Содержание

Военный эксперт «КП» изучил соотношение сил противоборствующих сторон в Сирии

Армия легитимной сирийской власти на данный момент превосходит численностью и вооружением силы запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство». Однако правительство Баша Асада вынуждено воевать еще и с оппозицией, которую поддерживает коалиция США и Саудовской Аравии, а также с мелкими бандформированиями «Аль Каеды».

По данным военного эксперта «Комсомольской правды» Виктора Баранца, в армии Асада сейчас 125 тысяч военнослужащих, 450 единиц танков и другой бронетехники, 130 зенитно-ракетных систем, 1,2 тысячи единиц артиллерии, а также 147 вертолетов и самолетов и 30 кораблей и катеров. Так же есть отряды курдов — около 20 тысяч человек.

ИГИЛ в Турции насчитывает около 90 тысяч боевиков. Танков и другой бронетехники у террористов около 80 единиц, зенитно-ракетных систем – 30, самолетов – 2, вертолетов -4.

Казалось бы, армия Асада должна была давно победить террористов, однако ВС страны ведут борьбу еще и с отрядами «оппозиции», которую поддерживают США и Саудовская Аравия.

Личный состав оппозиционных сил насчитывает 30 тысяч человек. Имеется бронетехника в количестве около 20 единиц, в том числе и танки, зенитно- ракетные системы – 50 единиц.

Также в стране орудуют Банды Ан-Нусры (ответвление «Аль-Каиды»). Их численность оценивается, по разным источникам, от пяти до 10 тысяч человек.

Теперь армию Башара Асада поддерживает российская авиационная группа Воздушно-космических сил. В нее входит 50 единиц самолетов и вертолетов. Точное число военных экспертов неизвестно. Иностранные военные разведки называют разные цифры — от 1200 до 2000 человек.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Наши военные в Сирии: Устроились хорошо, хлеб и снаряды есть…

Военный обозреватель «КП» Виктор Баранец попытался ответить на вопросы о том, как российские бойцы разместились в Латакии и Тартусе (подробности)

Зачем Россия открыла сирийский фронт

На 13 наивных вопросов о спецоперации Москвы на Ближнем Востоке отвечает военный обозреватель «КП» Виктор Баранец

1. Почему это произошло именно сейчас?

— Потому что медлить больше было невозможно. ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация) стала уже глобальным злом. «Лечение по-американски» — издалека, дозированно, без координации с армией президента Сирии Башара Асада, которая одна воюет с террористами на «земле», — успеха не принесло. Наоборот — усугубило проблему (подробности)

Терроризм угнездился в Центральной Азии / Войны и Армии / Независимая газета

Наблюдается активизация деятельности «Исламского государства» в Афганистане

ИГ будет бороться за «свою провинцию» Хорасан. Фото Huseyin Nasir/Anadolu Agency/Getty Images

К сожалению, сегодня нельзя сказать, что с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ) покончено. Неизвестна судьба халифа Ибрагима аль-Бадри, выступающего под псевдонимом Абу Бакр аль-Багдади, а также ряда его приближенных. Некоторые из джихадистов рассеялись по различным странам. Отмечается появление отрядов игиловцев в воюющих сегодня Ливии, Йемене, а также в Афганистане, Пакистане и государствах Центральной Азии.

Часть боевиков ИГ из числа сирийских и иракских жителей вернулась к местам своего проживания и временно прекратила террористическую деятельность, часть из них скрывается в труднодоступных пустынных и горных районах местности или действует в подполье, совершая диверсии, дерзкие вылазки и налеты. Только с начала 2019 года боевики ИГ совершили несколько сотен террористических актов и нападений в Ираке и Сирии. Пентагон оценивает численность уцелевших боевиков ИГ в обеих странах весьма высоко: от 14 до 18 тыс. человек.

Не оставляя надежды на восстановление со временем своих позиций в Ираке и Сирии, лидеры ИГ развернули активную подрывную деятельность в Афганистане и Пакистане, планируя с этого плацдарма распространить свое влияние на страны Центральной Азии и воссоздать исламский халифат уже в новых, более обширных границах. «Исламское государство» сегодня располагает большими потенциальными возможностями для проникновения в различные военно-политические группировки и социальные слои афганского общества.

Летом 2018 года первые вооруженные столкновения отрядов афганских талибов и боевиков ИГ завершились поражением сторонников халифата, но за прошедший год ситуация стала меняться в пользу игиловцев. Они захватили у талибов часть опорных пунктов и баз на севере страны в непосредственной близости от афгано-туркменской границы и анклав в пещерах Тора-Бора, где одно время скрывался руководитель «Аль-Каиды» Усама бен Ладен.

Боевикам ИГ удалось также потеснить отряды «Талибана» на востоке Афганистана, в провинциях Нангархар и Кунар, развернуть масштабную диверсионно-террористическую войну в ряде других афганских провинций и создать глубоко законспирированные ячейки в Кабуле. Серия организованных ИГ терактов в столице завершилась масштабным преступлением, когда 17 августа 2019 года террорист-смертник привел в действие взрывное устройство на свадебной церемонии, в результате чего погибли 63 человека, пострадали еще 180. Усиление позиций ИГ на востоке страны особенно опасно тем, что через этот регион проходит почти половина всего афганского наркотрафика. Параллельно с захватом наркобизнеса боевики ИГ пытаются установить контроль за добычей полезных ископаемых в стране и международными транзитными перевозками. В провинции Нангархар они не так давно организовали вещание своей радиостанции «Халифат».

Лидеры ИГ рассчитывают максимально использовать в пропагандистских целях готовящееся к подписанию соглашение между Вашингтоном и «Талибаном», которое якобы было в предварительном плане согласовано послом США Халилзадом с катарской группой талибов 31 августа 2019 года в Дохе. Если бы Д. Трамп одобрил текст этого соглашения и сделка с талибами была заключена, то Вашингтон намерен был начать вывод из Афганистана 5400 американских военнослужащих, что составляет примерно треть от всего американского военного контингента в этой стране. Пентагон заявлял, что военнослужащие США освободят пять военных баз в течение 135 дней. Безусловно, даже в таком случае в стране остались бы на какое-то время вместе с 8,5 тыс. американских военных несколько тысяч сотрудников ЦРУ и частных военных компаний, но вряд ли они смогли бы удержать у власти силой режим президента Афганистана Ашрафа Гани Ахмадзая или его преемника. При этом вероятность эскалации гражданской войны в стране и прихода к власти движения «Талибан» или еще более радикальных исламистов резко возросла бы.

Независимо от исхода переговоров США с лидерами движения «Талибан» игиловцы пытаются дискредитировать талибов, объявив их предателями дела джихада, внести тем самым раскол в их ряды, спровоцировать новую гражданскую войну в стране и в конечном итоге ослабить позиции всех участников внутриафганского противостояния: центральных властей, движения «Талибан», сторонников бывшего Северного альянса (узбеков и таджиков). Уже сейчас представители ИГ ведут активную работу по привлечению на свою сторону наиболее радикально настроенных талибов. В частности, лидеры «Исламского государства» не скрывают своих планов объединиться с отколовшейся группировкой талибов под предводительством муллы Абдула Расула.

