательно, фандрайзинг – это процесс по организации привлечения этих средств. Не совсем понятно? Идем дальше.

Каково значение слова фандрайзер? Для того чтобы понять семантику, нужно обратиться к английскому слову fundraising, образованному из словосочетания to raise fund, что и обозначает «привлечение средств».

фандрайзер это

Кому и зачем нужен фандрайзинг?

Несмотря на то что мы живем в 21 веке и, казалось бы, должны хорошо представлять себе структуру денежных потоков и пути их перенаправления, в отечественной экономике многие вопросы, связанные с привлечением средств, кажутся многим непонятными. Как функционируют наши предприятия, чья деятельность не связана с коммерческим доходом?

Они, в большинстве своем, вообще не занимаются сбором средств, а довольствуются тем, что им достается. Как вы понимаете, много им не достается априори, а потому предприятие либо остро нуждается в помощи, либо денег просто не хватает.

В то же время, обратив свой взгляд на Запад или даже Европу, мы увидим, что там ситуация обстоит совсем иначе. Очень часто предприниматели, даже не разработав проект, уже привлекают деньги для его воплощения. Это связано с тем фактом, что государство мало участвует в финансировании социальных сфер. По своей сути, фандрайзер — это тот же инвестор, с тем отличием, что средства привлекаются в основном для некоммерческих проектов, хотя при этом вполне могут быть использованы для коммерческих целей.

значение слова фандрайзер

Источники фандрайзинга

Откуда брать эти ресурсы, что служит источником фандрайзинга? Это могут быть частные компании или отдельные лица, государственные предприятия и негосударственные фонды. Как осуществляется привлечение средств? По-разному, в зависимости от того, кем выступают вышеперечисленные источники. А они могут быть инвесторами, спонсорами, донорами, меценатами или грантоотдающей организацией.

Фандрайзер: обязанности и задачи по привлечению средств

Итак, чем же непосредственно занимается фандрайзер? Разумеется, прежде всего сбором средств из названных выше источников. Во-вторых, немаловажной частью обязанностей фандрайзера является построение новых связей. Любому проекту или организации нужны друзья, которые смогут поддержать, дать рекламу или предложить выгодные партнерские соглашения.

Кроме того, новый проект должен получить огласку, а потому фандрайзер занимается своеобразной рекламой деятельности организации, информирует о ее цели и стратегии.

Нужно отметить, что по способу осуществления фандрайзинг бывает внешним и внутренним.

Внутренний фандрайзер — это человек, работающий непосредственно в организации, занимающийся поиском источников финансирования. Внешний осуществляется при содействии специальных консультантов, экспертов и фирм по фандрайзингу.

ассоциация фандрайзеров россии

Фандрайзинг в России

В нашей стране фандрайзинг появился в начале девяностых годов, вместе с постепенным развитием различных некоммерческих предприятий. Сегодня эта дисциплина преподается в университетах вместе с основами маркетинга, рекламной деятельности, социального менеджмента.

Нужно отметить, что у нас пока еще невысока доля населения и государственных предприятий, участвующих в формировании доходов для российских некоммерческих организаций. Однако рыночная ситуация вынуждает искать новый формы и способы привлечения финансовых средств, а потому идет процесс развития фандрайзинга, который приближается темпами к уровню США.

Не так давно, а именно в ноябре 2013 года, была образована Ассоциация фандрайзеров России. Цель этого объединения заключается в содействии развитию благотворительности на основе фандрайзинга, при условии осведомленности и поддержки жителей страны. По словам директора нового объединения Ирины Меньшениной, на сегодняшний день наиболее важным для членов организации является повышение осведомленности граждан страны о таком виде деятельности, как фандрайзинг. Россияне не знают, что фандрайзер – это специалист в области привлечения финансов, и путают честную деятельность с мошенничеством.

фандрайзер обязанности

В Ассоциации предлагается два вида членства – для частных лиц и для компаний, которые могут представлять собой бизнес (структуры или НКО). Услуги, которые предоставляет Ассоциация, следующие:

  • мероприятия по обучению, которые проводятся в режиме реального времени или дистанционно;
  • информирование членов объединения;
  • консультационные мероприятия по бухгалтерской, экономической и юридической тематике;
  • участие членов организации в социальных исследованиях.

фандрайзер — Викисловарь

Содержание

  • 1 Русский
    • 1.1 Морфологические и синтаксические свойства
    • 1.2 Произношение
    • 1.3 Семантические свойства
      • 1.3.1 Значение
      • 1.3.2 Синонимы
      • 1.3.3 Антонимы
      • 1.3.4 Гиперонимы
      • 1.3.5 Гипонимы
    • 1.4 Родственные слова
    • 1.5 Этимология
    • 1.6 Фразеологизмы и устойчивые сочетания
    • 1.7 Перевод
    • 1.8 Библиография
В Викиданных есть лексема фандрайзер (L174187).

Морфологические и синтаксические свойства[править]

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. фандра́йзер фандра́йзеры
Р. фандра́йзера фандра́йзеров
Д. фандра́йзеру фандра́йзерам
В. фандра́йзера фандра́йзеров
Тв. фандра́йзером фандра́йзерами
Пр. фандра́йзере фандра́йзерах

фанд-ра́й-зер

Существительное, одушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -фандрайз-; суффикс: -ер.

