Сирия новости: террористы ИГ* напали на пограничный пункт в Ираке, провокации джихадистов в Идлибе

Сирия, 14 января. Террористы «Исламского государства»1 совершили нападение на пограничный пункт в Ираке. На юге Идлиба продолжаются провокации джихадистов «Тахрир аш-Шам». Об этом сообщает военный источник Федерального агентства новостей (ФАН) в Сирии Ахмад Марзук (Ahmad Marzouq).

Коротко об итогах противостояния

Сирийская арабская армия (САА) и союзные силы: в ответ на провокацию со стороны джихадистов открыли огонь по опорным пунктам «Тахрир аш-Шам» на юге Идлиба

«Исламское государство» (ИГ1, ИГИЛ1, запрещено в РФ): в Ираке совершило нападение на КПП пограничников. 

«Хайят Тахрир аш-Шам»: обменялась ударами с сирийской армией на юге Идлиба.

Курдские вооруженные формирования: провели на севере Ракки работы по разминированию. 

Международная коалиция: направила конвой подкрепления из 140 автомобилей в

Дейр-эз-Зор

Провинция Дейр-эз-Зор

По данным информагентства Anadolu, ВС США направили крупные конвои с бронированными автомобилями и грузовиками с материально-техническим обеспечением на свои базы в восточной части Сирии. По данным местных источников агентства, в состав американского конвоя вошло 140 машин. Конвой вошел в Сирию через незаконный пограничный переход Аль-Валид из северного Ирака и направился к базам международной коалиции и боевиков «Демократических сил Сирии» (SDF) на востоке Дейр-эз-Зора, где США наращивает военное присутствие. Ранее американский министр обороны Марк Эспер заявлял, что военное присутствие наращивается для защиты нефтегазовых полей от захвата террористами «Исламского государства». Однако, подобным образом США препятствуют возвращению нефтегазовых ресурсов под контроль правительства Сирии.

Провинция Идлиб

На юге провинции несмотря на режим прекращения огня на всей территории идлибской зоны деэскалации джихадисты продолжают совершать провокации. Как передает агентство Halab Today TV, в районе поселка Аринба сирийские военнослужащие открыли огонь из артиллеристских установок. Из крупнокалиберных пулеметных установок также был нанесен удар по позициям джихадистов в районе деревни Тель-Манас. По информации Telegram-канала Syria Live, тяжелая артиллерия САА также работает по позициям боевиков в районе поселений Кафр-Саджна и Ар-Ракайа.

Как сообщает РИА Новости, в Москве состоялась трехсторонняя встреча представителей РФ, Сирии и Турции по ситуации в Сирии. Сирийская сторона потребовала соблюдения сочинских соглашений по деэскалации, абсолютного уважения суверенитета и независимости Сирии и ее территориальной целостности, как сообщает телеканал Ikhbariya. Кроме того, сочинское соглашение предусматривает освобождение провинции Идлиб от террористов и вооружений и разблокировку трасс Алеппо-Латакия и Алеппо-Хама. Сирийская стороны намерена освободить весь Идлиб, чтобы гарантировать безопасность для жителей провинции, которых джихадисты используют в качестве живого щита.

Провинция Ракка

Силы так называемой внутренней безопасности SDF «Асайиш» сообщили, что в деревне Аль-Кабара были проведены работы по разминированию окрестностей от остатков боеприпасов «Исламского государства», о чем сообщает агентство Rojava Network. Стоит отметить, что в отличие от правительственных сил и армии Турции на севере провинции, курдские радикалы не уделяют особого внимания на работы по расчистке территорий от мин. Восточная часть провинции перешла под контроль SDF весной 2017 года, однако из-за нерасторопности курдских саперов на минах ИГИЛ подорвалось множество мирных жителей. Кроме того, при ведении боевых действий против протурецких сил на севере провинции, курдские радикалы сами активно минировали территории перед отступлением. На курдских минах-ловушках также подрываются в основном не военнослужащие, а обычные граждане.

Источник также сообщил, что САА отправила крупное подкрепление в район Айн-Иссы. По данным местных источников, конвой включает в себя 5 танков, 12 военных автомобилей с логистическим оборудованием и боеприпасами, а также сотню солдат.

Ирак

Как сообщает ливанское новостное агентство Al Masdar, террористы «Исламского государства» совершили нападение на пограничный пункт Аль-Валид на западе иракской провинции Аль-Анбар. Террористы открыли огонь из автоматов по КПП, в результате чего были ранены три солдата иракской армии. Пограничный пункт

Аль-Валид ранее был оккупирован «Исламским государством» до тех пор, пока вооруженные силы Ирака не освободили регион в 2017 году. Однако, за небольшой период времени в нескольких частях страны произошли нападения «спящих ячеек» организации на членов «внутренней безопасности» и бойцов Сил народной мобилизации Ирака.

1 Организация запрещена на территории РФ.