Усилению позиций ИГ в Афганистане способствуют отсутствие должного взаимодействия и сохраняющаяся напряженность в отношениях пакистанских и афганских властей. Несмотря на неоднократные утверждения пакистанского руководства, что последователей «Исламского государства» в Пакистане нет, едва ли можно сомневаться в том, что они присутствуют и в этой стране, и их численность, по неофициальным данным, составляет свыше 10 тыс. человек.

В Афганистане может сложиться ситуация, аналогичная событиям в Сирии и Ираке летом 2014 года, когда джихадисты воспользовались ослаблением этих государств в результате внутренних распрей и гражданских войн и создали на их территориях исламский халифат. Даже в случае сохранения контроля лишь за некоторыми провинциями и районами этой страны игиловцы получают возможность пополнять свои финансовые и материальные ресурсы за счет контроля наркотрафика, транспортных потоков и природных ресурсов, а также распространять свое идеологическое влияние на страны Центральной Азии.

Активизация деятельности ИГ в Афганистане совпала и с намеченными на 28 сентября 2019 года президентскими выборами, в которых два основных кандидата (нынешний президент Ашраф Гани и премьер-министр Абдулла Абдулла) намерены поспорить за пост главы государства. Главным дестабилизирующим фактором останется неурегулированность конфликта центральных властей с талибами, однако проблемой для Кабула будет и его способность сохранять хрупкий баланс интересов различных этнических и политических сил внутри нового правительства (пуштуны, хазарейцы, таджики, узбеки и т.д.). Радикальные исламистские группировки типа ИГ постараются внести свою лепту в раскол афганского общества и государства и превратить страну в плацдарм своей террористической деятельности в Южной и Центральной Азии. 

Интервенция США и их союзников в Сирии — Википедия

Американская бронетехника на севере Сирии

Интервенция в Сирии — военное вмешательство США и ряда других западных и ближневосточных государств в гражданскую войну в Сирии с официально заявленной целью борьбы против террористической организации «Исламское государство», а также связанной с «Аль-Каидой» группировки «Фронт ан-Нусра». Началась 22 сентября 2014 года нанесением авиаударов по объектам на сирийской территории в рамках военной операции против «Исламского государства». Координацию авиаударов осуществляло Центральное командование Вооружённых сил США.

Помимо нанесения авиаударов по джихадистским формированиям, американцы помогли курдам на севере Сирии создать боеспособные формирования, которые провели наступление на территории, подконтрольные «Исламскому государству», и одержали над ним победу. Американское командование также не скрывало, что одна из целей присутствия американских войск в Сирии — противовес иранскому влиянию, «Хезболле», проиранским шиитским группировкам, поддерживающим режим Асада

[15].

Группа из 60 стран, действующая под руководством США, оформилась как международная коалиция (Global Coalition to Counter the Islamic State of Iraq and the Levant (ISIL)) на встрече в Брюсселе 3 декабря 2014 года.[16] Операции, осуществляемые этой группой в Сирии, проводятся без согласия законного международно признанного правительства Сирии, которое неоднократно требовало «немедленно распустить незаконную „международную коалицию“, созданную без разрешения правительства САР и вне рамок ООН».[17] Правительство Сирии неоднократно обращалось в Совет Безопасности ООН с призывом привлечь к ответственности США, возглавляющие коалицию, «которая совершает преднамеренные преступления против гражданского населения, разрушает больницы, школы, мосты и плотины, что стало дополнением к преступлениям террористических организаций».

[18][19][20][21]

За первые 13 месяцев операции в результате авиаударов, по данным США, были убиты около 3700 террористов, в том числе 3276 боевиков ИГ и 374 члена «Аль-Каиды». С октября 2015 года, после вступления Воздушно-космических сил России в войну с ИГ в Сирии, массовые авиарейды международной коалиции сменились одиночными полётами. Помимо военных целей, удары также наносились по объектам нефтяной промышленности, электростанциям и военным базам, которые в дальнейшем могли использовать перешедшие в наступление сирийские правительственные войска[22].

В результате ударов международной коалиции, согласно собственному заявлению объединённой оперативной группы, в Сирии и Ираке за период начиная с августа 2014 года погибли 1144 мирных жителя. С августа 2014-го по ноябрь 2017 года коалиция провела в Сирии и Ираке 28 562 авианалёта. По данным сирийской правозащитной организации SNHR, с начала операции коалиции во главе с США в Сирии были убиты 2286 мирных жителей, среди которых 674 ребёнка и 504 женщины

[14].

17 сентября 2016 года авиация международной коалиции нанесла удар по позициям сирийских правительственных сил в районе города Дейр-эз-Зор, убив 62 военнослужащих и ранив более ста человек, после чего формирования ИГ сразу же атаковали позиции правительственных войск. Сирийские власти расценили авианалёт как «опасную и неприкрытую агрессию»[22].

7 апреля 2017 года американские ВМС нанесли удар крылатыми ракетами «Томагавк» по базе сирийских ВВС Эш-Шайрат в провинции Хомс в качестве акции возмездия за химическую атаку в городе Хан-Шейхун[22].

Кульминацией участия авиации коалиции в сирийской кампании стали бои за Ракку (столицу «Исламского государства» в Сирии) в 2017 году. Только в феврале 2017 года по городу и его окрестностям было нанесено более 300 авиаударов. По данным ООН, в результате Ракка была на 80 % разрушена[22].

14 апреля 2018 года США, Великобритания и Франция нанесли серию ударов по объектам в Сирии, связанным с химическим оружием, после того, как сирийские войска были обвинены в применении химического оружия в городе Дума. Сирия и Россия представили доказательства того, что инцидент с химическим оружием был инсценирован, чтобы спровоцировать коалицию на удар по Сирии[22].

19 декабря 2018 года в США было объявлено о начале вывода американских войск из Сирии — по словам президента Трампа, в связи с выполнением основной задачи — уничтожения террористической группировки «Исламское государство». В то же время, по словам пресс-секретаря администрации США Сары Сандерс, США и их союзники продолжат совместную работу с целью «лишить радикальных исламских террористов территории, финансирования, поддержки и любых способов проникновения через границы»[23].

На момент этого заявления на территории Сирии находилось, по разным данным, от 2 до 2,2 тыс. военнослужащих армии США. По данным СМИ, в Сирии за 2015—2018 гг. были созданы 12 американских военных баз и два аванпоста: четыре военных объекта в провинции Хасеке, шесть — в провинции Алеппо, один — в Дейр-эз-Зоре, два — в Ракке, а также база Эт-Танф на юге провинции Хомс[24].