Произношение[править]

  • МФА: ед. ч. [fɐnˈdraɪ̯zʲɪr], мн. ч. []

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. тот, кто занимается фандрайзингом, специалист по привлечению средств в некоммерческую организацию ◆ Первым делом наняли профессионального фандрайзера. Олег Манчулянцев, «Как вырастить компанию на миллиард», 2010 г.
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Ближайшее родство
  • существительные: фандрайзинг

Этимология[править]

От ??

Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

Перевод[править]

Список переводов

Библиография[править]

  • Шагалова Е. Н. Словарь новейших иностранных слов. — М. : АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2017. — ISBN 978-5-462-01845-9.
Interrobang.svg Для улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить сведения об этимологии в секцию «Этимология»
  • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

Фандрайзинг — это… Что такое Фандрайзинг?

Фандра́йзинг, иногда фандре́йзинг (от англ. Fundraising) — процесс привлечения денежных средств и иных ресурсов (человеческих, материальных, информационных и т. д.), которые организация не может обеспечить самостоятельно и которые являются необходимыми для реализации определенного проекта или своей деятельности в целом.

Возможные источники привлечения ресурсов
  • Компании;
  • Частные лица;
  • Фонды;
  • Государственные органы.


Все эти источники могут выступать в качестве:

  • Финансового спонсора;
  • Спонсора на условиях бартера;
  • Инвестора;
  • Грантодающей организации;
  • Мецената;
  • Донора.
Разница между донорами, меценатами и спонсорами

Разница между донорами, меценатами и спонсорами состоит в следующем:

  • Доноры — это организации, в миссии которых предусмотрено предоставление безвозвратной финансовой, технической помощи на конкурсном основании.
  • Меценатство — это благотворительная помощь физических лиц на добровольном безвозвратном основании.
  • Спонсорство — это конкретная помощь юридических и физических лиц на определенных условиях.

Все сущности, которые могут выступать источником привлечения ресурсов, можно называть «партнерами».

Фандрайзинговая стратегия

Важными аспектами фандрайзинговой стратегии являются следующие:

  • Написание бизнес-плана проекта.
  • Написание спонсорского предложения.
  • Четкое определение целевой аудитории проекта для дальнейшего определения потенциальных спонсоров.
  • Установление таких взаимоотношений с партнерами, которые удовлетворяют интересам обеих сторон.
  • Правильное закрытие проекта (включает в себя работу с партнерами после окончания проекта для создания возможности дальнейшего долгосрочного сотрудничества).
Спонсорство

Важным аспектом составления спонсорского предложения является выделение определенных спонсорских пакетов с разными условиями сотрудничества и привилегиями — для генерального спонсора, эксклюзивного спонсора, медийного спонсора и т. д. Стоимость спонсорского пакета может достигать нескольких миллионов евро в зависимости от масштаба проекта, географии и целевой аудитории.

Фандрайзинг в СНГ

На территории СНГ фандрайзинг как термин не является широко распространённым. В большинстве случаев это понятие ассоциируется с филантропией и социальными проектами, однако важно понимать, что помимо этого привлечение ресурсов для коммерческих проектов, поиск финансового спонсора, спонсора на условиях бартера, инвестора также является фандрайзингом.

Интересные факты
  • Термин «профессиональный фандрайзер» («professional fundraiser») — тот, кто предоставляет услуги по привлечению ресурсов самостоятельно или по контракту, тогда как «фандрайзер-профессионал» («fundraising professional») — сотрудник организации, которая ищет пути привлечения ресурсов.
  • Команда президента США Барака Обамы организовала рекордный сбор средств на предвыборную кампанию в 2008 году собственными усилиями на основании привлечения средств нижних слоев общества.
Известные фандрайзеры

Ссылки

Виртуозы коммуникации или люди-эксели: какие качества нужны фандрайзеру?

С чего начинать сбор денег, если у тебя ничего нет? Кто эффективнее — энтузиаст или человек-таблица? В чем разница между просьбой о подаянии и просьбой о пожертвовании?

Эти и другие вопросы фандрайзинга мы обсуждаем с Дмитрием ДАУШЕВЫМ, директором по фандрайзингу Детских деревень — SOS Россия и одним из учредителей и членом совета российской Ассоциации фандрайзеров.

Профессионально просить о деньгах: как это

— Как сейчас становятся фандрайзерами в России?

— Становятся все по-разному — у нас, в отличие от большинства цивилизованных стран, нет пока профильного образования. Есть несколько основных путей. Первый – это когда сотрудники некоммерческой организации, поняв, что организации нужны деньги, начинают заниматься ещё и фандрайзингом, и потихонечку развиваются в эту сторону. Другой путь – когда приходят со стороны сразу на фандрайзинг или связку фандрайзинг + пиар. В идеале это люди, имеющие хоть какое-то профильное образование, в области маркетинга, рекламы, пиара или психологии. Часто и этого не происходит, часто берётся человек, готовый всё это осваивать, энтузиаст – а дальше всё зависит от того, насколько он готов развиваться.

Если говорить о необходимых качествах, на мой взгляд, основное – это наличие базовых знаний в перечисленных областях, в первую очередь – маркетинга. Это – в идеале, это бывает очень редко. Второе – готовность развиваться. Не так много нужно изучить: почитать 20 книжек, поучаствовать в пяти семинарах – и всё, дальше – практика-практика-практика… И практика на фоне постоянной готовности это всё развивать, улучшать, совершенствовать. Третье – это навыки чисто человеческие, коммуникационные, то есть – умение говорить, умение общаться, умение писать, открытость к общению…

— Коммуникации в фандрайзинге– это главное умение?

