Содержание

ЧТО ТАКОЕ ИГИЛ, ЧЕГО ОНА ХОЧЕТ И ЧТО НАМ НУЖНО ЗНАТЬ ОБ «ИСЛАМСКОМ ГОСУДАРСТВЕ».

Баку — «Исламское государство Ирака и Шама», известное как ИГИШ (так в тексте; далее — ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта), —прим. ред.), — террористическая организация, в последние месяцы прославившаяся скандалами и зверскими убийствами в Сирии, и, в особенности, в Ираке. Организация, завоевавшая популярность благодаря похищению турецких дипломатов и сотрудников консульства, уничтожению иракской армии и захвату города Мосул, совершению убийств шиитских туркменов, христиан и езидов, позднее получила название «Исламское Государство» (ИГ). 

В последние дни организация дала о себе знать распространением в Интернете видеозаписей с казнью взятых в заложники американских журналистов через отрезание им головы, вызвав ненависть мировой общественности. Вслед за этими событиями, начиная с 9 августа, американская армия и английская Special Air Service осуществили против организации ограниченную операцию (в основном воздушную).

Из кого состоит ИГ?

Нынешний лидер группировки — Абу-Бакр аль-Багдади. Численность ИГ насчитывает около 80 тысяч человек. Ядро организации составляют бывшие сотрудники силовых ведомств Ирака, покинувшие службу после свержения Саддама Хусейна, члены иракской политической партии «Баас», а также выходцы из стран Ближнего Востока, Европы, России и США.

Сколько и как зарабатывает ИГ?

Зарубежная и российская пресса неоднократно указывала на то, что группировка —первая в истории террористическая организация-миллиардер.

По данным СМИ, основной источник дохода ИГ — грабежи, разбойные нападения, вымогательства, торговля нефтью на черном рынке, получение выкупов за заложников. Также агентство ТАСС сообщило о финансировании группировки частными инвесторами из стран Персидского залива. Член иранского парламента Мохаммад Салех Джокар заявлял о получении ИГ помощи в объеме 4 млрд долларов от Саудовской Аравии.

Что связывает ИГ и Россию?

В начале сентября 2014 года группировка пригрозила России «освобождением» Чечни и Кавказа.

 В ответ на угрозу глава Чечни Рамзан Кадыров пообещал уничтожить террористов. Кроме того, по мнению Кадырова, нынешний глава группировки аль-Багдади был завербован лично экс-главой ЦРУ Дэвидом Петреусом.

Также в июне 2015 года в Интернете появилось видеообращение, в котором заявлялось, что все подконтрольные «Имарату Кавказ» (Кавказский эмират — исламистская террористическая организация, действующая на Северном Кавказе и ставящая своей целью создание независимого исламского государства) боевики приносят присягу «Исламскому государству».

Кто из  россиян был завербован ИГ?

Самый известный эпизод связан со студенткой философского факультета МГУ им. Ломоносова 19-летней Варварой Карауловой.Ее задержали 4 июня 2015 года на границе Турции с Сирией, где она, предположительно, собиралась присоединиться к боевикам ИГ. Позднее Варвару вернули домой. Также известны случаи с Мариам Исмаиловой (студентка Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, задержана 17 июня 2015 в Турции) и Фатимой Джамаловой (студентка педиатрического факультета Первого медицинского университетаСанкт-Петербурга, улетела из Пулково в Стамбул).

В СМИ также появлялись сообщения о двух студентках Белгородского государственного университета 17 июня ушедших из дома и не возвратившихся. По информации местных правоохранительных органов, они могли быть завербованы экстремистами ИГ.

Столбы дыма поднимаются над Пальмирой после ее захвата боевиками «Исламского государства».

ООН обвиняет «Исламское государство» в многочисленных преступлениях против гражданского населения. Жертвами группировки становятся народы (курды, езиды), и религиозные группы: христиане, шииты и другие. Их ИГ истребляет целенаправленно. По состоянию на март 2015, в заключении «Исламского государства» находилось около 3 тысяч езидов, в том числе детей, женщин и стариков. Согласно докладу правозащитной организации Amnesty International, сотни женщин и девочек, многим из которых 14 и 15 лет и даже моложе (сообщалось о жертвах 11 лет) стали жертвами групповых изнасилований и попали в сексуальное рабство.