22 февраля 2019 года официальный представитель Белого дома Сара Сандерс сообщила, что после вывода американских войск из Сирии там останется небольшой «миротворческий контингент» численностью около 200 человек[25].

Курдские отряды, вооружённые американским оружием

Подавление сирийскими властями протестов против правления президента Башара Асада и партии Баас привело к радикализации антиправительственной оппозиции и перерастанию ситуации в гражданскую войну, в которой исламисты постепенно заняли доминирующее положение среди антиправительственных сил. В число наиболее радикальных исламистов вошла группировка «Исламское государство», первоначально известная как «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ)[26][27].

Поддержка вооружённой антиправительственной оппозиции[править | править код]

С самого начала гражданской войны в Сирии ЦРУ по указанию президента США Барака Обамы оказывало активную поддержку так называемой «умеренной» оппозиции, в частности вооружённому формированию «Свободная армия Сирии». Первоначально повстанцам предоставлялась нелетальная военная помощь, но позже она была дополнена финансированием и обучением повстанческих формирований[28][29][30].

17 сентября 2014 года палата представителей США дала разрешение администрации Барака Обамы на проведение обучения и поставки оружия так называемой умеренной оппозиции для борьбы с «Исламским государством»[31] . Одной из группировок, которая будет получать американскую помощь, является исламистская «Армия моджахедов»[32][33], а также «Движение Хаззм»[32].

Американские спецназовцы в Сирии

После ряда похищений иностранцев на сирийской территории США 4 июля 2014 года нанесли авиаудар по военной базе «Исламского государства», известной как «лагерь Усама бен Ладена». Два десятка бойцов подразделения специальных операций США десантировались у здания на территории Сирии, где, предположительно, удерживались заложники, однако никаких заложников в здании не оказалось, и вскоре спецназовцы оказались втянуты в перестрелку с боевиками ИГ, которая длилась около трёх часов. По крайней мере 5 террористов было убито, а один американский солдат ранен. Позже стало известно, что заложники были перемещены из места высадки спецназа за 24 часа до начала операции[34][35].

В результате провала этой секретной миссии террористами были казнены пятеро американцев и двое британцев. Все они были жестоко обезглавлены официальным палачом ИГИЛ, известным сегодня под прозвищем «Джихадист Джон». Казни были записаны на видео, а затем выложены террористами в Интернет[36].

26 августа 2014 года США начали вести воздушную разведку позиций ИГИЛ на территории Сирии, в том числе с использованием беспилотных летательных аппаратов. Разведка велась в целях подготовки к нанесению авиаударов, при этом США не запрашивали у правительства Сирии разрешения на доступ в воздушное пространство страны.[37]

В своем обращении к нации 10 сентября президент США Барак Обама объявил о своем намерении бомбить ИГИЛ в Сирии и обучать повстанцев, с согласия Конгресса или без него. Впервые он разрешил прямые нападения на группы боевиков в Сирии. Обама также объявил о создании более широкой коалиции против ИГИЛ.[38]

17 сентября Палата представителей Конгресса США дала одобрение плана Обамы по обучению и вооружению сирийских повстанцев в их борьбе против Исламского Государства. В заявлении после голосования Палаты, Обама заявил, что Соединенные Штаты не будут посылать войска в Сирию. Высшее военное руководство США утвердило план Обамы 18 сентября. Сенат дал окончательное одобрение конгресса предложению Обамы на следующий день.

Представитель Госдепартамента США Джен Псаки сказала, что Соединённые Штаты не просили сирийского разрешения, чтобы начать интервенцию, однако США предупредили правительство Сирии чтобы они не препятствовали действиям американской авиации в своём воздушном пространстве. Информацию об уведомлении со стороны США подтвердил и сирийский МИД.

До начала авиаударов США информировало Иран, крупнейшего регионального союзника режима Асада, о своем намерении провести авиаудары. Они не поделились конкретными сроками или целями ударов с иранским правительством, которое было обеспокоено возможностью нанесения ударов по правительственным войскам.[39]

За неделю до начала авиаударов осенью 2014 года министр национального примирения Сирии Али Хайдар заявил, что «любое действие любого рода без согласия сирийского правительства будет атакой на Сирию»[40]. 30 сентября министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем призвал США и их союзников наносить удары не только по ИГ, но и по другим вооружённым формированиям оппозиции, которые, по его мнению, имеют единую «экстремистскую идеологию»[41].

22 сентября 2014 года председатель Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС) Хади аль-Бахра (англ.)русск. призвал США немедленно начать авиаудары по ИГИЛ и заявил о готовности коалиции координировать свои военные усилия со странами, использующими авиацию против террористов. После начала авиаударов НКСРОС выступила с заявлением, в котором приветствовала присоединение международного сообщества к войне с ИГИЛ и отметила, что борьба с террористами должна сопровождаться борьбой с президентом Асадом, так как, по мнению НКСРОС, Асад являлся главным катализатором экстремизма. Также НКСРОС призвала к осторожности при проведении операции с целью избежать гражданских жертв[42][43].

Великобритания и Нидерланды выразили поддержку действиям коалиции[44], а Австралия 3 октября 2014 года присоединилась к воздушной операции против боевиков ИГ[45]. Нанесение авиаударов одобрил также Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун[46]. В свою очередь, Россия и Эквадор выступили против этих действий, поскольку они не были согласованы с правительством Башара Асада[40][47].

Авиаудары по позициям ИГИЛ[править | править код]

Районы ракетно-бомбовых ударов коалиции

Начиная с 22 сентября 2014 года ВВС США и их союзников приступили к ночным бомбардировкам территорий, занятых боевиками «Исламского государства».[48][49] Самолёты Бахрейна, Иордании, Катара, Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов присоединились к первым атакам на тренировочные лагеря террористов, расположенные в сирийских провинциях Ракка и Алеппо[50]. Координацию авиаударов взяло на себя Центральное командование вооружённых сил США[51]. Были выбраны 20 объектов, используемых активистами ИГИЛ[52], а также группировкой Фронт ан-Нусра (близкой к террористической организации «Аль-Каида»).[53][54]

За первые 13 месяцев операции в результате авиаударов, по данным США, были убиты около 3700 террористов, в том числе 3276 боевиков ИГ и 374 члена «Аль-Каиды»[55].

С октября 2015 года, после вступления Воздушно-космических сил России в войну с ИГ в Сирии, массовые авиарейды международной коалиции сменились одиночными полётами. Помимо военных целей, удары также наносились по объектам нефтяной промышленности, электростанциям и военным базам, которые в дальнейшем могли использовать перешедшие в наступление сирийские правительственные войска[22][56][57][58].

Переброска грузов войскам сирийской оппозиции[править | править код]

20 октября 2014 года ВВС США приступили к воздушной переброске медикаментов и военной амуниции в осаждённый город Кобани.[59]

Позже такие же грузы стали сбрасывать и над позициями группировок, воюющих против сил Башара Асада.