— Не совсем так. Фандрайзинг – тоже достаточно комплексная штука. В нём есть внешняя коммуникация, когда ты лицом к лицу с донорами, лицом к лицу с партнёрами, а есть очень важная часть фандрайзинга, которая не требует особой коммуникабельности. Человек, который отвечает за базу данных по жертвователям, может быть и нелюдимым, но идеально работать с цифрами, быть отличным аналитиком. Есть такие люди – ходячие таблицы, люди-эксели. В фандрайзинге очень нужно иметь такого человека, либо такие навыки. Да, коммуникация важна. Но при этом это – не единственное, что нужно делать.

Ещё очень важна стрессоустойчивость, особенно для тех, кто работает с внешней аудиторией. Готовность к обломам, к неудачам, к отказам…

— Когда тебе не дают денег?

— Тебе не дают денег, тебя могут посылать, на тебя могут смотреть, как на идиота твои же собственные друзья. Ты можешь дружить с кучей людей, и, если они особенно из такого жёсткого бизнеса, они будут тебе говорить по пьяному делу: «Слушай, ну, мы же с тобой понимаем, что всё это туфта, что на самом деле вы отмываете деньги?»

То есть будут (и часто) встречаться люди, не понимающие каких-то основ, не верящие вообще в благотворительность. Это вполне объяснимо, потому что они живут в другом мире. Вокруг них – жёсткий мир, где все друг друга покупают. Наши миры пересекаются очень слегка, и порой такие люди просто не лечатся – можно часами их убеждать, спорить, ругаться, но при этом некоторые из них остаются при своём мнении.

Отказы надо принимать, как данность, как часть профессии. Да, это нормально, что мне нужно постоянно ходить к людям, постоянно обращаться и постоянно получать отказы разной степени серьёзности, жёсткости и прочее. И какой-то процент просьб будет успешным – это нормально.

— Некоторые начинающие фандрайзеры жалуются — стыдно все время просить…

— Я помню первые семинары по фандрайзингу в середине 90-х, тогда много было таких жалоб — «Нам стыдно просить». Вылечилось это за многие годы путём изменения отношения к самому фандрайзингу. Просьба о пожертвованиях — это не просьба о милостыне или о подаянии, это – предложение. Фандрайзинг – это предложение человеку сделать хорошее дело. Мы открываем в том, у кого просим что-то, что он сам не замечал раньше. У него есть потребность помогать, она просто глубоко.

Мы приходим и говорим: «Слушай, у нас есть проблема – это наша общая проблема, всего общества. Просто мы её уже заметили и с ней работаем и помогаем кому-то – вот этим детям – вылечиться, а ты тоже можешь в этом принять участие». Это включение человека в решение проблемы, он становится частью той команды, которая решает проблему. Просто мы это делаем профессионально, как специалисты в этой области, он участвует в этом деньгами, а ещё он кому-то про это расскажет и так далее. Так гораздо проще работать самим фандрайзерам: они не становятся попрошайками, они становятся людьми, помогающими другим помогать.

Собственно, главная задача фандрайзинга – делать так, чтобы донор был счастлив от того, что он постоянно помогает. И это счастье достигается развитием отношений. Одна из классических ошибок фандрайзинга – это когда мы к донорам ходим только просить. То есть мы один раз пришли, попросили, сказали «спасибо» – и забыли про донора. Через три месяца пришли снова, попросили – может быть, он нам ещё даст, потом ещё через три месяца придём, попросим – он уже не даст, потому что это нахлебническое отношение. А нужно за эти три месяца до того попросить, позвонить человеку, просто спросить, как дела, пригласить его на мероприятия, прислать ему интересную информацию о том, как живут его подопечные. Коммуникация двусторонняя должна быть – получается, что между двумя просьбами мы несколько раз человеку что-то дали. И вот на таких долгосрочных отношениях как раз основная часть денег и собирается.

— С какими мотивами приходят в фандрайзинг? Это же довольно нестандартная карьера.

— Есть идеалисты, которые с самого начала хотят делать мир лучше, еще студентами приходят. Есть те, которые дозрели до того, чтобы что-то менять в своей жизни и вокруг себя. Человек, скажем, отработал свои 20 лет где-нибудь в бизнесе, а потом сказали: «Вот, у меня ребёнок вырос – и я понимаю, что что-то я делаю не то».

— А кто лучше работает?

— Тот, кто больший специалист. Тот, у кого больше навыков, перечисленных до этого. Потому что на самом деле те, кто приходит с желанием делать мир лучше, могут быть разочарованы, потому что цели у нас немножечко другие, чем в бизнесе, НКО действительно меняют мир к лучшему, это правда. Но чем занимается фандрайзинг? Продажами. Деньгами.

То есть всё то же самое – деньги, деньги, деньги, KPI, недовольство, бесконечные письма и так далее. Приходилось видеть потухшие глаза тех, кто пришёл в нам с чувстовм «я буду спасать детей». Мы помогаем детям, мы спасаем детей – да, это правда. Но ежедневная работа – такая же почти, как в любом отделе продаж, и тут одной мотивации спасать мир недостаточно.

Хотя уверенность в том, что занимаешься правильным делом, и именно твоя организация занимается правильным делом, очень важна. Я, например, не смогу продвигать организацию, в миссию которой я не верю или которую считаю не важной.