ИГ репрессирует не только людей, но и объекты культурного наследия. От рук террористов пострадали уже более 700 исторических объектов.

 Специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский, изучавший эту тему весь последний год, отвечает на вопросы об «Исламском государстве», которые стыдно задавать.

«Исламское государство». «Исламское»? Как это вообще связано с исламом?

Террористическая группировка опирается на несколько исламских идей. Главная — построение на всей территории планеты «халифата», исламского государства, которым управляет халиф. Граждане этого государства должны жить по шариату — нормам, зафиксированным в Коране и сунне (священных текстах мусульман, регулирующим все сферы жизни). Кроме того, боевики следуют идее джихада, одной из основополагающих в исламе. При этом понимают они джихад предельно радикально, опираясь на трактования египетского проповедника 1960-х годов Саида Кутба. По ним мир делится на «мир ислама» (халифат) и «мир джахилии». «Мир джахилии», мир невежд (или «кафиров» — «неверных», «иноверцев») нужно завоевать и «исправить».

Все свои действия группировка оправдывает Кораном или суждениями (иджтихад) по нему. Исламская направленность ИГ позволяет ему привлекать десятки тысяч новых сторонников из числа мусульман по всему миру.

ИГ — это именно государство?

Боевики настаивают на этом и действительно пытаются построить нечто вроде государства. Земли в Сирии и Ираке, контролируемые ИГ, в полтора раза превышают территорию Великобритании (и это не считая самообъявленных «провинций» «Исламского государства» в других странах — Афганистане, Ливии, Египте и даже на российском Северном Кавказе).

Помимо боевиков — а это около 70–90 тысяч человек — на территории, которую контролирует ИГ, живут более миллиона мирных граждан (точное количество неизвестно: многие стали беженцами, многие погибли). В ИГ сформированы «комитеты по предотвращению порока»: человека, пойманного с сигаретами или алкоголем, ждут удары плетью; гомосексуалов забивают камнями или сбрасывают с крыши. По законам ИГ, убийство карается смертью, супружеская неверность — побиванием камнями, воровство — отрубанием рук. Часто «суды» над «нарушителями» происходят на месте. В феврале 2015 года один из иракских «комитетов» застрелил на улице женщину, надевшую «нелегальную» красную куртку поверх черного хиджаба.

Территория халифата делится на провинции — вилайяты. Ими управляют амиры, которые отчитываются перед наместниками в Сирии и Ираке. Наместники, в свою очередь, подчиняются халифу (в июне 2014 года лидер ИГИЛ Абу Бакраль-Багдади объявил халифат на завоеванных территориях и стал его халифом). Пропаганда ИГ ежедневно сообщает не только о победах над «кафирами», но и о строительстве новых дорог, больниц, школ, базаров. ИГ выпускает свою валюту — динар. В июне 2015-го эксперты The New York Times предполагали, что в скором будущем международному сообществу, возможно, придется смириться с тем, что ИГ превратится в «обычную» страну.

О том, как на самом деле сейчас устроено ИГ изнутри, сказать сложно: журналисты там работать не могут (некоторые репортеры, осмелившиеся туда отправиться, были взяты в плен и казнены). Это территории, захваченные террористами, на которых только они решают, что можно делать, а чего нельзя.

Участник ИГ в Ракке (Сирия), 29 июня 2014 года.Фото: Reuters / Scanpix

Кто туда едет и зачем? Только фанатики?

Основное население ИГ состоит из местных — сирийцев и иракцев. Тем не менее, сюда активно едут иностранцы, причем не только фанатики, мечтающие уничтожать неверных. Иностранцев, стремящихся в «Исламское государство», можно разделить на пять категорий.