Однако часто эту помощь перехватывали боевики «Исламского государства», что были вынуждены признать и сами представители министерства обороны США.[60]

Наземная операция[править | править код]

Если в Ираке американские военные могли рассчитывать на помощь обученной ими же армии национального правительства, то в Сирии наземная операция была невозможна из-за слабости отрядов оппозиции, таких как Свободная армия Сирии и Сирийский революционный фронт. Финансируя с сентября 2014 года их подготовку на территории Саудовской Аравии и Турции, администрация Барака Обамы израсходовала около 500 миллионов долларов. Впрочем, многие из подготовленных таким образом сирийцев продали своё оружие террористам, а сами бежали из страны в Европу[61]. Поэтому в октябре 2015 года Пентагон принял решение об отправке 30 американских инструкторов непосредственно в лагеря сирийской оппозиции, чтобы укрепить их моральный дух и усилить давление на позиции ИГИЛ[62]. В результате такой работы были сформированы «Демократические силы Сирии» — курдско-арабский альянс союзников США[63].

В начале февраля 2016 года готовность к проведению наземной операции в Сирии выразили военные представители Саудовской Аравии, однако их слова так и остались на бумаге.[64][65]

Летом 2016 года «Демократические силы Сирии» при поддержке американской авиации начали крупное наступление на севере Сирии.[66] 13 августа ими был освобождён город Манбидж.[67]

Осенью 2016 года американские военные совместно с отрядами Свободной сирийской армии вошли в города Мареа и Аазаз (к северу от Алеппо) для координации атак против «Исламского государства».[68]

С приходом к власти президента Трампа появились два существенных изменения в стратегии по борьбе с террористами. Во-первых, Дональд Трамп расширил полномочия своего министерства обороны агрессивно и своевременно бить по слабым точкам врага в любой стране мира. Во-вторых, Трамп распорядился сменить тактику от выдавливания боевиков из мест их базирования к тактике окружения врага в его опорных пунктах. Такие решения президента Трампа мотивированы желанием не допустить возвращения боевиков в страны, из которых они приехали в Сирию и Ирак.[69]

Разграничение сфер влияния[править | править код]

21 августа 2016 года новый командующий американской операцией против ИГИЛ генерал-лейтенант Стивен Таунсенд заявил о намерении защищать от войск Асада северные районы Сирии, где среди вооружённых формирований сирийской оппозиции находятся и солдаты спецназа США.[70]

На российско-американских переговорах в Женеве, продолжавшихся с 9 по 11 сентября, стороны пришли к соглашению о разграничении сфер влияния и установлении режима прекращения боевых действий на вечер 12 сентября 2016 г. Специально обозначен пункт договорённостей о полётах ВВС Сирии, которые не должны вторгаться в выделенные зоны российско-американского взаимодействия (при этом никаких ограничений для наземных частей сирийской армии не предусмотрено). 19 сентября должен был заработать Совместный исполнительный центр с участием военных и представителей спецслужб РФ и Соединенных Штатов, которые бы занялись практическими вопросами борьбы с террористами, оказавшимися на сирийской территории.[71]

Несмотря на предпринятые дипломатические усилия, процесс мирного урегулирования сирийского конфликта быстро зашёл в тупик[72][73][74]. Уже 26 сентября в рамках 7777-го заседания Совета безопасности ООН представители США, Великобритании и Франции совершили демарш, выразив своё истинное отношение к нынешнему правительству Сирийской Арабской Республики[75]. В свою очередь председатель Парламента Сирии Хадия Аббас высказала мнение, что американские военные прямо направляют удары террористов по сирийским вооружённым силам.[76] Подтверждением этому стала и публикация в немецком издании газеты „Kölner Stadt-Anzeiger“ интервью одного из полевых командиров группировки «Джебхат ан-Нусра».[77]

Военная база Эт-Танф[править | править код]

Сирийский полевой командир с американским пулемётом Браунинг M2 Колонна американской бронетехники покидает территорию Сирии (ноябрь 2019)

В апреле-мае 2017 года спецслужбами США на юго-востоке провинции Хомс для военной подготовки представителей «умеренной оппозиции» была создана база Эт-Танф[78].

Вывод американских войск[править | править код]

19 декабря 2018 года в США было объявлено о начале вывода американских войск из Сирии — по словам президента Трампа, в связи с выполнением основной задачи — уничтожения террористической группировки «Исламское государство». Вывод войск из Сирии был одним из предвыборных обещаний Дональда Трампа. В то же время, по словам пресс-секретаря администрации США Сары Сандерс, США и их союзники продолжат совместную работу с целью «лишить радикальных исламских террористов территории, финансирования, поддержки и любых способов проникновения через границы»[23][79].

В начале февраля 2019 года Пентагон подготовил доклад, в котором утверждалось, что ИГ может отвоевать обратно позиции в Сирии, если на группировку не будет оказываться постоянное давление. Вывод американских войск из страны может привести к тому, что успешное контрнаступление ИГ позволит им за полгода-год вернуть значительную часть утерянных территорий[25].

17 февраля, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, спецпредставитель госсекретаря США по Сирии Джеймс Джеффри заявил, что США не хотят, чтобы правительство Башара Асада вернуло контроль над северо-востоком Сирии. По словам Джеффри, США выводят сухопутные войска из Сирии, «поскольку основная цель, в связи с которой они вводились, а это оказание помощи сирийским демократическим силам и победа над террористической группировкой „Исламское государство“, выполнена». Несмотря на вывод сухопутных войск, США сохранят «военно-воздушный потенциал, способность реагировать на угрозы, которые возникают в связи с наличием сил ИГ». 15 февраля газета The Washington Post сообщила, что министерство обороны США работает над планами создания зоны безопасности для курдских формирований на северо-востоке Сирии с участием военнослужащих из европейских стран — в частности Великобритании, Германии и Франции (полагают, что для этого потребуется объединённый контингент численностью в 1,5 тыс. военнослужащих)[80].

Как сообщила 21 февраля газета The Washington Post, Великобритания, Франция и Германия отклонили просьбу администрации Дональда Трампа остаться в Сирии после вывода оттуда американских военнослужащих. Американская администрация обращалась к своим союзникам по международной коалиции с просьбой сформировать наблюдательные силы для патрулирования зоны безопасности шириной 20 миль (порядка 32 км) вдоль сирийско-турецкой границы и разделения Турции и сирийских курдов. Опасения европейских союзников США связаны с тем, что США до сих пор не достигли соглашения с Турцией об отказе от нападения на Сирийские демократические силы после ухода США из Сирии. В настоящее время в Сирии помимо американских военных в рамках международной коалиции размещены военнослужащие из Франции и Великобритании, которые, как и американские военнослужащие, ведут разведку, а также обучают и обеспечивают необходимым материально-техническим оснащением формирования СДС[81].