С чего начинать, если ничего нет?

— Среди российских НКО есть несколько очень крупных и опытных, и есть море начинающих, у которых главный вопрос: «Расскажите нам, где взять деньги?» С чего нужно начинать фандрайзинг, если пока ничего нет? Ходить по состоятельным людям и просить у них, разворачивать кампанию в социальных сетях?

— Начинать надо вообще не с этого, а с разработки стратегии – а что вы вообще из себя представляете? кем вы хотите быть завтра? какие задачи вы хотите завтра решать? какой вы видите свою организацию через три – пять лет?

Спрашивают: а как нам теперь собирать деньги? — Подождите, а на что, вы понимаете? — Ну, не очень точно, но нам нужны деньги. Вначале надо посмотреть на себя, понять, как вы хотите развиваться на ближайшие годы, и тогда будет понятно – какие ресурсы нужны. И вот только с этого момента нужно начинать думать о фандрайзинге, всерьёз.

Если считать, что организация сделала домашнее задание и всё это прошла, и у нее есть стратегии нескольких видов – грубо говоря, программа-минимум, программа-оптимум, программа-максимум в зависимости от того, насколько удастся реализовать фандрайзинговую составляющую. Можно же на самом деле нагрести кучу денег и не знать, как их потратить – просто потому, что та деятельность, которой ты занимаешься, те ресурсы человеческие, которыми ты обладаешь – профессиональные, программные – гораздо меньше, чем ты можешь переварить.

Так вот, когда это сделано, часть ответов будет уже в самой стратегии: какие деньги нам нужны. Деньги бывают разные – они бывают целевые и нецелевые (это, конечно, тоже деньги на благотворительные цели, но организация сама определяет, как на какие именно, и как эффективней их потратить в рамках своей уставной деятельности), они бывают долгосрочные и краткосрочные, они бывают дорогие и дешёвые. Если нам нужно долгосрочное стабильное финансирование, то понятно, что фокус – на частных жертвователей, на максимально нецелевые, максимально регулярные пожертвования частников – это долгосрочное стабильное финансирование.

Если у нас вся деятельность проектная, то есть вот у каждого нашего начинания есть начало и есть конец, есть обозначенный чёткий результат, то нужно идти в основном по грантам.

Ну, и так далее. Если мы не берем грантовую часть, а берём в компании и частников, включая крупных, то начинать надо всегда с самого простого, то есть идти по пути наименьшего сопротивления, а именно – брать ближайший круг и начинать его обрабатывать.

— Просто свои контакты?

— Просто свои контакты. Свои, коллег по работе, контакты друзей, контакты членов правления вашей организации и тому подобное, потому что это – самый простой путь, и это – возможность достаточно быстро сделать какую-то финансовую подушку, создать, обеспечивающую тебе более или менее нормальное существование на ближайшие годы.

Если ты вложишься сразу в системные сложные вещи, например, построение системы работы с частными донорами – это база данных, это разработанный сайт, это рассылка, это система коммуникаций, это определённый набор сервисов донорам – на это уйдёт много времени и много денег, а результата быстро не будет. Ты просто не достроишь это и провалишь всё, что у тебя есть сейчас…

Мне очень нравится аналогия с бильярдом, В бильярде профессионал – это не тот, который может сыграть сложно какой-то шар или сложную комбинацию, а это – тот, который выигрывает партию на очень простых шарах. Забивая простейший шар, он рассчитывает траекторию движения дальше таким образом, чтобы следующий тоже стал простым.

Вот тут такая же ситуация – ты идёшь, делаешь что-то простое, готовя себе почву для следующего простого действия. Не нужно замахиваться на сложное – поначалу, по крайней мере…

Конкуренция – это мечта

— Есть ли в фандрайзинге конкуренция? Ведь НКО конкурируют за деньги доноров. И когда ты успешно просишь, то ты как бы отбираешь деньги у других таких же нуждающихся.

— Само по себе понятие «конкуренция» абсолютно нормальное, это – часть жизни. Но мне кажется, конкуренция в нашей сфере пока переоценивается. Я как раз хочу, чтобы конкуренция здесь была. Поясню, если где и есть конкуренция, сейчас у нас, то за корпоративных доноров — все стоят в очереди к «Газпрому», «Лукойлу», к олигархам. И – всё.

Конкуренция серьёзная возникнет тогда, когда средний обыватель – обычный житель вот этого дома, каждый – будет получать два-три-пять обращений о помощи в течение месяца, и начнёт выбирать: а я кому помогаю? Вот тогда будет конкуренция за частного донора, а их – 145 миллионов. И подавляющая часть этих миллионов вообще никак не задействованных в благотворительности.

Сейчас, когда средний потенциальный донор получает обращение о помощи, оно является первым в его жизни, единственным, и в ближайшие год-два-три, возможно, других обращений к нему не будет. То есть у него выбор – давать или не давать? Большинство делает выбор в сторону «не давать», потому что это – действительно незнакомое, непонятное, неизвестное, и никто ни разу не слышал, чтобы кто-то это делал из его друзей-соседей-родственников – с какой радости он будет участвовать в чём-то непонятном?

Вот почему я говорю, что я мечтаю о конкуренции – потому что, когда обычный гражданин будет выбирать, кому именно давать, это означает, что для него жертвовать стало нормой. В этот момент денег в благотворительности станет намного больше, потому что это станет нормой – жертвовать – для всех. НКО станут работать лучше, потому что сейчас мы не знаем, хорошо мы работаем или плохо.