«Халифат» в Сирии и Ираке направлен на объединение сил экстремистов

По его словам, объявление исламского государства — это очень важный и опасный поворот в развитии событий для стран региона. «Это огромный вызов, прежде всего, для Саудовской Аравии как для страны, где находятся мусульманские святыни, но также и для Ирана — крупнейшего шиитского государства», — считает эксперт. Он отметил, что новый халифат оказался у их границ.

Объявление о создании «Исламского государства» на сопредельной территории Сирии и Ирака направлено на объединение как можно большего числа экстремистов в рамках одной группировки и территории под руководством аль-Багдади, считает известный арабский эксперт в области вооруженных исламистских группировок Хасан Абу Хания. «Внутри «Аль-Каиды», в разных экстремистских группировках есть противоречия, а создание «Исламского государства» и объявление халифа должно заставить большое число исламистов объединиться и присягнуть ему на верность», — сказал Абу Хания в интервью арабской службе Би-би-си. Тот факт, что из названия ИГИЛ убрали Ирак и Левант, свидетельствует о намерении группировки распространять свое влияние и на другие территории помимо Ирака и Сирии, считает эксперт.

Суннитская группировка ИГИЛ, воевавшая до последнего времени в Сирии, в июне возглавила наступление на северные и западные районы Ирака, завладев за считанные недели большими территориями в этой стране. К ИГИЛ присоединились сунниты Ирака, недовольные политикой премьер-министра страны Нури аль-Малики, военные из бывшей армии Саддама Хусейна, мелкие террористические группировки.

Власти Ирака и Сирии пытаются остановить продвижение группировки ИГИЛ, которая стремится взять под контроль обширную территорию, богатую нефтяными ресурсами.

Являются ли события в Ираке катастрофой для США

Политический обозреватель МИА «Россия сегодня» Дмитрий Косырев: «Не думаю, что у нас многие представляют себе масштабы катастрофы для США — и моральной, и вполне физической — сегодня, когда армия ваххабитов прошла маршем от сирийских границ уже чуть ли не до столицы соседнего Ирака, разогнав по пути 200-тысячную группировку правительственных войск. И вот свежая новость: американские военнослужащие вынуждены вернуться в Ирак — правда, числом всего в 275 человек, для охраны посольства, точнее — для возможной его эвакуации в случае тотальной военной катастрофы Ирака. А накануне произошла попросту сенсация: анонимный представитель Госдепартамента подтвердил, что американцы обсудили возможное (не военное) сотрудничество по иракскому кризису… с Ираном». Читайте подробнее >>

В Минобороны РФ заявили, что власти Сирии контролируют почти всю территорию страны

Россия приступила к выполнению военных задач в Сирии после того, как противники официального Дамаска стали задействовать боевиков для свержения легитимной власти. Об этом сообщил замминистра обороны РФ генерал-полковник Александр Фомин на семинаре по правилам проведения военных операций SWIRMO, который проходит в Подмосковье.

Он отметил, что Москва вмешалась в сирийский конфликт по просьбе законного правительства, а действия РФ соответствовали требованиям Организации Объединенных Наций.

«Российская Федерация не вмешивалась во внутрисирийский конфликт до тех пор, пока противники Сирии не стали задействовать для борьбы с законным правительством страны потенциал террористических формирований», — отметил он.

Фомин напомнил, что еще четыре года назад боевики ИГИЛ* контролировали большую часть территории Сирийской Арабской Республики. Однако благодаря действиям сирийской армии совместно с ВКС России официальному правительству удалось вернуть под свой контроль захваченные территории. Сейчас там проживает 90% местных жителей.

Генерал-полковник подчеркнул, что после решения на территории Сирии военных задач удалось уделить внимание вопросам урегулирования сирийского кризиса и решения гуманитарных задач, в том числе во взаимодействии с ООН, Международным Комитетом Красного Креста, Сирийского Арабского Красного Полумесяца.

Он рассказал, что теперь сирийцы, вынужденные из-за войны бежать из домов, возвращаются к себе на родину, в республике восстанавливается инфраструктура.

Фомин отметил, что огромную роль в доставке гуманитарной помощи, лечении больных и раненых, возвращении сирийцев в родные места играет Международный Комитет Красного Креста.

Семинар по правилам проведения военных операций SWIRMO впервые проводится в России. В форуме участвуют 140 делегатов из 70 стран, а также представители международных организаций.

*ИГИЛ — террористическая организация, запрещена в РФ

The Guardian вернулось к старому фейку о преемнике главаря ИГИЛ* в Сирии

Новым верховным главарем международной террористической группировки «Исламское государство1» (ИГ1, ИГИЛ1, запрещено в РФ) стал уроженец Ирака по имени Амир Мухаммед Абдул Рахман аль-Мавли ас-Сальби

, рассказали британскому агентству The Guardian «источники в двух разведывательных службах». Почему не стоит доверять этим слухам, и какой конфликт интересов скрывается за новостями о новых главарях — выявило Федеральное агентство новостей (ФАН).

