Думай медленно… решай быстро — Википедия

Думай медленно… решай быстро (англ. Thinking, Fast and Slow — «Быстрое и медленное мышление», 2011) — книга-бестселлер (по версии New York Times[1]) в 2011 году, написанная Даниэлем Канеманом, психологом, профессором Принстонского университета (США), лауреатом Нобелевской премии по экономике 2002 г. за «применение психологической методики в экономической науке, в особенности — при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределенности».

В 1970-е годы общепринятыми считались два предположения. Во-первых, что люди в основном рациональны и мыслят здраво. Во-вторых, что большинство отклонений от рациональности объясняется эмоциями. Но исследования Канемана показали, что постоянные ошибки мышления людей обусловлены скорее самим механизмом мышления, нежели влиянием эмоций. Сегодня, в общем и целом, исследователи согласны с тезисом о том, что наши умы склонны к систематическим ошибкам. Главная идея Канемана — продемонстрировать работу разума с учетом последних открытий в когнитивной и социальной психологии.

В книге Канеман выделяет в психике человека две системы:

  • Система 1: срабатывает автоматически и очень быстро, почти не требуя усилий и не давая ощущения намеренного контроля
  • Система 2: выделяет внимание, необходимое для сознательных умственных усилий, в том числе для сложных вычислений

Пока мы бодрствуем, работают обе системы: первая — автоматически, а вторая — находится в комфортном режиме минимальных усилий. Когда всё происходит гладко, Система 2 принимает предложения Системы 1 совсем или почти без изменений. Как правило, человек действует согласно своим желаниям, и обычно это вполне приемлемо. Система 2 приходит в действие, когда обнаруживается событие, нарушающее модель окружающего мира в представлении Системы 1. Большую часть времени Система 1 отлично выполняет свои функции, однако ей свойственны свои искажения и систематические ошибки, особенно плохо она разбирается в логике и статистике.

Хотя Система 2 считает себя главным действующим лицом, в действительности герой этой книги — Система 1. Канеман полагает, что она без усилий порождает впечатления и чувства, которые являются главным источником убеждений и сознательных выборов Системы 2. Когда Система 1 сталкивается с трудностями, она обращается к Системе 2 для решения текущей задачи с помощью более подробной и целенаправленной обработки. Систему 2 мобилизуют при возникновении вопроса, на который у Системы 1 нет ответа. Определяющей чертой Системы 2 является то, что её действия сопряжены с усилиями, а одна из её главных характеристик — леность и нежелание тратить силы больше необходимого. Лень — неотъемлемая часть нашей натуры. Поэтому и бывает, что те мысли и действия, которые Система 2 считает своими, часто порождаются Системой 1. У Системы 2 есть особая реакция на перегрузку. Система 2 защищает самое важное задание, чтобы ему доставалось все необходимое внимание, а запасные мощности распределяет на другие задачи.

Иллюзия истины[править | править код]

Если что-то кажется знакомым, человек предполагает, что это правильно. Система 1 даёт ощущение знакомости, а Система 2 на основе этого ощущения решает, соответствует ли утверждение истине. Всё, что облегчает работу ассоциативного механизма, искажает оценку. Частые повторения — надёжный способ заставить людей поверить неправде, потому что различить истину и ощущение чего-то знакомого нелегко.

Эффект настроения[править | править код]

Хорошее настроение, интуиция, способность к творчеству, доверчивость и повышенная зависимость от Системы 1 входят в одну группу. На другом полюсе находятся связанные между собой огорчение, бдительность, подозрительность, аналитический подход и дополнительные усилия. Хорошее настроение ослабляет контроль Системы 2 над деятельностью, люди в таком состоянии более склонны к логическим ошибкам. Такая связь имеет биологический смысл: хорошее настроение — это сигнал, что в целом всё идёт хорошо, окружающая обстановка безопасна, оборону можно ослабить. Плохое настроение — признак того, что ситуация не очень хорошая, возможно наличие угрозы, требуется бдительность.

Эффект ореола[править | править код]

Склонность хорошо (или плохо) воспринимать в человеке всё, включая то, чего вы не видели, называется эффектом ореола. Это ещё один способ, с помощью которого Система 1 генерирует представление об окружающем мире, упрощая его и делая более логичным, чем на самом деле. Сведения о предмете накапливаются постепенно, и их интерпретация определяется эмоцией, связанной с первым впечатлением. Эффект ореола увеличивает силу первых впечатлений порой до такой степени, что остальная информация почти полностью пропадает. Для получения полезной информации из множественных источников следует обеспечить их независимость друг от друга.