Вот этот отказ, который мы получали, что означает? Что человек не готов, или что мы неграмотно обратились? А когда мы будем видеть, что каждый человек в среднем жертвует, скажем, двум организациям в месяц, а нам почему-то нет, значит, наверное, мы что-то делаем не так. Поэтому это моя искренняя мечта – чтобы наступили времена, когда наше письмо с просьбой о помощи будет сталкиваться с письмом от «Подари жизнь», от «Милосердия», от «Предания» – неважно от кого, человек будет сидеть и выбирать.

— Получается, что сейчас любой успех любого другого фонда – ну, честный фонд я имею в виду – помогает и всем остальным НКО тоже?

— Конечно. Именно поэтому мы очень часто объединяем усилия и более того, на данном этапе развития рынка, скажем так, все максимально открыто делимся друг с другом успехами, технологиями. И это очень интересно. В принципе, сейчас мы строим рынок, сейчас мы меняем отношения людей, и поэтому меня очень радует, когда мы все вместе там друг другу что-то рассказываем, а потом видим, что кто-то это применил – и стало здорово.

А огорчают одновременно две вещи. Первая – когда кто-то из крупных фондов, допустим, что-то делает, на мой взгляд, неправильно для развития рынка… Ну, например, если кто-то сейчас начнет принципиально выступать против уличного сбора пожертвований. Не за честность ведущих сборы фондов, а именно против самой технологии. Потому что тут, как говорится, можно с водой и ребёнка выплеснуть.

Потому что, если провести кампанию против уличного сбора со словами, что это всё – мошенничество, то будет закрыт ряд очень важных акций. Полезнее вести просветительскую работу на тему того, как правильно жертвовать на улице, как отличить жуликов от нежуликов. Это – сложнее, но это правильно. Проще всего просто сказать: любой сбор на улице – это мошенничество. И – всё, и мы закрыли огромное количество возможностей для кучи фондов. Или сказать: адресная помощь конкретным нуждающимся — это зло, а надо помогать только программно.

И вторая вещь, которая меня огорчает, это когда в каком-то фонде, например, поставлена на поток какая-то отдельная технология, и они публично заявляют, что все остальное – это ерунда, неэффективно. Например: наладьте партнёрство с крупным телеканалом – и будет у вас счастье, всё остальное – это туфта. Дальше ты понимаешь, что наладить партнёрство с телеканалом могут два-три крупных фонда, а все остальные занимаются тем, что типа неэффективно.

Или когда фонд образован не снизу, от проблемы, а наоборот – от возможностей: звёздами или очень богатыми людьми, фонды корпораций. Когда с ними сталкиваешься, они говорят: «А что, какие проблемы? Вон, мы собрали вечеринку крутых ребят, нажертвовали на полмиллиона долларов – зачем вы занимаетесь этой ерундой, уличными акциями? зачем вам сайт такой навороченный? Всё можно сделать гораздо проще». То есть они пришли со своим видением, они не включаются в сообщество, но периодически в нём проявляются, рассказывая, как они круто всё делают и показывая всем, что у вас и четверти нет этих результатов, потому что вы всё делаете не то – а надо собрать олигархов и устроить для них ужин… И это вредит рынку в целом.

— А так называемое воровство идей – когда есть какая-то успешная затея и все бросаются ее перенимать, иногда даже названия калькируют. Как было с акцией «Чья-то жизнь – уже не мелочь», которую вообще-топридумал фонд «Линия жизни», а потом она стала тиражироваться некоторыми другими НКО, с похожими слоганами.

— Если что-то становится просто технологией, мне кажется, надо просто смириться с тем, что это есть. Не может быть, скажем, копирайта на проведении спортивных мероприятий, марафонов, велопробегов. Да, «Даунсайдап» первым более или менее значимо это сделал в России. И они уже давно смирились с тем, что многие это делают тоже. Чего не должно быть, так это заимствование напрямую слоганов или названий акций, а второе – это проведение похожих акций одновременно. Получается, кто-то впахивал, вкладывался в разработку идеи до деталей, а остальные просто увидели: деньги текут – а давайте-ка часть их возьмём? Вот это вот, на мой взгляд, очень некрасиво. Понравилась идея? Отлично! Посиди, перевари, сейчас волна сойдёт, повтори это чуть-чуть адаптированно через какое-то время.

— А что делать, если берут? Ругаться? Прослывешь склочником.

— Публично, к сожалению, не надо ругаться. Публично ругаться плохо, потому что хуже будет всем. То есть мгновенно фонды получат ярлык склочников, которые между собой договориться не могут – говорят о том, что они творят добро, а сами грызутся-ругаются. Это надо разбирать как-то между собой, и вот тут наличие профессионального сообщества, той же Ассоциации фандрайзеров, отчасти эту проблему решает. Потому что репутация внутри сообщества тоже становится важной.

СПРАВКА
Ассоциация фандрайзеров – это основанная на членстве некоммерческая организация. Организация создана ведущими российскими специалистами в фандрайзинге в 2013 году, ее цель – содействовать развитию фандрайзинговых технологий в российской благотворительности. Ассоциация разрабатывает отраслевые стандарты, сформулировала Этический кодекс фандрайзера, проводит обучающие семинары.