Один из ближайших сподвижников Абу Бакра аль-Багдади в Ираке якобы был избран новым «халифом» ИГИЛ спустя несколько дней после того как в США в октябре заявили об уничтожении прежнего главаря ИГИЛ в небольшой сирийской деревне Бариша.

Еще до якобы ликвидации Аль-Багдади в августе 2019 года о Мухаммеде ас-Сальби — назвав его Абдулла Кардаш — заявило ближневосточное агентство Middle East Monitor. Была опубликована его фотография — та же, которую использовало агентство The Guardian. Со ссылкой на медиаисточники «халифата» Абдуллу Кардаша назвали преемником, назначенным самим Аль-Багдади.

The Guardian повторяет те же сведения об Ас-Сальби — Кардаше — якобы известном как «хаджи Абдулла» — которые в августе сообщил Middle East Monitor со слов иракского эксперта по безопасности: якобы он родился в семье иракских туркменов в Телль-Афаре, получил в Мосуле высшее образование в исламском богословии, и ранее был связан с международной террористической сетью «Аль-Каида»

1 (запрещена в РФ).

Во время американской оккупации Ирака Ас-Сальби — Кардаш оказался в концлагере «Кэмп Букка» вместе с Аль-Багдади и «человеком №2» в ИГИЛ Абу Алаа аль-Афри. Впоследствии он занял высокий пост в «Исламском государстве». Якобы именно Ас-Сальби, искушенный в исламском праве, обосновал геноцид езидов и христиан на Ниневийской равнине. Госдепартамент США назначил за его голову награду в 5 млн долларов.

До сих пор неизвестно, был ли на самом деле 26 октября 2019 года уничтожен Абу Бакр аль-Багдади: слишком много странностей в официальной истории о его гибели. «Террорист №1» якобы скрывался на территории Идлиба, в доме главаря враждебной группировки, связанной с «Аль-Каидой», в считанных километрах от турецкой границы. При этом его тело было немедленно доставлено в Ирак, а позже сброшено в море, как когда-то тело бывшего «террориста №1»

Усамы бин Ладена. Есть предположения, что объявив об «уничтожении» Аль-Багдади, США запустили процесс переформатирования ИГ.

При этом медиаисточники ИГИЛ назвали новым «халифом» никому не известного человека по имени Абу Ибрагим аль-Хашеми аль-Курейши. Это очень громкое имя: новый главарь ИГИЛ претендует на то, что происходит не только из племени курейш, но и непосредственно из клана самого пророка Мухаммеда бану хашим. Более того, новым «пресс-секретарем» главаря ИГИЛ стал Абу Хамза аль-Курейши — также курейшит.

Предположение The Guardian, что столь громким псевдонимом мог воспользоваться иракский туркмен Абдулла Кардаш, просто невероятно — это стало бы откровенным издевательством над священной для мусульман персоной пророка. Такого главаря исламские фанатики ИГИЛ просто отвергли бы, как лжеца и святотатца.

1 ноября 2019 года президент США Дональд Трамп заявил, что США «точно знают», кто является новым главарем ИГИЛ. Однако с тех пор никакой новой информации об Абу Имбрагиме аль-Хашеми аль-Курейши не появилось.

ISIS has a new leader. We know exactly who he is!

— Donald J. Trump (@realDonaldTrump) November 1, 2019

Некоторые эксперты полагают, что появление двух предполагаемых преемников Аль-Багдади может говорить о внутренних разногласиях в «Исламском государстве». Вполне возможно, что джихадисты из Саудовской Аравии стремятся перехватить лидерство у иракцев. С этой точкой зрения согласен военный эксперт, доктор военных наук Анатолий Матвийчук.

«Речь идет о внутренней борьбе в ИГИЛ. Эта террористическая группировка стала геополитической организацией, которая контролирует огромные денежные потоки — и себя, я думаю, ее главари тоже при не забывают, — указал собеседник Федерального агентства новостей.

Когда главарем ИГИЛ был Аль-Багдади, его приближенные, элита получали достаточно крупный куш, на которые содержали в роскоши свои семьи и создавали собственные вооруженные формирования. Там идет внутриполитическая борьба кланов, которые претендуют на то, чтобы возглавить это движение».

Обставленная американцами «гибель» Аль-Багдади позволила кланам внутри ИГИЛ начать переформатирование структуры власти и денежных потоков внутри группировки.

«Я думаю, что с «гибелью» Аль-Багдади многие кланы просто вздохнули свободнее, потому что в ходе этой вооруженной борьбы он, скажем грубо, зарвался, захватив огромную власть, в том числе финансовую власть. Многие кланы вздохнули спокойнее — убит он, или отошел от дел, — но они перестали быть под жестким контролем центрального аппарата «халифата» ИГИЛ», — отметил эксперт.

Сейчас различные идеологические группы внутри «халифата» стремятся привлечь на свою сторону те силы, которые готовы спонсировать их.