22 февраля официальный представитель Белого дома Сара Сандерс сообщила, что после вывода американских войск из Сирии там останется небольшой миротворческий контингент численностью около 200 человек[25].

22 февраля 2019 года агентство Reuters со ссылкой на высокопоставленного чиновника из администрации президента Дональда Трампа сообщило, что США оставят в Сирии 400 военнослужащих: 200 военных разместятся в так называемой зоне безопасности на северо-востоке Сирии вместе со своими европейскими союзниками по международной коалиции, количество которых будет составлять от 800 до 1500 человек, и ещё 200 — на военной базе международной коалиции в Эт-Танфе[82].

Осенью 2019 года после ликвидации лидера «Исламского государства» в провинции Идлиб США официально объявили о завершении военной миссии на территории Сирийской Арабской Республики[83].

В ходе 74-ой Генеральной Ассемблеи ООН министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем в очередной раз указал на незаконные попытки США и Турции создать некую зону безопасности на севере Сирии в обход действующего устава ООН[84].

Требования компенсации[править | править код]

15 ноября 2019 года в интервью российским СМИ президент Сирии Башар Асад впервые заявил о намерении потребовать от США компенсаций как за незаконное вторжение в страну, так и за последующее за этим расхищение сирийских нефтепромыслов[85].

  • 7 декабря 2015 года представители Сирийской Арабской Республики уведомили Совет Безопасности ООН об ударе сил коалиции по объекту правительственной армии в осаждённом боевиками ИГ городе Дейр-эз-Зор. Трое военнослужащих погибли, 13 получили ранения.[86]
  • 19 июля 2016 года в результате

Метастазы «Исламского государства»: где ждать рецидива

Вывод американских войск с севера Сирии окажет сильное негативное влияние на борьбу с «Исламским государством», заявили накануне представители Сирийских демократических сил, ядро которых составляют курдские отряды. СДС активно помогали США в борьбе с террористической организацией. ИГ в этом регионе, как считают в Белом доме, прекратило свою деятельность, и теперь за все, что происходит на границе Турции и Сирии, должна отвечать Анкара. Тем не менее, до сих пор нельзя утверждать, что угроза, в том числе для России и стран Евросоюза, полностью миновала.

Полгода назад Дональд Трамп заявил об окончательном разгроме «Исламского государства», организации запрещенной в России. Но в короткой истории террористической группировки ранее уже были и полный упадок, и неожиданное возрождение.

Президента США Дональда Трампа решил вывести американский спецназ из населенного курдами северо-востока Сирии. 7 октября 2019 года, Вашингтон, США. Фото – Shealah Craighead / Zuma Press / Forum

Удаленная злокачественная опухоль ИГ оставила после себя многочисленные метастазы, а потому вопрос лишь в одном – скорости прогрессирования каждого из них.

Метастаз 1: Сирия и Ирак

В состав халифата, провозглашенного 29 июня 2014 года в Мосуле Абу Бакром аль-Багдади, входили отдельные районы Ирака и Сирии. Там в течение нескольких лет происходила консолидация местных и иностранных джихадистов. Когда очевидным стал крах ИГ, часть оставшихся в живых боевиков-иностранцев потянулась домой или перебралась в другие привлекательные для продолжения борьбы точки на карте.

Однако некоторые из них, как и местные сторонники ИГ, остались на местах в составе «спящих ячеек» или мобильных партизанских групп по обе стороны сирийско-иракской границы.

Турция готовится к военной операции в Сирии

По разным оценкам, в настоящий момент на территории Сирии и Ирака действует до 18 000 боевиков ИГ. Они не испытывают недостатка ни в оружии, ни в финансировании (по разным подсчетам, террористы могли накопить до 400 миллионов долларов, по всему миру их сторонники продолжают активно собирать средства).

Практически каждый день поступает информация о боестолкновениях и терактах, которые показывают неспособность присутствующих в регионе сил справиться с ИГ. Террористы дожидаются нового шанса для того, чтобы снова попытаться перехватить инициативу. Потому решение Трампа вывести войска может быть преждевременным и опасным.

«США собираются покинуть регион, оставив ему разгребать последствия своей неудачной стратегии. Именно эта стратегия создала для ИГ идеальные условия в 2014 году, и планируемый выход США – если он состоится – станет главным фактором возвращения ИГ, – считает исследователь и военный аналитик Абдулла Альмуса. ИГ наверняка воспользуется вакуумом, оставшимся после вывода американских войск».

Боевики «Исламского государства». Фото: Medyan Dairieh/ZUMA Wire/ZUMAPRESS.com/Forum

Метастаз 2: Афганистан

Афганистан ассоциируется с движением Талибан, которое с переменным успехом борется за власть в стране в течение последних нескольких десятилетий. Талибы несут ответственность за большую часть нападений и терактов, ежедневно совершаемых в стране.

Гораздо меньше слышно о местном отделении ИГ – «Вилаят Хорасан» – что, однако, не должно привести к его недооценке.

В отличие от талибов, политические амбиции которых ограничиваются территорией Афганистана и Пакистана, враждующее с ними ИГ руководствуется куда более широким видением, заключающимся в построении глобального халифата. Значительный импульс деятельности «Хорасан» придал крах ближневосточного халифата, следствием которого стал исход иностранных боевиков, частично перебравшихся в Афганистан.

ООН: 2018 год в Афганистане стал самым кровавым за последние два десятилетия

Начиная с января 2017 года, «Вилаят Хорасан» совершил несколько сотен нападений на гражданские и военные объекты (в том числе, американских военнослужащих) на территории Афганистана и Пакистана.

«В течение нескольких лет американцы активно препятствовали деятельности ИГ в Афганистане, благодаря чему его успехи не так существенны. Вывод американских сил уменьшит наши возможности влияния на операции ИГ в Афганистане, что позволит ему с меньшим сопротивлением проводить внешние операции. Важно отметить, что в настоящий момент «Вилаят Хорасан» остается серьезной угрозой и имеет потенциал для дальнейшего роста – особенно, если в будущем контртеррористические операции будут проводиться не так активно», – уверена Дженнифер Кафарелла, директор по научно-исследовательской работе Института исследований войны.

Численность боевиков «Вилаята Хорасан» в настоящий момент составляет несколько тысяч человек, среди которых немало выходцев из стран Средней Азии.

Граничащие на севере с Афганистаном среднеазиатские государства представляют для ИГ лакомую цель. Оттуда потенциально можно будет атаковать Казахстан и Россию.

В Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане хватает внутренних противоречий, вызванных бедностью, высоким уровнем социальной и политической несправедливости, этническими и религиозными факторами. Любая дестабилизация может привести к конфликту, одной из сторон которого станут хорошо подготовленные и высоко мотивированные боевики ИГ, находящиеся в соседнем Афганистане.