— А если сторонние энтузиасты хотят сами собрать денег в пользу какой-то НКО: провести ярмарку, уличную акцию, интернет-сбор. Есть уже инструментарий для таких вещей в Интернете. Как быть НКО, чтобы, когда к ней приходят незнакомые ей люди и говорят: «Вот, я хочу в вашу пользу провести акцию, например, крупную, например, в Москве?»

— Мне кажется, здесь всё достаточно просто. Вопрос – в разделении ответственности. НКО в этом случае должна сказать: мы можем дать на это разрешение при одном условии: что мы полностью вовлечены в процесс. То есть мы, как организация, берём на себя ответственность за чистоту этой акции. То есть – наш счёт, наш ящик, наша печать, наша комиссия по вскрытию ящика, и тому подобное.

Мы полностью знаем, какие материалы вы будете использовать, мы даём вам добро на использование этих формулировок, или этих историй, или этих фотографий – и так далее. Если мы, как НКО, готовы в это включаться, видим потенциал, то – да, тогда это идёт так. То есть фактически вы нам помогаете провести наше мероприятие. Это – одна история.

Другая – если вы просто хотите для нас собрать денег каким-то вам только известным способом – по друзьям, знакомым – неважно, это ваше право, но только вы не выступаете от нашего имени. Я могу собрать у себя вечеринку, поужинать и потом решить, кому эти деньги отдам. То же самое: вы можете их нам отдать, можете не отдать, но вы не имеете права говорить, что вы действуете от нашего имени.

Дмитрий Даушев /lj-editors.livejournal.com/

2 октября 2014 года в Общественной палате состоится публичная презентация годового отчета Детских деревень-SOS Россия. Начало в 15.00, адрес: Миусская площадь, д.7.

что это такое, виды, источники и разработка стратегии

Здравствуйте! В этой статье мы расскажем о новом направлении деятельности – фандрайзинге, который все чаще используется благотворительными и некоммерческими организациями в нашей стране.

Сегодня вы узнаете:

  • В чем заключается работа фандрайзера;
  • Какие источники используются для сбора денежных средств;
  • Какие технологии и методы применяются фандрайзинговыми фирмами;
  • В чем особенности этой деятельности в России.

Что такое фандрайзинг

Любая организация нуждается в постоянном потоке ресурсов. Одним необходимы средства и волонтеры для благотворительных целей, другим – финансовые вливания для уверенного старта своего бизнеса или разработки.

В России большинство некоммерческих и неприбыльных организаций не занимаются систематическим и продуманным сбором средств. Поэтому у них часто встает вопрос нехватки денег, волонтеров или партнеров для сотрудничества.

Новый термин «фандрайзинг» все чаще встречается в СМИ. Он означает особую методику сбора финансовых активов и разных ресурсов для определенного проекта. К ней все чаще прибегают некоммерческие организации, которые нуждаются в волонтерской или денежной помощи.

Обозначение пошло от английского сочетания «to raise fund» и дословно переводится как «привлечение средств».

В развитых странах фандрайзинг давно и активно используется для сбора средств на такие цели:

  • Капитал для запуска и работы интересных стартапов;
  • Финансирование разработок и технических проектов в науке;
  • Содержание любительских команд и поддержка мероприятий в спортивной сфере;
  • Спонсирование кандидатов или штабов на политической арене при выборах;
  • Благотворительные нужды;
  • Материальная поддержка культурных мероприятий, театров или музеев.

Традиционный сбор пожертвований – это лишь одно из направлений работы. Результатом может стать личное время волонтеров, различные товары и услуги, скидки на процедуры или щедрые меценаты. Последние могут помочь с продвижением и рекламой, предоставить транспорт или помещение для деятельности некоммерческой организации.

Виды фандрайзинга

Опытные фандрайзеры становятся все более востребованными специалистами в России. Так называют профессионалов, которые с помощью разных способов и методов привлекают средства.

В Европе и США давно и успешно работают фирмы, предоставляющие подобные услуги на договорной основе. Яркий пример фандрайзинга – музей «Метрополитен» в Нью-Йорке. В его штате официально трудятся более 70 специалистов, задача которых – сбор пожертвований и благотворительных взносов, поиск меценатов для содержания коллекций.

Объектами сбора средств может стать выпуск диска начинающей группы или обустройство детской площадки. На серьезном уровне – это организация международных соревнований или поддержка многолетнего научного исследования.

В странах Европы разработкой стратегии профессионально занимаются целые компании и фирмы, штат которых составляют опытные маркетологи, менеджеры и юристы.

Профессиональный поиск средств может быть проектным или оперативным. В первом случае он происходит на конкретное мероприятие или стартап. Во втором – ресурсы привлекаются на обеспечение деятельности фонда, поддержание его стабильной работы.

Кроме того, фандрайзинг можно разделить на два основных вида:

  • Внутренний: вопросами поиска новых ресурсов и спонсоров занимаются менеджеры самой организации;
  • Внешний: для успешной работы привлекаются сторонние консультанты или профессиональные фандрайзеры, специальные консалтинговые компании.

Все чаще активное привлечение инвесторов необходимо для экологических и медицинских программ, социальной сферы, которые требуют всесторонней поддержки.

Источники фандрайзинга

Это интересная и абсолютно новая сфера деятельности на отечественном рынке. В процесс вовлекаются частные предприниматели и физические лица, крупные компании и государственные организации, дающие ресурсы или финансы.