1) Люди, которые едут из бедных и бесперспективных регионов туда, где им обещают работу и деньги (об этом «Медузе» рассказывали и в Панкисском ущелье в Грузии, и на московских стройках, и в Таджикистане).

2) Убежденные фанатики, которые верят в идею о построении халифата (об этом «Медузе» рассказывал проповедник ИГ, впоследствии арестованный полицией Германии).

3) Люди, едущие от спокойной жизни за драйвом войны (чаще всего из комфортных европейских городов, вроде Брюсселя и Парижа; одну из таких историй рассказывал журнал The New Yorker).

4) Люди, мечтающие «помочь Сирии» — они направляются в ИГ, чтобы воевать с правительственным войсками Башара Асада (об этом «Медузе» рассказывалвыходец из Грозного).

5) Девушки, которые едут к возлюбленным, часто по переписке (это, например,случай москвички Варвары Карауловой) .

Как туда попадают? Неужели границы не охраняют?

Легко, через турецко-сирийскую границу, она действительно очень плохо охраняется. Будущие боевики из других стран прилетают в Стамбул, а там садятся в самолет до Газиантепа (эти рейсы называют «джихад-экспрессом»; «Медуза»проделывала этот путь). Прилетев в Газиантеп, будущие боевики находят в городе таксиста, который сможет довести их до приграничного турецкого города (дорога обходится в 50 долларов), вроде Килиса и Каркамыша. Там их обычно встречают проводники. Сейчас основной перевалочный пункт боевиков — это окрестности турецкого города Каркамыш и сирийского города Джелабрус: мимо пустых вышек пограничников там можно пройти незамеченным даже днем. 

Откуда это ИГ вообще взялось? Его американцы придумали?

После вторжения США в Ирак в 2003 году многие офицеры иракской армии оказались не у дел. В 2006-м они объединились с десятком исламистских группировок, местной «Аль-Каедой» и организовали «Исламское государство Ирак» (ИГИ). В 2010 году власть в группировке взял Абу Бакр аль-Багдади. В 2013-м группировка решила участвовать в гражданской войне в Сирии, поэтому сменила название на ИГИЛ — «Исламское государство Ирака и Леванта» (в средние века слово «Левант» означало в широком смысле Восток).

Примерно в это же время у аль-Багдади и руководителя «Аль-Каеды» Айманааз-Завихири появились разногласия по поводу методов джихада. В результате ИГИЛ разорвал отношения с «Аль-Каедой», а ее представителем в Сирии объявили группировку «Фронт ан-Нусра». В июне 2014 года лидер ИГИЛ Абу бакр аль-Багдади объявил о создании халифата (государства) на завоеванных территориях, и группировка стала называться «Исламским государством».

Таким образом, США лишь косвенно причастны к возникновению ИГ. В том числе благодаря американскому вторжению в Ираке сложилась ситуация, при которой исламисты смогли объединиться, найти поддержку среди части населения и спонсоров из других стран региона.

Все знали, что лидер «Аль-Каеды» — Усама бин Ладен. Кто лидер ИГ?

Лидер ИГ — Абу Бакр аль-Багдади. На самом деле, у него несколько имен — халиф Ибрагим, Абу Дуа. Несмотря на то, что он руководит такой известной группировкой, про него самого известно немногое.

Родился в 1971 году в Ираке. По воспоминаниям соседей, был «тихим ребенком». Успешно занимался футболом (приятель детства сравнивал его с аргентинским футболистом Лионелем Месси). После школы ходил на дополнительные занятия в мечеть. Позднее стал членом партии «Братья-мусульмане», получил докторскую степень по исламскому праву в университете Багдада. 

 Абу Бакр Аль-Багдади

Кадр: YouTube

После вторжения США в Ирак был арестован американскими войсками и попал в тюрьму; однако его быстро выпустили — как «неопасного заключенного». Затем присоединился к «Аль-Каеде». В 2010-м его выбрали лидером «Исламского государства Ирак» (после гибели предыдущего амира). В 2011-м опубликовал свое первое публичное заявление — некролог Усаме Бин Ладену. Аль-Багдадипоявлялся перед камерой только раз — 28 июня 2014 года, когда объявил в мечети в Мосуле о создании халифата. Сейчас в его руках — политическая, военная, религиозная власть в «Исламском государстве». Не раз сообщалось о его смерти, но источники в ИГ утверждают, что он жив.