Что видишь, то и есть[править | править код]

Система 1 отлично справляется с выстраиванием наилучшей возможной истории, включающей активированные в данный момент идеи, но не учитывает информацию, которой у неё нет. Мерой успеха для Системы 1 является целостность созданной истории, а количество и качество данных, на которых она основана, особого значения не имеют. Она работает как механизм для поспешных выводов. Обращаясь к Системе 2, вы начинаете искать информацию, которой у вас нет, а не строите историю на основе отрывочных фактов.

Автозамена[править | править код]

В нормальном состоянии человеческий разум обладает интуитивными чувствами и мнениями почти обо всём вокруг. Человек просто чувствует, что другой ему не нравится. Есть объяснение того, как люди генерируют интуитивные мнения по сложным вопросам. Если на сложный вопрос быстро не находится удовлетворительного ответа, Система 1 подыскивает более лёгкий родственный вопрос и отвечает на него.

Счастливый случай[править | править код]

Ассоциативные механизмы ищут причины. Склонность к каузальному мышлению порождает серьёзные ошибки в оценке случайности действительно случайных событий. Канеман приводит в пример пол шести младенцев, родившихся в больнице один за другим. Последовательность появления мальчиков и девочек совершенно случайна: события независимы, а число мальчиков и девочек, родившихся за последние часы, абсолютно не влияет на пол следующего младенца. Однако людям кажется, что последовательности М-М-М-Д-Д-Д, Д-Д-Д-Д-Д-Д и М-Д-М-М-Д-М имеют разные вероятности. Человек везде ищет закономерности и не ожидает, что случайный процесс приведёт к регулярным результатам.

  • 2011 Los Angeles Times Book Prize (Current Interest)
    [2]
  • National Academy of Sciences Best Book Award in 2012
  • New York Times Book Review, one of the best books of 2011
  • Globe and Mail Best Books of the Year 2011
  • One of The Economist’s 2011 Books of the Year
  • One of The Wall Street Journal’s Best Nonfiction Books of the Year 2011[3]
  • Канеман, Даниэль Думай медленно… решай быстро. — Москва: АСТ, 2014. — 653 с. — ISBN 978-5-17-080053-7

Думай медленно… Решай быстро читать онлайн — Даниэль Канеман

Даниэль Канеман

Думай медленно… решай быстро

Памяти Амоса Тверски

Введение

Пожалуй, каждый автор размышляет о том, где читателям может пригодиться его книга. Моя будет полезна у пресловутого офисного кулера, где судачат и обмениваются новостями. Я надеюсь разнообразить набор слов, описывающих суждения и выбор других, новую политику компании или инвестиционные решения коллег. Зачем обращать внимание на пересуды? Затем, что находить и называть чужие ошибки намного легче и приятнее, чем признавать свои. Всегда трудно ставить под сомнение собственные желания и убеждения, особенно в нужный момент, но грамотное чужое мнение может быть полезно. Мы непроизвольно ждем от друзей и коллег оценки наших решений, а потому качество и содержание ожидаемых оценок имеет значение. Необходимость разумно сплетничать — мощный стимул для серьезной самокритики, даже мощнее данного себе на Новый год обещания принимать более взвешенные решения на работе и дома.

Хороший врач-диагност собирает множество названий-ярлыков, связывающих идею болезни с ее симптомами, возможными причинами, предыдущими событиями, путями ее развития и последствиями, а также способами ее излечить или облегчить течение. Изучение языка медицины — неотъемлемая часть изучения ее самой. Более глубокое понимание суждений и выбора требует расширенного — в сравнении с повседневным употреблением — словарного запаса. Разумные сплетни основываются на том, что основную часть ошибок люди совершают по определенным шаблонам. Такие систематические ошибки, называемые искажениями, предсказуемо возникают в одних и тех же обстоятельствах. Например, аудитория склонна более благоприятно оценивать привлекательного и уверенного в себе оратора. Эта реакция получила название «эффект ореола», что сделало ее предсказуемой, распознаваемой и понятной.

Обычно вы можете сказать, о чем думаете. Процесс мышления кажется понятным: одна осознанная мысль закономерно вызывает следующую. Но разум работает не только так; более того, в основном он работает по-другому. Большинство впечатлений и мыслей возникают в сознании неизвестным вам путем. Невозможно отследить, как вы пришли к убеждению, что перед вами на столе стоит лампа, как во время телефонного разговора определили легкое раздражение в голосе жены или как смогли избежать аварии на дороге раньше, чем осознали опасность. Умственная работа, ведущая к впечатлениям, предчувствиям и многим решениям, обычно происходит незаметно.

В этой книге подробно обсуждаются ошибки интуиции. Это вовсе не попытка опорочить человеческий разум — ведь, например, обсуждение болезней в медицинских текстах ни в коем случае не отрицает хорошего здоровья. Бо́льшую часть времени мы здоровы, и наши действия и суждения преимущественно соответствуют ситуации. Идя по жизни, мы позволяем себе руководствоваться впечатлениями и чувствами, и наша уверенность в собственной интуиции обычно оправдана. Но не всегда. Часто мы уверены в себе, даже если неправы, однако объективный наблюдатель с легкостью замечает наши ошибки.