Условно их можно разделить на несколько категорий:

  • Инвесторы: вкладывают с расчетом на получение прибыли или дивидендов;
  • Спонсоры: предоставляют помощь на определенных условиях, выгодных для себя;
  • Доноры: компании или частные лица, предлагающие материальную поддержку безвозмездно и на постоянной основе;
  • Меценаты: богатые люди, поддерживающие начинающие организации, творческие и невыгодные для коммерции мероприятия;
  • Грантодатели: финансируют научные или образовательные программы на конкурсной основе, выделяющие определенные суммы юным талантам.

Спонсоры и инвесторы вкладывают ресурсы с определенной выгодой: их интересует реклама на мероприятиях и раскрутка собственного бренда. Поэтому известные торговые марки часто приглашаются во время избирательных кампаний и спортивных соревнований международного класса.

Технологии сбора ресурсов

Способ поиска финансовых или технических ресурсов зависит от целей, которые ставятся перед фандрайзерами конкретной организацией или заказчиком.

Предложение или просьбу о поддержке можно сформировать только после анализа окружения и составления списка потенциальных источников. Это позволяет определиться, какие прямые или непрямые формы обращения использовать, как распространять информацию.

В любом случае необходимо строго соблюдать такие принципы, как:

  • Открытость: спонсор должен четко понимать, кому и куда пойдут его средства;
  • Полный контроль: меценаты желают видеть результаты своей помощи, хотят убедиться, что деньги потрачены по назначению;
  • Доступность: процесс оказания помощи или финансового вклада должен быть максимально простым.

Такие простые правила помогут привлечь больше людей и организаций, которые добровольно желают поддерживать благотворительные фонды или некоммерческие проекты.

Существует много инструментов и технологий, которые используют фандрайзеры. Но можно выделить несколько наиболее популярных на отечественном рынке.

Письмо-обращение к потенциальному благотворителю.

Это наиболее популярный инструмент фандрайзера. Первоначально это были стандартные бумажные письма, которые постепенно вытесняет электронная почта. Они содержат полную информацию о сборе средств, реквизиты фонда и данные о его работе за последнее время.

Его можно направлять на имя организации либо адресовать конкретному человеку, руководителю фонда или предприятия. Иногда это просьба о личной встрече или данные с реквизитами фонда, который нуждается в помощи.

Заявки на получение грантов.

Этот вид финансовой поддержки выделяется на определенный проект и не возвращаются просителем. Их часто предоставляют на обучение или под научные программы на конкурсной основе.

Задача фандрайзера – решение проблем и проведение трудоемкой работы, включающей в себя:

  • Поиск фондов и меценатов, предоставляющих гранты под поставленную задачу;
  • Разработка обращения, которое должно полностью соответствовать критериям отбора;
  • Сделать проект максимально привлекательным для грантодателя, создать положительный имидж.

Здесь помогают отзывы и характеристики, создание макета, бизнес-плана или презентации.

Ящики для сбора денег.

С таким способом аккумулирования пожертвований сталкивался каждый человек. Их устанавливают в местах с большой проходимостью, магазинах и торговых центрах. Это хороший инструмент сбора финансов для срочных операций и помощи пострадавшим от стихийного бедствия.

К сожалению, из-за увеличения случаев мошенничества доверие к этому методу сильно подорвано: требуется документальное подтверждение в виде медицинских справок, актов или заключения врача.

Сотрудничество в партнерских проектах.

Относительно новый инструмент, позволяющий получить финансирование под определенную программу. Хорошо подходит для разработки социального проекта (к примеру, борьба с заболеванием, голодом, загрязнением окружающей среды). Коммерческое предприятие помогает благотворительному фонду, получая взамен рекламу и улучшение имиджа.

Примерами такого сотрудничества в России можно назвать бренд AVON, активно участвующий в финансировании фонда по борьбе с раком молочной железы. Он предлагает косметическую продукцию с определенным значком, средства от продажи которых направляются на нужды онкоцентров.

Членские взносы.

Некоторые фонды для поддержания благотворительных проектов предлагают членам или спонсорам оплачивать регулярные взносы. Их расходование подтверждается отчетностью, а статьи для трат могут выбираться на общих голосованиях.

В европейских странах в таких благотворительных организациях обязательно состоят звезды кино и музыки, меценаты-миллионеры.

Социальные сети.

Ежедневно различные странички и группы посещают миллионы людей. Для информации в соцсетях не существует географических страниц. За несколько часов пост о помощи или поддержке может собрать большое количество откликов.

Это важный инструмент для опытного фандрайзера, который понимает, как создать резонанс. Для этого подбираются тематические картинки, правильные ключевые запросы и хештеги.

Появилось немало специалистов, занимающихся исключительно раскруткой благотворительных сообществ в сетях. Они получают зарплату в виде процентов от собранной суммы (от 5 до 20%).

Среди новых набирающих обороты технологий выделяется краудфандинг. Это сбор средств и привлечение волонтеров с помощью специальных интернет-платформ – сайтов, где все желающие размещают информацию о себе и своих нуждах.

Задача фандрайзера – любыми способами привлекать внимание к странице, увеличивать поток посетителей из числа потенциальных спонсоров и меценатов.

Как разрабатывается стратегия

Современный фандрайзер не занимается сбором средств на улице. Он имеет огромный арсенал методик, с помощью которых подыскивает спонсоров и меценатов. Скорее, это успешный и опытный менеджер, умеющий обратить внимание на организацию-заказчика.