«Я бы сказал, что это борьба не между спонсорами, а за спонсоров — это и саудиты, и США. От кланов требуется предоставить для них более-менее прагматичную программу, заинтересовать, чтобы под нее выделили деньги. В «халифате» ИГИЛ сейчас идет борьба мнений, борьба личностей, которые пытаются возглавить сейчас эту группировку и поставить под свой контроль финансовые потоки», — уверен Анатолий Матвийчук.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Как устроено ИГИЛ?

Группа джихадистов получает прибыль с нефтяных месторождений, контролирует доступ к запасам оружия, имеет существенное влияние в большинстве районов Сирии и Ирака и стремится к созданию полноценного государства под своей эгидой.

Согласно официальным документам Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ), попавшим в руки военным Ирака и переданным американским чиновникам, а также иракскому исследователю Хашиму Альхашими, ИГИЛ в Ираке и Сирии представлено как организация с полноценной структурой, элементы которой эффективно выполняют необходимые функции в различных сферах деятельности. Многие лидеры ИГИЛ — бывшие офицеры расформированной армии Саддама Хусейна, познакомившиеся с террористическими методами борьбы в рамках боевых учений, ориентированных на противостояние американской армии.

Территория
ИГИЛ интенсивно наращивает потенциал своего влияния на территории Ирака и Сирии, захватывая все новые и новые населенные пункты, расположенные близ основных источников ресурсов, важных объектов инфраструктуры и в приграничных зонах.

За летний период организация укрепила свои позиции во внутренних районах Сирии, вернув контроль над территориями, ранее отвоеванными другими группами повстанцев, а также закрепилась на нескольких правительственных военных базах. ИГИЛ по-прежнему пытается усилить свой контроль над территориями рядом с границей между Ираком и Сирией.

Войска ИГИЛ потерпели ряд поражений в Ираке, где при поддержке американских воздушных подразделений армия Ирака и объединения курдских военных добились возвращения района Мосул Дам и туркменского города Амерли.

Финансирование
Миллионы долларов, поступающие из нефтедобывающей отрасли, превратили ИГИЛ в одну из самых богатых террористических организаций в истории человечества. По данным экспертов, стоимость нефти, добываемой на десяти месторождениях, оказавшихся в зоне влияния джихадистской группы в Ираке и Сирии, достигает 1-2 миллионов долларов в день.

Террористическая группа удерживает контроль над многими нефтяными месторождениями на востоке Сирии. В июле войска ИГИЛ пополнили этот перечень крупнейшим месторождением страны — Омаром, на котором при полноценной эксплуатации имеющегося потенциала добывается более 30,000 баррелей сырья в день. В настоящее время данный показатель снизился на две трети от упомянутого объема, если не больше.

В июне силы ИГИЛ продолжили активное наступление в районах разработок нефти в Ираке, и вследствие августовской кампании в Курдистане организация получила доступ к большинству нефтяных запасов страны. Согласно оценке экспертов, нефтяные месторождения Ирака, находящиеся в распоряжении ИГИЛ, могут производить 25,000-40,000 баррелей нефти в день, а это, как минимум 1,2 миллиона долларов на черном рынке.

Управление
Захватив очередной населенный пункт, ИГИЛ отчасти сохраняет ранее существовавшие органы власти, но при этом грубо насаждает доктрины Исламского государства. Религиозная полиция следит за тем, чтобы магазины были закрыты во время совершения намаза, а женщины на людях закрывали лица и покрывали головы. Места общественного пользования ограждаются металлическим забором, на котором вывешиваются черные флаги ИГИЛ. Лица, обвиняющиеся в нарушении закона, подвергаются публичной казни или отсечению конечностей. В то же время администрация ИГИЛ не препятствует функционированию рынков, пекарен и заправок.

Вооруженные силы
Аналитики Central Intelligence Agency утверждают, что армия ИГИЛ насчитывает порядка 20,000-31,500 военных в Ираке и Сирии, из которых, примерно 15,000 — контрактные служащие из других государств.

Самое большое количество новобранцев поступает из близлежащих исламских стран, в частности из Туниса и Саудовской Аравии. Меньшие прибывает из таких отдаленных уголков мира, как Бельгия, Китай, Россия и США.

Оружие
ИГИЛ разжились оружием и оборудованием с военных баз Ирака и Сирии общей стоимостью в несколько сотен миллионов долларов, а также получили доступ к ресурсам, направлявшимся в качестве гуманитарной помощи иностранных правительств сирийским повстанцам. Conflict Armament Research, частная структура, специализирующаяся на анализе перемещения вооружений, отследила поступление незначительных партий оружия и ракет для ИГИЛ, ранее отправленных из Саудовской Аравии и США другим повстанческим объединениям.

Среди типов оружия, привлекших внимание Conflict Armament Research, были винтовки M16 и M4 со штампом «Собственность правительства США». Аналогичные экземпляры были обнаружены и в руках нерегулярных повстанческих группировок Ирака, куда Соединенные Штаты неоднократно отправляли подобного рода помощь в период оккупации.

Специалисты Conflict Armament Research также обнаружили противотанковые ракеты M79 из бывшей Югославии идентичные образцам M79, отправленным Саудовской Аравией в помощью сирийским повстанцам.