Поэтому я и надеюсь, что моя книга поможет улучшить способность узнавать и понимать ошибки суждений и выбора — сначала у других, а со временем и у себя, — предоставив читателю богатый и точный язык для их описания. В некоторых случаях верное диагностирование проблемы подскажет меры воздействия, которые уменьшат вред, нанесенный неверными суждениями и ошибочными решениями.

Истоки

Эта книга представляет мое текущее понимание оценочных суждений и принятия решений, сложившееся под влиянием открытий психологии, сделанных за последние десятилетия. Основные идеи, изложенные здесь, возникли у меня в 1969 году, когда я пригласил коллегу выступить на семинаре, проводимом факультетом психологии Еврейского университета в Иерусалиме. Тогда Амос Тверски был восходящей звездой в исследованиях процессов принятия решений — впрочем, как и во всех областях своей научной деятельности, — поэтому я не сомневался, что будет интересно. Умный, общительный и харизматичный, Амос обладал великолепной памятью на шутки и анекдоты, умело применяя их при объяснении важных проблем. Рядом с ним никогда не бывало скучно. Ему тогда было тридцать два, а мне — тридцать пять.

Амос рассказал студентам о программе исследований в Мичиганском университете, призванной ответить на вопрос: «Обладает ли человек интуитивным пониманием статистики?» Про грамматику все было известно: четырехлетние дети в речи соблюдают грамматические правила, не имея представления об их существовании. Но есть ли у людей похожее интуитивное восприятие правил статистики? Амос утверждал, что ответ — «да», с определенными оговорками. Мы провели бурную дискуссию на семинаре и пришли к выводу, что вернее было бы ответить «нет», с определенными оговорками.

После этого мы с Амосом решили, что интуитивная статистика — отличная тема для совместного исследования. В ту же пятницу мы встретились в «Кафе Римон», где любит собираться иерусалимская богема и профессура, и составили план изучения статистической интуиции серьезных исследователей. На семинаре мы пришли к выводу, что наша собственная интуиция ненадежна. За годы преподавания и использования статистики в работе мы так и не приобрели интуитивное ощущение правильности статистических результатов, полученных на малых выборках. Наши субъективные суждения оказывались предвзятыми: мы слишком охотно верили исследованиям, в которых было недостаточно доказательств, да и для своих собственных исследований отбирали недостаточно примеров. Нам захотелось выяснить, страдают ли другие исследователи тем же недугом.

Мы подготовили вопросник с реалистичными статистическими проблемами, возникающими во время исследований. На конференции Общества математической психологии Амос раздал анкеты экспертам, среди которых оказались авторы двух учебников по статистике. Как мы и предполагали, наши коллеги-эксперты существенно преувеличили вероятность того, что первоначальный результат эксперимента будет успешно повторен на маленькой выборке. Вдобавок вымышленная студентка получила отвратительные советы насчет нужного ей количества наблюдений. Как выяснилось, даже у статистиков плохо со статистической интуицией.

Пока мы писали статью, обнаружилось, что нам с Амосом нравится работать вместе. Амос был неисправимым шутником, в его присутствии я тоже острил, и мы с ним работали и одновременно развлекались часами напролет. Удовольствие от совместной работы повысило нашу целеустремленность — гораздо легче добиваться совершенства, если тебе не скучно. Но самое важное было, наверное, в том, что мы не злоупотребляли критикой, хотя оба любили спорить и выискивать ошибки, Амос даже больше, чем я. Тем не менее за долгие годы нашего сотрудничества мы ни разу с ходу не отмели ни одно предположение друг друга. К тому же радовало то, что Амос часто лучше меня понимал смысл моих неопределенных идей. Он мыслил более логично, ориентировался на теорию и всегда придерживался намеченного пути. Я больше опирался на интуицию, основываясь на психологии восприятия — из этой области мы почерпнули много идей. Сходство наших характеров обеспечивало взаимопонимание, а наши различия помогали удивлять друг друга. В конечном итоге мы стали проводить большую часть рабочего времени вместе, часто подолгу гуляя. Четырнадцать лет сотрудничество определяло наши жизни, и в эти годы мы добились лучших результатов за всю свою карьеру.

Выработанная нами процедура соблюдалась много лет. Исследования велись в форме дискуссий, где мы придумывали вопросы и вместе рассматривали наши интуитивные ответы. Каждый вопрос был маленьким экспериментом, и за день мы проводили их множество. Мы не искали единственно правильный ответ на заданные статистические вопросы. Наша цель состояла в распознавании и анализе интуитивного ответа, который первым приходил в голову, который хотелось дать, даже если мы знали, что он неверен. Мы решили — и, как оказалось, правильно, — что интуитивный ответ, пришедший в голову нам обоим, придет в голову и многим другим, а потому легко будет продемонстрировать влияние такой интуитивной реакции на оценочные суждения.