Это непростая работа, требующая разработки целой поэтапной стратегии:

  1. Выявляются нужды компании, просчитывается необходимая сумма сбора. Важно правильно расставить приоритеты и сделать запросы более реальными.
  2. Формулируется полное предложение к потенциальному спонсору, которое должно объяснить для чего аккумулируются и куда пойдут ресурсы.
  3. Проводится тщательный анализ всех возможных источников получения средств и помощи для проекта. Могут привлекаться частные лица и предприниматели, благотворительные или венчурные фонды в зависимости от ц

Фандрайзер за процент начинает работать ради процента, а не ради подопечных

Примерно столько же, сколько существует в России профессиональный фандрайзинг, существует и его главная этическая проблема – можно ли мотивировать фандрайзера процентом от сбора

Идея эта пришла напрямую из бизнеса: оплачивать работу менеджера по продажам по принципу «оклад + процент» – практика повсеместная, а работа фандрайзера и по набору компетенций, и по форме больше всего напоминает работу менеджера по продажам.

Смыслом работы бизнес-структур является прибыль, исчисляемая в деньгах. Именно она, в виде материальных благ постепенно распределяясь по иерархии компании, от топ-менеджмента до уборщицы, создает единство целей для каждого сотрудника. Деньги – это универсальный язык, и искушение разговаривать именно на нем весьма велико в любом коллективе.

И потому почти каждый фонд, который заводит себе профессионального фандрайзера, задается вопросом, почему нельзя и здесь применить такую схему: это, как минимум, заставит энергичнее работать. И каждый новый фонд выясняет, что подобное считается неэтичным и даже в этическом кодексе Ассоциации фандрайзеров говорится об этом.

Я приведу здесь три основных причины, почему профессиональное сообщество решило именно так.

Первая причина – техническая. Ее во многом сформулировала Анна Семенова из фонда «Нужна помощь». Дело в том, что фандрайзер – это не абстрактный одинокий воин, чей успех зависит только от него самого. Он часть команды. И непонятно, почему именно он будет работать за процент привлеченных пожертвований, а, например, программист, создавший сайт, который фандрайзер демонстрирует жертвователям, – за фиксированную зарплату.

Или почему не получает процента от полученных средств бухгалтер, без которого вообще невозможно вести дела. Или директор, которому в случае серьезной ошибки за все отвечать перед государством. Или дизайнер, который для фандрайзера буклеты ваяет. А то, может, фандрайзер бездарен, зато буклет такой, что руки сами лезут за кошельком, но бонус почему-то получает не дизайнер.

Кроме того, вознаграждение в виде процента от сборов создает множество технических сложностей в области вычислений. Ну хорошо, допустим, умная фандрайзер Маша получает 5% от привлеченных средств. Это хорошо работает, когда речь идет о разовом фиксированном пожертвовании.

А если это регулярные платежи? Сколько лет фонд платит фандрайзеру, единожды их организовавшему? Ну и так далее – что делать в случае, если жертвователь внезапно отказывается от пожертвования, или если жертвователь просто не хочет платить фандрайзеру, ведь скрыть от жертвователя комиссию – это прямой обман?

Вторая причина – ценностная. Потому что технические проблемы можно решить четкими договоренностями, но ценности не обойдешь. Как было отмечено выше, смыслом бизнеса являются деньги. Предприятие – это группа людей, которые собрались вместе, чтобы заработать. Но некоммерческая организация создается не для этого.

У всякой некоммерческой организации существует, пусть даже точно не сформулированная, миссия. Задачей НКО является решение некой проблемы благополучателей. Прямой работой НКО является привлечение ресурсов для ее решения. Но если тот, кто ищет эти ресурсы, вдохновлен не тем, как прекрасен будет мир с решенной проблемой, а тем, сколько денег ему заплатят за решение – как такая НКО может кого-то в чем-то убеждать?

С чисто этической точки зрения, безотносительно успешности. Имеет ли моральное право человек за деньги призывать к тому, во что не верит?

Когда-то давно Ирина Меньшенина, бывший исполнительный директор Ассоциации фандрайзеров, учила нас на «Белых ночах фандрайзинга», что фандрайзер – самый важный человек в организации. Что он вмешивается в протекание любых процессов, что он обладает правом оценивать работу всех сотрудников с точки зрения полезности их деятельности для фандрайзинга, что он может задавать любые вопросы, и так далее. Но если этот сотрудник, столь важный, не разделяет ценностей организации, а просто отрабатывает свой процент, получается, что деньги в каком-то смысле становятся смыслом работы организации сами по себе.

И третья, практическая причина. Разумеется, все вместе это порождает вопрос – а разве нельзя и процент получать, и ценности разделять? Неужели это несовместимые вещи? Так вот, из практики – как профессиональной, так и жизненной – я знаю одну очень простую и важную вещь – нельзя сидеть на двух стульях.

Полицейский, погруженный в насилие на работе, запросто применяет его и в быту. А фандрайзер, работающий за процент, рано или поздно начинает работать ради этого процента, а не ради подопечных. Такова печальная слабость человеческой природы, и она неизбежно проявится, если возвести искушение в норму.

Ну и в качестве постскриптума стоит подумать вот о чем. Обязанностью любого благотворителя является доведение до сведения жертвователя всей информации, которая касается использования его пожертвования.

Представьте себе, как будет смотреться в рекламном проспекте фандрайзера фраза «Каждый десятый пожертвованный вами рубль пойдет на то, чтобы я стал богаче».

 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о