Мертвое ИГИЛ опаснее живого Новости дня — Свободная Пресса

«Исламское государство» * потеряло второй по значимости город — иракский Мосул, который заняли силы, поддерживаемые натовской коалицией. Под контролем боевиков остаются еще шесть городов в Сирии и Ираке, и их освобождение — дело времени. Но эксперты опасаются, что после этого террористы станут еще опаснее, повторив путь «Аль-Каиды» **.

«Цена» освобождения Мосула неизвестна

В понедельник премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади объявил об освобождении Мосула от войск «Исламского государства». Битва за второй по размерам город в Ираке началась в октябре прошлого года: наступления на него вели иракские правительственные войска, курдское (пешмерга) и шиитское ополчение — всего более 100 тысяч человек.

Город находился под контролем «Исламского государства» более трех лет: в июле 2014 года предводитель террористов Абу Бакр аль-Багдади в Великой мечети аль-Нури провозгласил воздание халифата на территории Сирии и Ирака. До настоящего времени это был крупнейший город, который оставался под контролем боевиков (сейчас они занимают в Сирии Ракку, абу-Камаль и Эль-Маядин, а в Ираке — аль-Хавига, Таль-Афар и эль-Кайм в долине Евфрата).

К ноябрю минувшего года элитный контртеррористический отряд спецназа Ирака (известный как CTS) захватил и удержал стратегически важную телевизионную станцию ​​на востоке Мосула, после чего войска коалиции прочно закрепились в городе. И лишь к 24 января удалось полностью взять под контроль восточную (к востоку от реки Тигр) часть города.

Читайте также

За Крым ответите: Германия из-за скандала с Siemens грозит свернуть инвестиции в Россию За Крым ответите: Германия из-за скандала с Siemens грозит свернуть инвестиции в Россию

Немецкая компания подала в суд из-за «обманной» поставки турбин

Семь месяцев продолжалось изматывающее противостояние, поскольку боевики «Исламского государства» превратили западную часть Мосула, испещренную узенькими кривыми улочками, в неприступную крепость. Достаточно сказать, что в боях за Мосул были убиты более трети иракских спецназовцев CTS.

Боевики прокопали многометровые тоннели и окопы, заложили огромные минные поля, как живой щит использовали мирных жителей, которые не успели покинуть город. Многих людей, которые после начала наступления иракских войск пытались бежать из Мосула (его население до начала войны составляло более трех миллионов человек), массово казнили, а трупы нередко сбрасывали прямо на улицах и площадях.

Командиры возглавляемой США коалиции, обеспечившей воздушную и наземную поддержку иракским войскам, заявили, что такой кровавой битвы, как сражение за Мосул, Ближний Восток не знал с момента окончания Второй мировой войны. Но истинная цена освобождения Мосула до сих пор неизвестна.

Коалицию обвинили в военных преступлениях

Правозащитная мониторинговая группа Airwars подсчитала, что в результате наступления проправительственных сил в западных частях города погибли более 3700 мирных жителей. Наверняка, реальная цифра намного больше!

Amnesty International и верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн уже заявили, что иракские военные при освобождении Мосула нарушали международное гуманитарное право. В частности, речь идет о бессудных расправах над пленными боевиками «Исламского государства» и людьми, которые были заподозрены в связях с террористами.

Также ополченцы использовали самодельные неуправляемые снаряды, которые нередко приводили к массовым разрушениям и гибели мирных жителей. По оценкам ООН, боевые действия в Мосуле (в первую очередь авианалеты) привели к уничтожению почти полутысячи зданий, многие из которых являются памятниками древнейшей истории. Многие памятники уничтожили сами боевики «Исламского государства» (в частности, Великую мечеть аль-Нури, где и был провозглашен халифат). Да и иракским войскам пришлось взорвать пять мостов, соединяющих западную и восточную части города, чтобы перерезать сообщение между отрядами «Исламского государства».

И теперь перед властями Ирака стоит колоссальная задача — восстановить некогда цветущий город.

ИГИЛ потерял две трети территории

Опубликованное на днях исследование аналитической группы IHS Markit свидетельствует: за последние три года «Исламское государство» потеряло две трети своей территории. Если в январе 2015 года боевики контролировали 90,8 тысяч кв. км, то уже в январе 2017 года — не более 60,4 тысяч, а к началу июля — 36,2 тысячи. Но все равно это территория, которая приблизительно равна площади Бельгии.

Территориальные потери привели и к коллапсу экономики «Исламского государства», констатируют аналитики HIS Markit: боевики больше не могут получать ренту с добычи и контрабанды нефти в богатых углеводородами сирийских провинциях Ракка и Хомс. В итоге среднемесячные доходы «Исламского государства» от продажи нефти сократились на 88%, а доходы от налогообложения населения и конфискации имущества — на 79% (в сравнении с первоначальной оценкой в ​​2015 году). В целом же среднемесячный доход «халифата» сократился с $ 81 млн. во втором квартале 2015 года до $ 16 млн. во втором квартале 2017 года.