Однажды, к обоюдному восторгу, мы обнаружили, что у нас абсолютно одинаковые дурацкие представления о том, кем станут несколько знакомых нам малышей. Мы опознали трехлетнего адвоката-спорщика, зануду-профессора, чуткого и не в меру любопытного психотерапевта. Мы понимали абсурдность этих предсказаний, но они нам все равно нравились. Было очевидно, что наша интуиция основывалась на сходстве каждого из детей с культурным стереотипом профессии. Это забавное упражнение помогло нам разработать теорию о роли, которую сходство играет в предсказаниях. Потом мы проверили и развили эту теорию при помощи множества экспериментов вроде следующего.

Отвечая на этот вопрос, считайте, что Стива случайным образом отобрали из репрезентативной выборки:

Некто описывает своего соседа: «Стив очень застенчив и нелюдим, всегда готов помочь, но мало интересуется окружающими и действительностью. Он тихий и аккуратный, любит порядок и систематичность и очень внимателен к деталям». Кем вероятнее работает Стив: фермером или библиотекарем?

Все немедленно отмечают сходство Стива с типичным библиотекарем, но почти всегда игнорируют не менее важные статистические соображения. Вспомнилось ли вам, что на каждого мужчину-библиотекаря в США приходится более 20 фермеров? Фермеров настолько больше, что «тихие и аккуратные» почти наверняка окажутся за рулем трактора, а не за библиотекарским столом. И все же мы обнаружили, что участники наших экспериментов игнорировали статистические факты и полагались исключительно на сходство. Мы предположили, что испытуемые использовали сходство как упрощающую эвристику (грубо говоря, сугубо практическое правило), чтобы легче прийти к сложному оценочному суждению. Доверие к эвристике, в свою очередь, вело к прогнозируемым искажениям (постоянным ошибкам) в предсказаниях.

«Думай медленно… Решай быстро» читать онлайн книгу автора Даниэль Канеман на MyBook.ru

До того, как приступить к прослушиванию аудиокниги «Думай медленно… Решай быстро», я не имела ровным счётом никакого представления о человеке по имени Даниэль Канеман. А жаль… В противном случае книга была бы прочитана, а не прослушана (история моей «борьбы» с аудиокнигой научного характера рассказана здесь).

Раз я начала свой отзыв-рассуждение с автора книги, то, пожалуй, стоит закончить мысль. Даниэль Канеман в 2002 году стал лауреатом Нобелевской премии по экономике «за применение психологической методики в экономической науке». Основная заслуга учёного состоит в том, что он установил когнитивную основу для общих человеческих заблуждений, которые вытекают из эвристики и предубеждений. Впечатляет?

Но вернёмся к книге.

Для меня исследование Канемана представляет интерес с точки зрения теории и практики обучения взрослых. Анализируя поступки и действия людей, учёный приходит к выводу, что любой человек обладает двумя типами мышления. Первый тип – быстрое, или интуитивное мышление (Канеман именует его «Система 1»). Второй – медленное, или рациональное мышление («Система 2»).

В чём разница между Системой 1 и Системой 2?

Интуитивное мышление есть моментальная реакция, поэтому зачастую приводит к ошибкам суждений. Рациональное мышление, в отличие от Системы 1, требует совершения серьёзных интеллектуальных операций. По словам Канемана, человеческий разум ленив, поэтому для включения Системы 2 требуется прилагать дополнительные когнитивные усилия, что, естественно, требует определённого расхода энергии. Поэтому чаще всего в обычных (житейских) ситуациях человек включает быстрый тип мышления. А вот как раз обучение, создание нового интеллектуального продукта или решение какой-либо сложной задачи запускает медленный (и, как было сказано выше, энергозатратный) тип мышления.

Если Система 2 занята, Система 1 влияет на поведение сильнее обычного, а она – сладкоежка.

Ещё одно отличие двух систем состоит в том, что интуитивное мышление служит основой чувств и впечатлений, именно по этой причине Систему 1 называют эмоциональной. Медленное же мышление связано с такими логическими операции, как анализ, синтез, абстрагирование, обобщение и др.

Система 1 категорически невосприимчива к количеству и качеству информации, на которой основываются впечатления и предчувствия.

Каждая система отвечает за выполнение определённых функций. Человеческий мозг устроен таким образом, что он не способен ежеминутно контролировать любую ситуацию вокруг и внутри себя. Пожалуй, я бы добавила, что интуитивное мышление также можно рассматривать как своеобразный защитный механизм личности. А рациональное мышление, к примеру, отвечает за самоконтроль, благодаря которому человек критически относится к первым впечатлениям, что обеспечивает противостояние иллюзиям и поспешным выводам.