Метастаз 3: Филиппины

Плацдармом ИГ в Юго-Восточной Азии стали Филиппины – точнее, южная часть архипелага, где проживает большая часть мусульманского населения страны. Противостояние местных мусульман, стремившихся к созданию собственного государства с центром на острове Минданао, с центральными властями имеет долгую историю.

Особым радикализмом отличалась группировка «Абу Сайяф», которая в 2014 году встала под знамена ИГ. Ее лидеры наладили обмен боевиками со своим ближневосточным центром – целый ряд граждан Филиппин прошел «стажировку» в Сирии и Ираке, на Минданао прибыли опытные ветераны, среди которых были замечены граждане Сомали, Йемена и даже чеченцы.

Читайте по теме:

Вскоре конфликт вышел на новый уровень – террористы впервые в истории Филиппин попробовали себя в городских боях, в течение пяти месяцев в 2017 году сражаясь на улицах Марави. Даже после военного поражения и гибели сотен своих бойцов местные джихадисты сохранили боевой потенциал, переключившись на партизанскую войну в джунглях и террористические атаки в населенных пунктах.

Минданао и близлежащие острова находятся на расстоянии вытянутой руки от Индонезии, в которой проживают более 200 миллионов мусульман. В Индонезии и Малайзии в последние годы отмечается рост активности сторонников ИГ. Не перекинется ли пламя бушующего на юге Филиппин джихада на близлежащие страны?

«Юго-Восточная Азия занимает важное место в глобальной стратегии [ИГ]… и может стать новым рассадником воинственного ислама. [Этот] островной регион словно создан для нетрадиционных боевых действий. С 2018 года… иностранные боевики массово потянулись на Филиппины, в Индонезию и Малайзию, поскольку эти страны имеют репутацию нового фронта глобального джихада», – объясняют Закари Абуза, профессор Национального военного колледжа в Вашингтоне и Колин Кларк, старший научный сотрудник в Центре Суфан.

ИГИЛ уничтожат, но его идеи останутся

Метастаз 4: Африка

После военного поражения в Сирии и Ираке Африка представляется одним из наиболее подходящих мест для следующей попытки ИГ обрести физические границы. Огромный континент, словно созданный для ведения нетрадиционных боевых действий, характеризуется «прозрачными» границами, слабой центральной властью и множеством тлеющих конфликтов.

Кроме того, Африка богата полезными ископаемыми, которые могли бы стать хорошим источником дохода террористической организации – будь то нигерийская нефть или конголезские алмазы.

Современный африканский джихадизм в грубо упрощенном виде можно условно разбить на два течения: группы, аффилированные с «Аль-Каедой», и ИГ, между которыми существуют серьезные противоречия. Наибольшего успеха «Аль-Каеда» добилась в Сомали («аш-Шабаб») и на северо-западе континента («Аль-Каеда в Исламском Магрибе»).

Нападение на отель в Сомали: погибли минимум 13 человек

География деятельности ИГ куда шире. Главную опасность в данный момент представляют боевики «Западноафриканской провинции Исламского государства» (ЗАПИГ), отколовшейся от «Боко Харам», которая действует в бассейне озера Чад. Их численность может достигать 5000 хорошо подготовленных и вооруженных бойцов. В течение последних лет силовики ряда стран региона при поддержке западных инструкторов без особого успеха пытаются победить все более опасных джихадистов, ареал деятельности которых постоянно расширяется.

«Сегодня «Боко Харам» представляет собой серьезную, динамичную и адаптивную угрозу. Несмотря на внутренние расколы и постоянное давление со стороны нигерийских силовиков и их союзников, группа обладает высокой жизнестойкостью. Влияние ЗАПИГ растет особенно быстро. Приоритетом группы является выстраивание отношений с местным мусульманским населением и боевые действия против армейских подразделений. Стремление заключить социальный договор с местным населением делает ЗАПИГ и другие боевые организации особенно опасными», – сказал в комментарии «Белсату» Ануар Бухарс, профессор Национального университета обороны в Вашингтоне.

Традиционно активны боевики ИГ на севере Африки – прежде всего, на Синайском полуострове и в Ливии. В апреле 2019 года на территории Демократической Республики Конго и Мозамбика была провозглашена центральноафриканская провинция ИГ.

Метастаз 5: Западная Европа

Западная Европа и США являются главными врагами ИГ. Ситуацию осложняет тот факт, что количество мусульманского населения Европы постоянно растет, в том числе посредством слабо контролируемой миграции.

На континент попадают и сторонники радикального ислама. Большой проблемой являются возвращающиеся с войны боевики ИГ. Далеко не все они раскаиваются и считают свою поездку в зону боевых действий ошибкой.

В настоящий момент отсутствуют эффективные механизмы их ресоциализации и определения представляемой ими опасности. Многие недавние террористы возвращаются в компактно заселенные мигрантами, социально неблагополучные пригороды европейских городов, в которых легко могут затеряться.

«Вероятное возвращение иностранных боевиков ИГ, не контролируемое властями европейских государств, представляет для них серьезную террористическую опасность. Опасность имеет как краткосрочный характер – возможность совершения террористических атак, так и долгосрочный – возможность создания новых террористических ячеек, нацеленных на действия в более длительном временном интервале. Поэтому странам, в которые возвращаются боевики ИГ, следует разработать эффективные процедуры нейтрализации указанной выше опасности и применять их», – сказал в интервью Belsat.eu Рышард Махниковски, эксперт проекта The Countering Lone Actor Terrorism лондонского Institute For Strategic Dialogue.

ИГ стало первой террористической организацией, пропагандисты которой сделали по-настоящему модный и ориентированный на молодых мусульман бренд. Благодаря современным информационным технологиям, теперь каждый может соприкоснуться с тщательно продуманной и идеально созданной радикальной пропагандой джихадизма.

Иван Лысюк для Belsat.eu

«Исламское государство» и шиитское ополчение в борьбе за влияние в Ираке — Фонд стратегической культуры

МЕНЮ О проекте Авторы Контакты Об особенностях информационного пространства Белоруссии Предчувствие второй гражданской войны в Америке Какая связь между Иерусалимом и Донецком?
  • Темы
    • БАЛКАНCКИЙ ИЗЛОМ
    • БЕЛОРУССИЯ ПОД УДАРОМ
    • БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ УЗЕЛ
    • ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА
    • КРИЗИС В ЕВРОПЕ
    • ОБОРОНА И БЕЗОПАСНОСТЬ
    • ПРАВОСЛАВИЕ
    • США: БИЗНЕС И ПОЛИТИКА
    • УКРАИНА И ДОНБАСС
    • ЭНЕРГЕТИКА
  • Регионы
    • США и Канада
    • Латинская Америка
    • Европа
    • Россия и СНГ
    • Азиатско-Тихоокеанский регион
    • Ближний и Средний Восток
    • Южная Азия
    • Африка
  • НОВОСТИ
  • Политика
  • Экономика
  • Культура
  • Мнение
  • Архив