Все это, несомненно, свидетельствует о неминуемом приближающемся конце «Исламского государства». По крайней мере в том виде, в котором оно существовало последние три года — с наличием собственной экономики, бюджета, армии, органов управления… Фактически рано или поздно «Исламское государство» падет, но не прекратит существование — оно превратится в некий аналог «Аль-Каеды». И это будет нести мировому сообществу ничуть не меньшую (если даже не большую) угрозу, чем нынешняя ситуация на Ближнем Востоке, констатируют опрошенные «Свободной прессой» эксперты

Вот какое мнение высказал в интервью «Свободной прессе» директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев:

— Халифат — это, прежде всего, идея. Одним насилием победить ее нельзя. Поэтому сам факт падения Мосула — это еще не победа над ИГИЛ. На мой взгляд, теперь ИГИЛ будет двигаться в сторону «Аль-Каеды», то есть будет все больше превращаться в сеть, организующую теракты по всему миру. Это, пожалуй, даже опаснее, чем территориальный контроль над Ближним Востоком.

Также будут продолжать возникать зоны, контролируемые ИГИЛ, во всех кризисных точках мира. Сейчас основная угроза — в Африке, в Афганистане и Центральной Азии, а также на Филиппинах.

Если ИГИЛ закрепится где-то на одной или нескольких из перечисленных территорий, то он снова возникнет как птица Феникс из пепла. Для России особенно опасно, если закрепление произойдет в Северном Афганистане, с перетеканием в Центральную Азию. Предпосылки для этого, к сожалению, есть.

«СП»: — А Северный Кавказ в список таких «кризисных точек» входит?

— До какой-то степени, да. Ведь часть «Имарата Кавказ» *** принесла байят (клятву верности) руководству ИГИЛ. И отъезд в ИГИЛ с Кавказа был очень масштабный. Но «Имарат Кавказ» сейчас серьезно ослаблен. Поэтому все зависит от того, раскачается ли ситуация на Северном Кавказе или нет. Есть и внешние, и, к сожалению, внутренние факторы такой раскачки.

Вот точка зрения Раиса Сулейманова, эксперта Института национальной стратегии:

— По-видимому, мы наблюдаем постепенный, но неизбежный финал проекта «исламский халифат». Был «бурный» старт, а теперь вот все идет к закату. «Халифат» оказался нежизнеспособным во многом по причине того, что строился не на основе созидания, а на как глобалистский проект разрушения.

«СП»: — Потеря занятых территорий приведет к уничтожению ИГИЛ как организации?

— Конечно, нет! Во-первых, есть вариант существования в форме подпольной структуры или контроля над какой-то небольшой территорией, которая будет оставаться под властью исламистов. Вспомним, что разгром «Талибана» **** американцами в 2001 году не привел к тому, что движение перестало существовать. Оно функционирует и поныне, играя роль в жизни Афганистана, по-прежнему оставаясь военно-политической силой в этой стране.

Во-вторых, ИГИЛ может перейти в форму разбросанных по всему миру филиалов и ячеек, в чем-то напоминая «Аль-Каиду». Вероятно, такой путь вполне реален.

Проект «халифата» показал свое политическое банкротство. Эта идея не увлекла подавляющее большинство мусульман: если из 15 млн. российских мусульман туда уехало лишь 4 тысячи человек, то это свидетельство идеологического краха. Аналогичные цифры можно взять и по другим странам, в том числе и мусульманским: там тоже от основной массы проживающих мусульман к ИГИЛ присоединилось немного.

Николай Силаев, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности Московского государственного института международных отношений (МГИМО):

— Во-первых, потеря Мосула — это очередное политическое поражение джихадистов. Очередная попытка создать радикальное исламское государство проваливается. Это, как и неудачи вооруженной оппозиции в Сирии, разочарует многих сторонников политического ислама.

Читайте также

"Злобный москаль" ввел Порошенко в замешательство «Злобный москаль» ввел Порошенко в замешательство

Визит Тиллерсона в Киев озадачил президента Украины

Во-вторых, вопрос в том, как сейчас будут распространяться по миру те люди, которые составляли боевые группы ИГИЛ или других подобных организаций, а также те, кто труда приехал в поисках настоящей исламской жизни. Наиболее квалифицированные военные профессионалы отправятся в другие точки, где воюют джихадисты. Остальные попытаются вернуться по домам. Здесь есть определенная опасность.

«СП»: — Превратится ли, на ваш взгляд, ИГИЛ в «Аль-Каиду» — более виртуальный проект, не имевший никогда de facto государственности?

— Да, в этом смысле «Исламское государство» будет напоминать «Аль-Каиду». Но таких организаций много. А «Исламское государство» было уникально тем, что контролировало территорию. Да и о халифате некоторые по-прежнему будут мечтать, вкладывая в это слово самое разное содержание.