Кстати, самый простой наглядный пример работы систем можно продемонстрировать с помощью оптико-геометрической иллюзии Мюллера-Лайера, в которой длина линий кажется различной в зависимости от направления стрелки. Так, с первого взгляда человеку кажется, что отрезок, обрамлённый «остриями», кажется короче отрезка, обрамленного «хвостовыми» стрелками (Система 1). Однако, стоит нам измерить длину отрезков, сразу становится понятным, что они одинаковы (Система 2).

Одна из основных задач Д. Канемана заключается в том, что он, приводя бесчисленное количество примеров собственных научных изысканий, учит справляться с интуитивными предсказаниями (ложными суждениями, оценками, предчувствиями), за которые ответственность несёт как раз Система 1. И хотя в книге отсутствуют конкретно описанные техники включения Системы 2, всё же автор легко убеждает читателя в том, что только с помощью приложения дополнительных усилий, в том числе концентрации, любая деятельность может стать более эффективной.

Как там у нас в России говорят? Ах, да! «Без труда не выловишь и рыбку из пруда». Так что любой успех – это, прежде всего, результат приложения серьёзных интеллектуальных усилий, а не интуиции и случая.

Тех, кто избегает греха интеллектуальной лености, можно называть «вовлечёнными». Они внимательнее, интеллектуально активнее, менее склонны удовлетворяться поверхностно привлекательными ответами, более скептически относятся к своей интуиции.

Даниэль Канеман — Думай медленно… решай быстро » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Наши действия и поступки определены нашими мыслями. Но всегда ли мы контролируем наше мышление? Нобелевский лауреат Даниэль Канеман объясняет, почему мы подчас совершаем нерациональные поступки и как мы принимаем неверные решения. У нас имеется две системы мышления. «Медленное» мышление включается, когда мы решаем задачу или выбираем товар в магазине. Обычно нам кажется, что мы уверенно контролируем эти процессы, но не будем забывать, что позади нашего сознания в фоновом режиме постоянно работает «быстрое» мышление – автоматическое, мгновенное и неосознаваемое…

«Думай медленно… решай быстро / Даниэль Канеман»: АСТ; Москва; 2014

ISBN 978-5-17-080053-7

Наши действия и поступки определены нашими мыслями. Но всегда ли мы контролируем наше мышление? Нобелевский лауреат Даниэль Канеман объясняет, почему мы подчас совершаем нерациональные поступки и как мы принимаем неверные решения. У нас имеется две системы мышления. «Медленное» мышление включается, когда мы решаем задачу или выбираем товар в магазине. Обычно нам кажется, что мы уверенно контролируем эти процессы, но не будем забывать, что позади нашего сознания в фоновом режиме постоянно работает «быстрое» мышление – автоматическое, мгновенное и неосознаваемое…

Пожалуй, каждый автор размышляет о том, где читателям может пригодиться его книга. Моя будет полезна у пресловутого офисного кулера, где судачат и обмениваются новостями. Я надеюсь разнообразить набор слов, описывающих суждения и выбор других, новую политику компании или инвестиционные решения коллег. Зачем обращать внимание на пересуды? Затем, что находить и называть чужие ошибки намного легче и приятнее, чем признавать свои. Всегда трудно ставить под сомнение собственные желания и убеждения, особенно в нужный момент, но грамотное чужое мнение может быть полезно. Мы непроизвольно ждем от друзей и коллег оценки наших решений, а потому качество и содержание ожидаемых оценок имеет значение. Необходимость разумно сплетничать – мощный стимул для серьезной самокритики, даже мощнее данного себе на Новый год обещания принимать более взвешенные решения на работе и дома.

Хороший врач-диагност собирает множество названий-ярлыков, связывающих идею болезни с ее симптомами, возможными причинами, предыдущими событиями, путями ее развития и последствиями, а также способами ее излечить или облегчить течение. Изучение языка медицины – неотъемлемая часть изучения ее самой. Более глубокое понимание суждений и выбора требует расширенного – в сравнении с повседневным употреблением – словарного запаса. Разумные сплетни основываются на том, что основную часть ошибок люди совершают по определенным шаблонам. Такие систематические ошибки, называемые искажениями, предсказуемо возникают в одних и тех же обстоятельствах. Например, аудитория склонна более благоприятно оценивать привлекательного и уверенного в себе оратора. Эта реакция получила название «эффект ореола», что сделало ее предсказуемой, распознаваемой и понятной.