×

  • Темы
    • БАЛКАНCКИЙ ИЗЛОМ
    • БЕЛОРУССИЯ ПОД УДАРОМ
    • БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ УЗЕЛ
    • ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА
    • КРИЗИС В ЕВРОПЕ
    • ОБОРОНА И БЕЗОПАСНОСТЬ
    • ПРАВОСЛАВИЕ
    • США: БИЗНЕС И ПОЛИТИКА
    • УКРАИНА И ДОНБАСС
    • ЭНЕРГЕТИКА
  • Регионы
    • США и Канада
    • Латинская Америка
    • Европа
    • Россия и СНГ
    • Азиатско-Тихоокеанский регион
    • Ближний и Средний Восток
    • Южная Азия
    • Африка
  • НОВОСТИ
  • Политика
  • Экономика
  • Культура
  • Мнение
  • Архив
О проекте Авторы Контакты

Сирия новости: ВС США не намерены покидать Ирак, в Идлибе 50 джихадистов контратакуют позиции армии

Сирия, 18 января. ВС США не намерены покидать Ирак. В Идлибе 50 джихадистов контратакуют позиции армии с применением бронированных автомобилей и трофейных танков. Об этом сообщает военный источник Федерального агентства новостей (ФАН) в Сирии Ахмад Марзук (Ahmad Marzouq).

Коротко об итогах противостояния

Сирийская арабская армия (САА) и союзные силы: отразили атаку радикалов в Идлибе и на юге Алеппо

«Исламское государство1» (ИГ1, ИГИЛ1, запрещено в РФ): взяло на себя ответственность за убийство военнослужащего САА в Дейр-эз-Зоре, а также за нападение на полевого командира SDF. 

«Хайят Тахрир аш-Шам»: на юге Идлиба обстреливают гуманитарные «коридоры», не давая гражданским возможности покинуть зону боевых действий, развернули контратаку у Ат-Таха и Джарджаназа.

Курдские вооруженные формирования: в Хасаке при нападении неизвестных потеряли одного боевика. 

Международная коалиция: заявила о намерении продолжить в Ираке антитеррористические операции совместно с ВС Ирака, а также о нейтрализации в ходе последних рейдов около десяти террористов ИГ.

Провинция Дейр-эз-Зор

Информагентство «Исламского государства» «Амак» распространило информацию о том, что вчера террористы совершили нападение в районе поселка Аль-Джарджи, где застрелили одного военнослужащего Сирийской арабской армии (САА). Боевики также взяли на себя ответственность за вчерашнее нападение в восточной части провинции на конвой курдских боевиков «Демократических сил Сирии» (SDF) в районе поселка Абу-Хардуб. Террористы обстреляли автомобиль SDF и подбросили в салон ручную гранату, в результате чего погиб полевой командир группировки.

Провинция Идлиб

По данным агентства SANA, на юге Идлиба мирные жители больше не могут покинуть зоны оккупации альянса «Хайят Тахрир аш-Шам», так как боевики периодически обстреливают дороги к гуманитарным коридорам. За сегодняшний день ни один человек не смог покинуть зону боевых действия по вине террористов. Радикалы атакуют переходы уже шесть дней подряд, чтобы на территории их оккупации осталось как можно больше мирного населения, которые являются для джихадистов живым щитом. Помимо обстрелов переходов, боевики распространяют угрозы в адрес местного населения захваченных ими населенных пунктов о расправе с каждым гражданским, который попробует бежать в безопасные районы под контролем сирийской армии.

Согласно информации РИА Новости, группа боевиков на боевых машинах пехоты (БМП) и шести танках атаковали позиции сирийской армии в районе населенного пункта Абу-Джариф. Как сообщил руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-майор Юрий Боренков на брифинге, численность джихадистов в отряде достигает пяти десятков человек.

Провинция Хасака

У поселка Хаваш на севере провинции был взорван автомобиль. Согласно информации местных источников, полученной агентством Al Nour, самодельная бомба была установлена на днище автомобиля. В момент детонации рядом или внутри не было гражданских или членов протурецкого ополчения, взрыв нанес незначительный материальный урон строениям.

Один из боевиков «Демократических сил» был застрелен неизвестными в районе поселка Аль-Шох, о чем также сообщает источник. Пока что ни одна из группировок не взяла на себя ответственность за покушение.  

Ирак

Американский штаб операции «Непоколебимая решимость» заявил о возобновлении своих антитеррористический рейдов в Ираке, как передает новостное агентство Baghdad Post. По информации источника, за последние двое суток в Ираке их силами совместно с спецназом был проведен ряд рейдов, в ходе которых удалось обезвредить около десяти террористов «Исламского государства», которые скрывались на севере страны. Штаб также заявил, что в ближайшее время возобновит подготовку иракских антитеррористических подразделений. Возобновление операций ВС США произошло через 10 дней после того, как иракский парламент проголосовал за вывод иностранных войск из страны, после чего премьер-министр Абдель Абдул-Махди направил запрос в Соединенные Штаты с просьбой разработать план постепенного вывода войск.

Напомним, что решение парламента о выводе американских солдат из Ирака было вызвано грубым нарушением со стороны США, когда американский самолет нанес удар по аэропорту города Багдад, где находился кортеж высокопоставленных членов иранского Корпуса стражей Исламской Революции и ополчения «Хашд Аш-Шааби». В результате атаки погиб генерал спецназа КСИР Касем Сулеймани и замглавы Сил народной мобилизации Ирака Абу Махди аль-Мухандис. Официальный Багдад воспринял атаку США как нарушение суверенитета Ирака.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Сколько глупых ошибок исправили генералы Шойгу

4 года назад, весной 2015 года, Сирийская Арабская армия (САА) испытывала критический недостаток живой силы и была на грани исчезновения. Под ударами отрядов «Джейш Аль-Фатех» (филиал Аль-Каиды)*, бригады «Ахрар аш-Шам» ** и подразделений «Исламского государства» *** части САА сдали города Идлиб и Пальмиру. Но что характерно: боевиков было не намного больше, чем правительственных солдат, что свидетельствовало о панике и падении морального духа среди солдат Асада.

Как писал тогда новостной портал Al-Masdar News — «это было удручающее зрелище». «Как могли их линии фронта рушиться так быстро? Конечно, можно утверждать, что спящие ячейки внутри этих городов дали толчок исламистским силам; но как объяснить, почему Сирийская Арабская армия бросала танки, оружие и другое снаряжение?», — задавался вопросом журналист Лейт Абуфадель из Al-Masdar News.

После взятия Идлиба боевики «Джейш Аль-Фатех» просто шли пешком по пересеченной местности, наблюдая бегство солдат регулярной армии. Не бомбили ВВС Сирии и джипы отрядов ИГИЛ, которые спокойно двигались по пустыне к Пальмире и были видны как на ладони. И не было никаких непредвиденных обстоятельств, которые могли бы оправдать столь паническое настроение. Похоже, армейское руководство сложило с себя обязательства по координации обороны.