* «Исламское государство» (другие названия: «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама», ИГИЛ) запрещено на территории России, решение Верховного суда РФ от 29.12.2014.

** «Аль-Каида в странах исламского Магриба», международная организация, запрещенная на территории России, решение Верховного суда РФ от 13.11.2008.

*** «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), международная организация, запрещенная на территории России, решение Верховного суда РФ от 08.02.2010.

**** «Движение Талибан», организация, запрещенная на территории России. Решение Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Пять причин, по которым ИГИЛ все еще далеко не побеждена | Общество | ИноСМИ

ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим.ред.) потеряла в Сирии и Ираке 60% контролируемых ею территорий. Но силы, которые борются с ИГИЛ, не могут считать, что победа у них уже в кармане.


Мосул, Талль-Афар, Дейр-эз-Зор, Ракка. Список городов в Ираке и Сирии, которые так называемое Исламское государство (ИГИЛ) либо уже потеряла, либо вот-вот потеряет, становится все длиннее.


В последнее время экстремистская группировка несет существенные потери на нескольких фронтах:


• Дейр-эз-Зор, Сирия: Сирийская армия при поддержке России боролась за то, чтобы вернуть себе контроль над Дейр-эз-Зором, городом на востоке Сирии, в котором ИГИЛ в последние три года держала в окружении 10.000 сирийских солдат и несколько десятков тысяч мирных жителей. Сирийская армия быстро преодолела 200 километров по пустыне и прорвала кольцо окружения в начале этого месяца.

• Ракка, Сирия: Поддерживаемые американцами Сирийские демократические силы, которые с июля борются за установление контроля над самопровозглашенной столицей ИГИЛ Раккой, говорят, что сейчас они контролируют более 80% территории города. «Мы находимся на последней стадии, и в течение нескольких недель одержим победу ради народа Ракки», — заявила недавно пресс-секретарь Джихан Шейх Ахмед (Jihan Sheikh Ahmed) в беседе с информационным агентством AFP.

• Талль-Афар, Ирак: После изгнания ИГИЛ из Мосула летом этого года, иракские силы сосредоточились на городе Талль-Афар к западу от Мосула. Они готовились к продолжительным боям, но ИГИЛ удалось изгнать из Талль-Афара меньше, чем за неделю.


Всего ИГИЛ потеряла более 60% территории, которую контролировала в январе 2015 года, по данным доклада IHS Conflict Monitor. И какое-то время она продолжала терять свои позиции: лишь в апреле этого года количество людей, живших на подконтрольных ИГИЛ территориях, сократилось на 56% в Сирии и на 83% в Ираке, по сравнению с осенью 2014 года.


Тем не менее, есть много причин, дающих основание утверждать, что большая группа, состоящая из сил, сражающихся с ИГИЛ, не может считать, что победа у нее уже в кармане. Назовем хотя бы пять из этих причин:


На земле ИГИЛ все еще является фактором власти


ИГИЛ все еще в огромной степени является сильным противником при проведении наземных операций. В Ираке она контролирует город Хавиджа и мелкие городки вокруг него, а также территории к северу от Багдада и рядом с сирийской границей. ИГИЛ показала также, что в состоянии бросить вызов иранской армии даже в тех районах, из которых боевики были выбиты. Вчера, например, боевики напали на иракские силы в Рамади, городе, из которого они были изгнаны еще в 2015 году, и убили по меньшей мере семь человек.


В Сирии боевики ИГИЛ продолжают оставаться в некоторых частях Ракки и на более обширных территориях в богатой нефтью провинции Дейр-эз-Зор. Их так называемый халифат еще простирается через линию Сайкса-Пико, разделяющую Сирию и Ирак.

Российские военные подвешивают высокоточную ракету Х-25 к самолету Су-24 на авиабазе "Хмеймим" в Сирии

The Guardian
The Guardian
Vox
Israel Hayom
ИГИЛ может сменить характер и приоритеты


ИГИЛ уже демонстрировала, что в значительной степени обладает способностью меняться в такт с реальностью на земле. Из группы мятежников, использующей в качестве средства воздействия террор, после начала американской интервенции в Ираке в 2003 году она превратилась в группу боевиков, воспользовавшейся гражданской войной в Сирии, а потом и в самопровозглашенное государство — изменения имели место и в поведении, и в пропаганде, и в средствах воздействия.


Это может случиться вновь — по мере того, как боевиков теснят все больше. Аналитики указывают на то, что по мере того, как ИГИЛ теряет свое самопровозглашенное государство, она может снова начать более активно действовать: как тогда, когда они были ветвью Аль-Каиды (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим.ред.) в 2000-е годы, а также больше сосредоточиться на атаках на Западе. И в коммуникации ИГИЛ уже есть признаки того, что это происходит.


Ник Расмуссен (Nick Rasmussen), директор Национального контртеррористического центра в США, говорит, что способность ИГИЛ наносить глобальные удары не стала слабее, хотя на Ближнем Востоке группировку и удалось потеснить.