Обычно вы можете сказать, о чем думаете. Процесс мышления кажется понятным: одна осознанная мысль закономерно вызывает следующую. Но разум работает не только так; более того, в основном он работает по-другому. Большинство впечатлений и мыслей возникают в сознании неизвестным вам путем. Невозможно отследить, как вы пришли к убеждению, что перед вами на столе стоит лампа, как во время телефонного разговора определили легкое раздражение в голосе жены или как смогли избежать аварии на дороге раньше, чем осознали опасность. Умственная работа, ведущая к впечатлениям, предчувствиям и многим решениям, обычно происходит незаметно.

В этой книге подробно обсуждаются ошибки интуиции. Это вовсе не попытка опорочить человеческий разум – ведь, например, обсуждение болезней в медицинских текстах ни в коем случае не отрицает хорошего здоровья. Большую часть времени мы здоровы, и наши действия и суждения преимущественно соответствуют ситуации. Идя по жизни, мы позволяем себе руководствоваться впечатлениями и чувствами, и наша уверенность в собственной интуиции обычно оправдана. Но не всегда. Часто мы уверены в себе, даже если неправы, однако объективный наблюдатель с легкостью замечает наши ошибки. Поэтому я и надеюсь, что моя книга поможет улучшить способность узнавать и понимать ошибки суждений и выбора – сначала у других, а со временем и у себя, – предоставив читателю богатый и точный язык для их описания. В некоторых случаях верное диагностирование проблемы подскажет меры воздействия, которые уменьшат вред, нанесенный неверными суждениями и ошибочными решениями.

Эта книга представляет мое текущее понимание оценочных суждений и принятия решений, сложившееся под влиянием открытий психологии, сделанных за последние десятилетия. Основные идеи, изложенные здесь, возникли у меня в 1969 году, когда я пригласил коллегу выступить на семинаре, проводимом факультетом психологии Еврейского университета в Иерусалиме. Тогда Амос Тверски был восходящей звездой в исследованиях процессов принятия решений – впрочем, как и во всех областях своей научной деятельности, – поэтому я не сомневался, что будет интересно. Умный, общительный и харизматичный, Амос обладал великолепной памятью на шутки и анекдоты, умело применяя их при объяснении важных проблем. Рядом с ним никогда не бывало скучно. Ему тогда было тридцать два, а мне – тридцать пять.

Амос рассказал студентам о программе исследований в Мичиганском университете, призванной ответить на вопрос: «Обладает ли человек интуитивным пониманием статистики?» Про грамматику все было известно: четырехлетние дети в речи соблюдают грамматические правила, не имея представления об их существовании. Но есть ли у людей похожее интуитивное восприятие правил статистики? Амос утверждал, что ответ – «да», с определенными оговорками. Мы провели бурную дискуссию на семинаре и пришли к выводу, что вернее было бы ответить «нет», с определенными оговорками.

После этого мы с Амосом решили, что интуитивная статистика – отличная тема для совместного исследования. В ту же пятницу мы встретились в «Кафе Римон», где любит собираться иерусалимская богема и профессура, и составили план изучения статистической интуиции серьезных исследователей. На семинаре мы пришли к выводу, что наша собственная интуиция ненадежна. За годы преподавания и использования статистики в работе мы так и не приобрели интуитивное ощущение правильности статистических результатов, полученных на малых выборках. Наши субъективные суждения оказывались предвзятыми: мы слишком охотно верили исследованиям, в которых было недостаточно доказательств, да и для своих собственных исследований отбирали недостаточно примеров. Нам захотелось выяснить, страдают ли другие исследователи тем же недугом.

Мы подготовили вопросник с реалистичными статистическими проблемами, возникающими во время исследований. На конференции Общества математической психологии Амос раздал анкеты экспертам, среди которых оказались авторы двух учебников по статистике. Как мы и предполагали, наши коллеги-эксперты существенно преувеличили вероятность того, что первоначальный результат эксперимента будет успешно повторен на маленькой выборке. Вдобавок вымышленная студентка получила отвратительные советы насчет нужного ей количества наблюдений. Как выяснилось, даже у статистиков плохо со статистической интуицией.

Пока мы писали статью, обнаружилось, что нам с Амосом нравится работать вместе. Амос был неисправимым шутником, в его присутствии я тоже острил, и мы с ним работали и одновременно развлекались часами напролет. Удовольствие от совместной работы повысило нашу целеустремленность – гораздо легче добиваться совершенства, если тебе не скучно. Но самое важное было, наверное, в том, что мы не злоупотребляли критикой, хотя оба любили спорить и выискивать ошибки, Амос даже больше, чем я. Тем не менее за долгие годы нашего сотрудничества мы ни разу с ходу не отмели ни одно предположение друг друга. К тому же радовало то, что Амос часто лучше меня понимал смысл моих неопределенных идей. Он мыслил более логично, ориентировался на теорию и всегда придерживался намеченного пути. Я больше опирался на интуицию, основываясь на психологии восприятия – из этой области мы почерпнули много идей. Сходство наших характеров обеспечивало взаимопонимание, а наши различия помогали удивлять друг друга. В конечном итоге мы стали проводить большую часть рабочего времени вместе, часто подолгу гуляя. Четырнадцать лет сотрудничество определяло наши жизни, и в эти годы мы добились лучших результатов за всю свою карьеру.