Публичный лидер ИГ — Абу Мухаммад аль-Аднани, правая рука Аль-Багдади. Он «официальный представитель ИГ», руководитель пропагандистского центра«Аль-Хаятт», который выпускает все видеоролики, журналы, официальные заявления группировки. Помимо них одну из ключевых ролей в ИГ играет выходец из Панкисского ущелья Умар Аш-Шишани (Тархан Батирашвили), он один из главных полководцев ИГ, а также курирует боевиков из СНГ (их в ИГ не менее пяти тысяч).

Кто дает деньги ИГ? Откуда у них оружие?

По данным Forbes, «Исламское государство» — самая богатая террористическая группировка в мире. Ежегодно она зарабатывает до двух миллиардов долларов. Основной доход приносит продажа на черном рынке нефти (ее покупают Турция и Иордания), оружия, произведений искусства. Другие источники финансов: закят (налог, которым обложены жители «Исламского государства», зависит от размеров сбережений и хозяйства), выкупы за заложников (в 2014 году боевики получили по этой статье около 45 миллионов долларов).

Оружие группировка, прежде всего, не покупает, а захватывает в процессе боев: гражданская война в Сирии идет почти пять лет. Известно, что у джихадистов много американской техники — ее они получили, например, во время захвата иракского Мосула в 2014 году.

Почему такие сильные страны, как США, Россия и Великобритания, не могут победить ИГ?

Все страны, воюющие с ИГ, не хотят отправлять в Сирию наземные войска. При этом авиация может поражать только крупные цели. Многие боевики скрываются в больших городах Сирии и Ирака, среди сотен тысяч мирных жителей. Наносить по населенным пунктам авиаудары невозможно; отличить с воздуха террориста от мирного жителя также непросто. Наконец, сторонники и «агенты» ИГ находятся не только в Сирии и Ираке, но и в большинстве стран мира.

Без наземной операции победить террористов в их «цитадели» вряд ли выйдет. Военный эксперт Иэн Кирнс говорил «Медузе»: «Нет никаких шансов, что США начнут в Сирии сухопутную операцию. Не только Обама, но и весь американский политический класс хочет избежать еще одного долгого военного вмешательства, которое будет стоить много жизней и денег». Президент РФ Владимир Путин 17 ноября 2015 года заявил, что авиаудары по территориям дхижадистов будут усилены, а террористы, взорвавшие российский А321, будут найдены в любой точке планеты.

Кроме того, помимо ИГ в Сирии действуют десятки мелких террористических группировок, в том числе, «Фронт ан-Нусра» («Аль-Каеда»), «Ахрар аш-Шам», «Армия ислама». Не исключено, что в решающий момент они попытаются объединиться с «Исламским государством». Все они верят в древнее пророчество, в соответствии с которым возле сирийского города Дабик (захвачен ИГ) произойдет последняя битва этого мира — между приверженцами ислама и «неверными», которые будут повержены. ИГ всеми своими действиями приближает эту битву.

В России признаны террористическими и запрещены организации:«Аль-Каеда» (2003), «Исламское государство» (2014) и «Фронт ан-Нусра» (2014)

 Итак, что важно и  нужно знать об «Исламском государстве».

 Несмотря на то, что ИГИЛ пытается представить себя как организацию, основывающуюся на идеологии радикального исламизма, алогичные действия организации и чрезмерная жестокость свидетельствуют о том, что это — не столько религиозная, сколько зонтичная организация, служащая геополитико-политическим целям. В этой статье мы попытаемся поделиться некоторыми сведениями о ИГИЛ и кратко изложить суть того, что пишут в мире о структуре и целях этой организации.