«Прямой связи между позициями ИГИЛ на полях сражений в Ираке и Сирии и способностью группы к тому, чтобы вдохновлять на атаки извне, нет», — заявил Расмуссен вчера.


«Глобальные способности ИГИЛ в существенной степени все еще не повреждены».


После изгнания ИГИЛ могут возникнуть новые конфликты


В вакууме власти после ИГИЛ в Сирии и Ираке могут возникнуть новые конфликты и разгореться старые, тлеющие.


В Ираке в наступлении, целью которого является изгнание ИГИЛ из Мосула и прилегающих районов, принимают участие разные силы: иракская армия, курдская Пешмерга, различное шиитское и суннитское мусульманское ополчение.


Между ними много различий — этнических, религиозных, организационных; что еще важнее, отличается их «повестка дня», но они объединились вокруг одной цели: отвоевать второй по величине город Ирака и его окрестности.


Но когда сражение закончится, объединять их будет очень немногое. Похоже, что кратковременный альянс уже дает трещины, старые конфликты вновь выходят на поверхность.


Референдум в курдской автономии в Северном Ираке — лишь один из примеров. Курдские власти полагают, что сейчас, когда ИГИЛ удалось изгнать, в центре внимания должна быть курдская автономия. Курдские силы установили контроль над несколькими спорными территориями, когда изгнали оттуда боевиков ИГИЛ, на эти районы претендуют как курды, так и власти в Багдаде, но до 2014 года управлял ими Багдад.


Пока же Багдад отказывается признавать как курдское правление в этих районах в частности, так и результаты референдума в целом (подавляющее большинство участников высказались за независимость). Существует риск эскалации конфликта, к тому же он может распространиться и на соседние страны.


В Сирии некоторые силы, имеющие совершенно разные — а иногда и противоположные — цели, также борются против ИГИЛ: американцы, поддерживаемое американцами ополчение, в котором преобладают курды, SDF, сирийские правительственные войска и русские, и иранцы, и это еще не все.


По мере того, как ИГИЛ теснят все активнее, мы видим все больше признаков борьбы за власть между этими силами, они стремятся к тому, чтобы заполучить максимум влияния в северных и восточных частях Сирии.


Это рискованно и само по себе, к тому же ИГИЛ показала, что и в Ираке, и в Сирии ей удается использовать вакуум власти и борьбу за власть в свою пользу.


Политические кризисы в Сирии и Ираке еще не разрешены


ИГИЛ использовала для собственного усиления политический кризис как в Сирии, так и в Ираке: в Сирии террористы использовали восстание против Башара Асада, в Ираке — недовольство тем, что воспринималось как сектантский режим центральной власти в Багдаде.


В обеих странах эти факторы обеспечивали неослабевающий поток новых боевиков, а кроме того, и некоторую поддержку среди местного населения в районах, над которыми ИГИЛ устанавливала свой контроль. То, что ИГИЛ сравнительно легко смогла установить контроль над Мосулом, вторым по величине городом Ирака, в 2014 году, объясняется, например, не только тем, что иракская армия в страхе бежала, но также и тем, что некоторая часть суннитского населения там чувствовала себя ущемленной и дискриминируемой шиитским правительством Багдада.


С тех пор в правительстве Ирака произошли небольшие изменения, но в целом три этих фактора в очень большой степени все еще присутствуют, причем в обеих странах. ИГИЛ — во многом политическая и идеологическая проблема, которая также требует политического и идеологического решения, но основное внимание все время было сосредоточено на том, как одолеть группировку военным путем.


Новые просчеты могут привести к росту недовольства


В борьбе с ИГИЛ имели место и промахи, совершенные группами, которые борются с ИГИЛ и их международными союзниками: в частности, атаки с воздуха унесли жизни тысяч мирных жителей в Ираке и Сирии, а в Мосуле людей, обвиняемых в поддержке ИГИЛ или членстве в ней, бросали в тюрьмы, пытали и убивали без суда и следствия.


В среднесрочной и долгосрочной перспективе это может привести к тому, что конфликты, уже наметившиеся, могут разгореться в полную силу, и стать питательной почвой для роста экстремизма.


К сожалению, незаметно, чтобы кто-то пытался это исправить: Совет Безопасности ООН запросил недавно проведение расследования для сбора доказательств тяжких преступлений, совершенных ИГИЛ в Ираке, но мандат не дает полномочий на расследование преступлений, совершенных теми, кто борется против ИГИЛ, и группы борцов за права человека называют это «упущенной возможностью».


«Никто не подвергает сомнению важность расследования многочисленных преступлений, совершенных ИГИЛ в Ираке, но игнорировать нарушения, допущенные иракскими и международными силами, — не только ошибочно, но и недальновидно», — указал Балкис Джаррах (Balkees Jarrah) из Human Rights Watch в заявлении для прессы после принятия резолюции.


«Поиск справедливости — необходимость для всех жертв, которым довелось столкнуться с тем, что их близких пытали и убивали, или что их дома жгли и бомбили, независимо от того, кто несет за это ответственность».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о