Выработанная нами процедура соблюдалась много лет. Исследования велись в форме дискуссий, где мы придумывали вопросы и вместе рассматривали наши интуитивные ответы. Каждый вопрос был маленьким экспериментом, и за день мы проводили их множество. Мы не искали единственно правильный ответ на заданные статистические вопросы. Наша цель состояла в распознавании и анализе интуитивного ответа, который первым приходил в голову, который хотелось дать, даже если мы знали, что он неверен. Мы решил и – и, как оказалось, правильно, – что интуитивный ответ, пришедший в голову нам обоим, придет в голову и многим другим, а потому легко будет продемонстрировать влияние такой интуитивной реакции на оценочные суждения.

Думай медленно решай быстро. Даниэль Канеман. Ключевые мысли книги (саммари)

Думай медленно, решай быстро

Автор книги «Думай медленно… Решай быстро» Даниэль Канеман, израильско-американский психолог, который получил нобелевскую премию по экономике. И как мы можем ожидать от нобелевского лауреата — книга не простая.

Канеман не особо подстраивается под рядового читателя. И по сути, «Думай медленно. Решай быстро» — это такое энциклопедическое собрание, охватывающее 40-летний опыт в исследованиях мышления человека.

Канеман пишет, что у нас есть два режима мышления. Он называет их «Система один» и «Система два». 

«Система один» — быстрая, бессознательная, интуитивная и она помогает нам быстро принимать решения, когда это необходимо. В названии книге ей соответствует фраза «решай быстро».

«Система два» — наоборот, медленная, сознательная, рациональная и к ней относится фраза из заголовка «думай медленно»

Например, если вы слышите какой-то подозрительный звук в кустах, то «Система один» побуждает вас быстро убегать, но «Система два» заставляет вас немного задуматься и вы начинаете понимать, что это всего лишь была соседская собака в кустах.

Проблема «Системы два» в том, что она, помимо того, что она медленная, она еще и очень ленивая. И в основном мы функционируем на основе «Системы один», а «Система два» включается только в особенных ситуациях, но в остальное время, принимает те впечатления, которые передает ей «Система один».

В идеально-рациональном мире мы, принимая решение, рассматривали бы все возможные варианты, просчитывали бы все вероятности, но в реальном мире, у нас нет для этого ни временных, ни умственных возможностей, и поэтому мозг старается сэкономить время и энергию и прибегает к механизму эвристики.

Эвристика — это когнитивные хитрости, которые помогают нам упростить процесс принятия решений, и обычно этот механизм справляется со своей работой, но есть ситуации, в которых эвристика приводит к серьезным ошибкам.

Канеман приводит в книге много разных ошибок и искажений нашего мышления, но я расскажу про основные.

1. Мы упрощаем реальность

Первая наша ошибка в том, что мы упрощаем реальность, нас окружает неопределенный, случайный мир и у нас просто нет умственных ресурсов для того, чтобы проанализировать всю возможную информацию.

«Система один» помогает нам с этой проблемой справиться и создает связанные истории. При этом не важно качество и количество данных, на которых основана эта история. Мерой успеха является именно связность истории.

Это можно хорошо наблюдать при оценке успеха. Знаете когда предприниматели пишут книги о том, как они пришли к успеху и дают какие-то советы на основе своего опыта.

Как правило это связанная история, в которой возникают причинно следственные связи, которых на самом-то деле и не было и очень недооценивается факторы микро-событий и фактор удачи, которые могли коренным образом изменить ситуацию.

2. Что видишь, то и есть

Вторая ошибка это принцип «что ты видишь, то и есть». Например, если я спрошу вас, будет ли Мария хорошим лидером? Она умная и сильная. Вам в голову сразу придет ответ — да.

А что если дальше будут следовать прилагательные: коррумпированная и жестокая? То есть мы выбираем наилучший вариант ответа, на основе ограниченной информации. И мы часто не учитываем, что у нас нет необходимой информации для формирования правильного суждения.

3. Фрейдинг

Из второго возникает ошибка номер три — эффект фрединга. То есть, разные способы подачи одной и той же информации, вызывают у нас разные эмоции.

Этим пользуются в маркетинге. Например продукт, на котором написано, что 90% без жира, будет более привлекательным чем продукт с надписью 10% жира.

То есть, по сути, это одно и тоже, но мы видим только одну формулировку и срабатывает принцип, что ты видишь — то и есть.