Вопреки представлениям, террористическая организация ИГИЛ не нова. После оккупации Ирака в 2003 году, которая не основывалась на международном решении, в противовес вмешательству в Афганистан, организация под названием «Товхид и Джихад», созданная в 2004 году иорданцем Абу Мусаб аль Заркави, заявив, что вошла под «зонт» «аль-Каиды», представлялась в дальнейшем как «Месопотамская аль-Каида» или «Иракская аль-Каида». Это — салафитская организация. 

Заручившись безусловной поддержкой более мелких боевых и храбрых группировок, таких, как Jaysh аl-Fatiheen, Jeish аl-Taiifa аl-Mansoura, Katbiyan Ansar аl-Tövhid vаl Sunnah и Jund аl-Sahaba (солдаты предков), она пользуется полной поддержкой и такой масштабной организации, как «аль-Каида». Основная цель организации заключается в создании на территории Ирака и Сирии, преимущественно на их северном сегменте, где большинство составляют арабы-сунниты, туркмены и курды, шариатского государства, основанного на салафитской трактовке Ислама. 

По мнению экспертов, организация, получившая полную поддержку со стороны населения в связи с тем, что делилась захваченными материальными богатствами с жителями города, сумела благодаря этому сохранить свое существование.

Для организации, еще более упрочившей свое существование в 2004-2010 гг., первым поворотным пунктом стал переход лидерства после уничтожения в ходе операции, проведенной американской армией в 2010 году, лидера организации Абу Омара аль-Багдади и его помощника Абу Хамза аль-Мухаджира в руки Абу Бакир аль-Багдади. После прихода к руководству Багдади, навязавшего организации свое лидерство, сила и число членов организации устойчиво возросли. Багдади, завоевавший популярность за прошедшие недели объявлением себя халифатом Исламского мира и речами, переданными прессе, все еще живет из-за американского правительства в Сирии и планирует атаки организации.

Вторым существенным для организации поворотным пунктом стал выход американской армии в 2011 году из Ирака. Благодаря этому организация расширила сферу своих действий и, напугав народ чрезмерной жестокостью, за короткий период стала набирать силу среди суннитских группировок в Сирии и Ираке.

Третьим значимым для организации поворотным пунктом стала, вне всякого сомнения, питавшая вначале большие надежды, но превратившаяся за короткое время во вред «арабская весна». В результате распространения «арабской весны» на Сирию и потери сирийском государством из-за слабой его организации контроля над половиной территории страны ИГИЛ обрела в Сирии на очень широкой территории власть, откуда она координировала нападения на Ирак. В этом пункте поддержка оппозиции, в рядах которой были и радикальные группировки, пытавшиеся свергнуть режим Асада, такими странами Залива, как Саудовская Аравия и Катар, а также Турцией, несомненно, создала для ИГИЛ очень важную опору.

Четвертым важным опорным пунктом для ИГИЛ стало завоевание организацией благодаря ошибочной политике правительства Нури аль-Малики в Ираке в отношении суннитских группировок доверия в глазах суннитского народа. В результате этого организация получила широкую поддержку и в Ираке, сумев захватить ряд городов.

Есть разные утверждения и относительно источников доходов организации. По мнению экспертов, несмотря на то, что ИГИЛ позиционирует себя как политическую и религиозную организацию, на деле функционирует как криминальная организация, и главным источником ее доходов является дань, контрабанда и другие виды преступлений. Отмечается и то, что в Ираке и Сирии организация превратила в источник своих доходов такие деяния, как совершение краж в банках, похищение людей и вымогательство. 

ИГИЛ сегодня состоит из бойцов, прибывших с четырех концов света (Чечни, Африки, Пакистана, Афганистана, Ливии и даже европейских стран) и имеющих общей целью создание шариатского государства, основанного на салафитском Исламе. Сообщается о том, что численность вооруженных боевиков ИГИЛ в Сирии достигает свыше 5-6 тысяч, а в Ираке — более 10 тысяч. Среди них, как отмечается, есть и много турецких граждан. Что касается того, как обеспечивает ИГИЛ свою потребность в оружии, указывается в основном на боеприпасы американской армии, украденные на иракских оружейных складах, а также на оружие, направленное сирийской оппозиции некоторыми странами, среди которых Турция, Катар, Саудовская Аравия и даже США.