Читайте также

Сержант ССО США Марк Джакония: Русские десантники рыдали, когда снайпер убил их товарища История боя, в котором наши бойцы и американцы смогли оценить боевые качества друг друга

Таким образом, можно признать, что весной 2015 года САА де-факто перестала быть реальной силой. Только гвардейцы Асада и отдельные армейские части вели упорные сражения за Дамаск, причем, не с многочисленными и хорошо организованными ордами боевиков, а с разрозненными отрядами головорезов, среди которых было мало по-настоящему подготовленных бойцов. Основные подразделения ИГИЛ воевали в соседней стране, поскольку были сформированы из иракских суннитов, преимущественно, из солдат и офицеров разгромленной армии Саддама Хусейна.

Но сегодня сводки из Сирии, хоть и остаются тревожными из-за событий в зоне деэскалации в Идлибе, тем не менее, свидетельствуют о полном восстановлении САА.

26 марта 2019 года: правительственные войска проводят операцию против ячеек ИГИЛ в районе пустыни между Кабаджибом и Харбишей. Нарушения режима прекращения огня продолжают иметь место в северной части Хамы, в западной части Алеппо и в Северной Латакии.

25 марта 2019 года: подразделения САА обстреляли позиции боевиков в Ярджназе. В результате ракетного удара погибли 10 бойцов противника. В районе Аль-Хамдания в западной части Алеппо был убит сирийский военнослужащий.

Таким образом, после 8-ми кровавых лет в сирийской армии произошли существенные изменения. В России мало кто знает, что САА была построена по французскому образцу и в целом придерживалась натовских правил введения войны. Москва, как советская, так и постсоветская, предпочитала не делиться с Сирией своими организационными секретами. Несмотря на заверения в дружбе с Россией, президент Башар Асад в большей степени ориентировался на Запад, тем более что САР была французской колонией до 1941 года.

Сирийская военная доктрина, видимо, не без советов с французской стороны, строилась с учетом будущей войны с Израилем за возврат Голанских высот, потерянных в 1967 году. В этой связи приходится только догадываться, кто готовил операцию по освобождению этих территорий в 1973 году, когда в лобовую атаку против ЦАХАЛ (армии обороны Израиля) Дамаск бросил более 1000 танков. Примерно половина сирийской бронетехники тогда была уничтожена, как на полигоне. Наступление велось со слабой пехотной и авиационной поддержкой без учета возможностей противника. Выводы из той бойни были сделаны этими же проигравшими «стратегами», которые решили, что просто не хватило танков, чтобы прорваться сквозь заградительный огонь.

С другой стороны, Минобороны РФ, выступая в роли проводника оружейного экспорта из России, традиционно не навязывало свои оперативные принципы арабским странам, а только учитывал особенности национальных доктрин, как наиболее адаптированных к местной специфике.

Сегодня же Москва, судя по всему, оказала помощь Дамаску с условием «принять российские правила игры». И в самом деле, если посмотреть на то, как сирийские правительственные части вели бои до и после вступления нашей страны в войну против ИГИЛ, то можно увидеть принципиальную разницу.

До гражданской войны 2011 года, в САА насчитывалось более 5000 танков, правда, в основном старых: 2250 Т-55С, 1000 т-62С и 800 Т-54С. Тем не менее, бронетанковые войска имели в своем парке 1620 современных машин Т-72С.

Руководство Сирии для подавления отрядов боевиков сформировала мощные (по численности) танковые части из Т-55/54: просто потому, что их было много. Однако зачастую бронетехнику бросали в бой со слабым пехотным прикрытием, а то и вовсе без него. Потери были ужасные, что привело к падению боевого духа танкистов.

По крайней мере, 2300 единиц сирийских бронетехники (танки и бронетранспортеры) было брошены или уничтожены в первые три года войны. По информации арабских наблюдателей, а также по данным военной разведки США, сегодня в Сирии осталось в боеготовом состоянии примерно 10%-15% довоенного парка.

Только с появлением в Дамаске российских специалистов ситуация изменилась. Успех САА в 2016—2019 годах был достигнут благодаря тщательному планированию атак пехоты, поддерживаемых как бронетехникой, так и мотострелковыми подразделениями. Наиболее «упертых» боевиков уничтожали самолеты и вертолеты ВКС РФ. Таким образом, сирийские военные стали делать основной упор на эффективное использование небольших групп танков, которые шли в бой не впереди, а сзади солдат.

Судя по всему, российские военные специалисты оказали также значительную помощь в модернизации старого танкового парка САА, в том числе за счет установки на Т-55 динамической защиты «Контакт-5», 620-сильного дизельного движка В-55У, боковой бронированной «юбки» для противодействия гранатометам, а также стабилизаторов пушки и прочей аппаратной начинки. В итоге из старья Т-55 сделали вполне успешный Т-55М со скоростью 50 км в час и с дальностью хода (без дозаправки) 450 км.

По такой же схеме был модернизирован танк Т-62, которого сирийцы оснастили еще одной дополнительной башенкой из двух изогнутых пластин и подбрюшной броней от мин. По некоторой информации, не без настоятельных советов со стороны Минобороны РФ было запрещено отправлять в бой незащищенные танки. В целом без повышения живучести бронетехники, в том числе старой, разгромить ИГИЛ было бы невозможно.

Читайте также

Новая ракета «Ночного хищника» лучше вертолет не сделала Американское «Адское пламя» на поле боя не менее эффективно

В конце 2015 года сирийская армия, напомним, получила партию новых российских танков Т-90 и Т-90А, которые участвовали в освобождении Алеппо. Некоторые из них, по словам танкистов, были атакованы американским тяжёлым противотанковым ракетным комплексом BGM-71 ТOW и выдержали чудовищное испытание. Об одном таком случае стало известно из попавшего в интернет видео.

Таким образом, восстановленная фактически с нуля Сирийская Арабская армия получила колоссальный опыт введения боевых действий, в том числе по подготовке сложных тактических и стратегических операций. В то же время главным приоритетом Дамаска во внешней политике по-прежнему остается возврат Голанских высот, причем любой ценой, в том числе военными средствами.

Конечно, в Сирии до полного окончания междоусобицы еще далеко, да и солдаты устали от восьмилетней войны. Однако если САР удастся преодолеть текущие трудности, то в будущем САА станет одной из самых боеспособных армий Ближнего Востока. Скорей всего, осознание новой реальности заставило Вашингтон в спешке признать суверенитет Тель-Авива над Голанскими высотами, которые американцы будут обязаны защищать в случае нападения Дамаска.

Военные новости: СМИ узнали, как УАЗ с россиянами попал в засаду в Сирии

Война в Сирии: Сирия: Пентагон научит «хорошим манерам» Су-35С манёврами «Ночного ястреба»


* «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Ахрар аш-Шам» — деятельность организации запрещена на территории России по решению Верховного суда.

*** «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о