4. Подстановка

Четвертая ошибка это подстановка. Например, когда мы сталкиваемся с трудным вопросом, на него не находится адекватного ответа, тогда «Система один» подыскивает родственный, более легкий вопрос и выдает на него ответ.

Например, если нас спрашивают «На сколько ты счастлив?», мы думаем что надо ответить на такой вопрос «Какое у меня сейчас настроение?». Или вместо вопроса «Стоит ли вкладываться в акции Apple?», мы отвечаем на вопрос «А какие эмоции вызывают у меня продукты Apple?».

5. Прайминг

Пятая ошибка это эффект прайминга. Сначала этот эффект заметили в словах. Например, если вы недавно видели слово «Еда», а потом вас попросили дополнить буквы «м» и «о» до слова из четырех букв, то вы вероятнее дополните его до слова «Мясо», чем до слова «Мыло». Хотя если до этого вы бы видели слово «Мыть», то наоборот, слово «Мыло» было бы более вероятным.

Но прайминг распространяется не только на слова. Например, студентам выдавали группы из пяти слов и просили составить фразы из четырех слов. И некоторым студентам попадались слова, ассоциирующиеся со старостью, то есть это: лысый, морщинистый, забывчивый и так далее.

И потом студентов просили, якобы, перейти в другую комнату, для следующей части эксперимента и было замечено, что студенты, которым попадались слова о старости шли медленнее.

Также, упоминание о деньгах, заставляло участников эксперимента вести себя эгоистичнее. То есть, они менее охотно помогали экспериментатору, уронившему карандаш.

Прайминг работает и на уровне культуры. Есть культуры, которые окружают людей упоминаниями о деньгах, о боге, в каких-то культурах повсюду развешаны портреты вождя. И все это на нас влияет не всегда, достойным для гордости, образом.

6. Эффект привязки или якоря

Шестая ошибка — это эффект привязи или якоря. Она заключается в том, что мы как бы привязываемся к первоначально предложенной нам информации. Если например, вас спросят «Когда Ганди умер, было ему больше или меньше 144 лет?».

И хотя цифра 144 покажется вам абсурдной, ваша оценка его возраста будет выше, чем если бы в вопросе была цифра 44.

Этим удачно пользуются продавцы, когда задают намеренно завышенную цену, потом снижают ее и тогда цена кажется нам оптимальной, но на самом деле, цена все равно высокая.

7. Фокус на негативном

Седьмая ошибка это фокус на негативном. В нашем мозге, как и в мозге животных есть механизм, который заставляет нас отдавать приоритет дурным новостям. Потому что это важно для выживания. При этом мозг фокусируется также на символических сигналах опасности. Например, негативно заряженные слова, такие как: война, кровь, убийство и так далее. Такие слова привлекают наше внимание.

На этом построен бизнес медиа. На нас обрушивается огромное количество информации и наш мозг пытается эту информацию как-то отфильтровать и отделить важное от неважного.

И для нас нет ничего важнее, чем выживание. Поэтому первым фильтром информации является «амидала» (часть мозга), это орган примитивного мозга, который отвечает за такие примитивные эмоции как: гнев, ненависть и страх. И как только она видит опасность, пускай даже символическую, она сразу активируется. 

То есть по сути, медиа борются за внимание нашей амидалы. В английском есть такое выражение:

If It Bleeds It Leads — кровь в заголовке

Хорошие новости не продают. Никого не интересуют те сотни тысяч самолетов, которые долетели, всех интересует один самолет, который упал.

Кстати, говоря о падающих самолетах, стоит упомянуть еще одну ошибку. 

8. Эффект доступности

Этот эффект проявляется в том, что чем легче какое-то событие всплывает у нас из памяти, тем более частым и вероятным оно нам кажется. 

Например новость о крушении самолета на время изменит вашу оценку безопасности авиаперелетов.

Кстати, террористы являются профессионалами по созданию эффекта доступности. Когда происходит какой-то террористический акт, то мы временно избегаем больших скоплений людей или общественных мест, но если немножко напрячь «Систему 2», то мы поймем, что вероятность погибнуть в террористическом акте — ничтожно мала.

Ну вот и все восемь ошибок, про которые хотелось рассказать, это конечно же упрощенные описания, потому что книга «Думай медленно… Решай быстро» — это сложный текст. Но из нее можно извлечь главный урок — мы знаем о себе и о мире гораздо меньше, чем нам кажется. И возможно, если мы это признаем, то будем избегать серьезных ошибок, ни у вообще будем менее уверены в своих суждениях.

Если вы читали «Думай медленно решай быстро», напишите пожалуйста в комментариях, что вам запомнилось? А если вы не читали, тогда я настаиваю, чтобы вы прямо сейчас взяли книгу и начали читать, и постепенно становились мудрее.

Удачи, решайте быстро, а думайте медленно!

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о