Хотя идеология организации представлена мировому сообществу как создание Исламского государства, основанного на шариатском праве, нужно отметить, что это используется лишь как средство добиться признания со стороны народа. Главная же видимая цель ИГИЛ заключается в формировании в Ираке и Сирии порядка, опирающегося на противников Запада и суннитскую власть, и очистке региона от других религиозных группировок (шиитов-нусайритов, христиан, шиитов, езидов). 

В этом пункте организация защищает строгое шариатское право, поддерживает раздельное обучение мужчины и женщины, требует, чтобы женщины носили традиционную одежду, запрещает музыку и делает обязательным соблюдение уразы в месяце Рамазан. На деле отличие ИГИЛ от идей, отстаиваемых многими исламскими политическими и партиями в Турции и мире, заключается в реализации этого плана с помощью силы. 

По мнению журналиста-писателя, бывшего работника MI6 Аластаира Крооке, среди скрытых и рассчитанных на длительную перспективу целей есть цель занять место королевской семьи и взять под свой контроль Саудовскую Аравию и регион Персидского залива.

Неясным остается до сих пор и вопрос о том, кто поддерживает организацию. Тот факт, что организация не вступила в серьезное противостояние с курдскими группировками, а массовые убийства совершаются в основном в отношении туркменов, христиан и езидов, дает основание утверждать, что ИГИЛ представляет собой искусственное образование, служащее почвой для создания независимого курдского государства на севере Ирака.

При этом курдистанское региональное руководство, оказавшееся перед необходимостью защитить свой регион от ИГИЛ, поступает уже как независимое в полном смысле этого слова государство и усиливает мощь армии за счет нового оружия и боеприпасов, закупаемых у стран Запада. Напомним, что несколько ранее Израиль также заявил о своей готовности признать это государство. Сказать что-либо основательное на тему теории заговора сейчас не представляется возможным.

В целом, какая бы сила не стояла за ИГИЛ, очевидно то, что все совершенное этой организацией до сих пор нанесло серьезный удар по исламской религии и мусульманам, легитимизировав в глазах мирового сообщества возможные вмешательства Запада в регион. 

В этом смысле утверждение, что, несмотря на кажущуюся видимость как врага Запада, ИГИЛ, возможно, на деле поддерживается некоторыми западными структурами, опирается на более сильную базу, чем обычная теория заговора. Поскольку благодаря ИГИЛ в оборонной промышленности западного мира, переживающего экономический кризис, наблюдается новое оживление, и каждый, во главе с мусульманами, поддерживает операции в регионе. 

Слабая организация светского государства в мусульманских странах, вдобавок попытка разрушить единственную успешную модель (Турция и кемализм), вне всякого сомнения, в этом пункте оправдывает западное вмешательство. С этой точки зрения нужно отметить, что отставание стран Исламского мира в вопросах светско-демократической государственной системы и образа жизни, к сожалению, серьезно препятствует и превращению их в независимых и сильных политических акторов.

Оригинал публикации

idoorway.mirtesen.ru

Как устроено «Исламское государство»: истоки, цели, финансы

Экстремистская группировка «Исламское государство» заявила о себе в 2014 году, захватив обширные территории в Сирии и Ираке. Группировка быстро приобрела зловещую известность благодаря изощренной жестокости, с которой она расправлялась со своими врагами, в том числе — с помощью массовых убийств, похищений и публичных обезглавливаний.

Тем не менее, «Исламское государство» (деятельность организации в России запрещена) получило относительно широкую поддержку среди радикалов в исламском мире, а международная коалиция, возглавляемая США, поставила целью уничтожить группировку.

Чего хочет «Исламское государство»

В июне 2014 года группировка формально провозгласила установление «халифата», государства, управляемого по законам шариата, во главе которого стоит халиф, наместник бога на земле.

После чего «Исламское государство» потребовало, чтобы все мусульмане мира, где бы они ни проживали, присягнули на верность его лидеру – Ибрахиму Авваду Ибрахиму Али аль-Бадри, более широко известному как Абу Бакр аль-Багдади, и перебрались на контролируемые им территории.

ИГ также заявило, что все остальные джихадистские группировки мира должны признать его верховную власть. Многие из них так и поступили, в том числе несколько фракций, отколовшихся от главного конкурента «Исламского государства» – «Аль-Каиды».

Провозглашенная цель ИГ заключается в том, чтобы уничтожить препятствия на пути установления царства Аллаха на земле и защитить всемирную мусульманскую общину, или умму от неверных и отступников.

Группировка с восторгом отнеслась к перспективе прямой конфронтации с международной коалицией, возглавляемой США.

Это противостояние с точки зрения ИГ является предвестником последней битвы между мусульманами и их врагами, которая произойдет непосредственно перед концом света, за которым последует Судный день или Киямат.

Апокалиптические предсказания в пропаганде ИГ

В исламской эсхатологии (религиозные представления о конце света и загробной жизни) сирийский город Дабик, расположенный в 10 км от границы с Турцией считается местом мусульманского Армагеддона, или последней битвы перед концом света.

Поэтому имя «Дабик» было выбрано в качестве названия пропагандистского издания «Исламского государства».

Считается, что пророк Мухаммед сказал: «Конец света не наступит до тех пор, пока мусульмане не изгонят «римлян» (большинство исламских богословов считает, что так называются «христиане») из аль-Амака или Дабика».

«Исламское государство» всеми силами стремится к тому, чтобы решающее сражение с международной коалицией произошло именно в этом районе.

«Исламское государство» ожидает армию «Рима», чье поражение при Дабике будет означать начало апокалипсиса.

Откуда растут корни ИГ?

Начало «Исламского государства» связывают с иорданцем Абу Мусадом аз-Заркави, создавшим в 2002 году группировку «Единобожие и джихад» (Al-Tawhid wa al-Jihad).

Через год после начала войны в Ираке Заркави присягнул на верность Усаме бин Ладену и сформировал «Аль-Каиду в Ираке», группировку, ставшую одной из главных сил, противостоявших международной коалиции в иракской войне.

После смерти Заркави в 2006 году «Аль-Каида в Ираке» создала дочернюю организацию «Исламское государство в Ираке».

Однако особого успеха она не имела: американские войска оттеснили ее по всем направлением, а Совет старейшин суннитских арабских племен «Ас-Сахва» категорически отверг культивируемые ею жестокость и насилие.

Багдади, одно время содержавшийся в качестве подозреваемого в американском лагере «Букка» на территории Ирака, стал лидером группировки в 2010 году и незамедлительно принялся за ее восстановление. К 2013 году ее сторонники осуществляли десятки террористических нападений в Ираке в месяц.

Затем «Исламское государство в Ираке» присоединилось к радикальным силам, противостоящим сирийскому президенту Башару Асаду, организовав еще одну группировку — «Фронт ан-Нусра».

В апреле 2013 года Багдади заявил о слиянии своих сил в Ираке и Сирии и образовании «Исламского государства Ирака и Леванта» – ИГИЛ.

Лидеры «Аль-Каиды» и «Ан-Нусры» это объединение отвергли, однако в обеих группировках нашлось достаточно сторонников Багдади, которые, отколовшись от своих лидеров, помогли ИГИЛ закрепиться в Сирии.

В конце декабря 2013 года ИГИЛ вновь обратила основное внимание на события в Ираке, удачно воспользовавшись политическим противостоянием между шиитским правительством страны и суннитским меньшинством.

С помощью бывших соратников Саддама Хусейна и недовольных лидеров суннитских общин ИГИЛ удалось захватить город Фаллуджа.

В июне 2014 года боевики ИГИЛ захватили крупный город Мосул на севере Ирака и стали активно продвигаться по направлению к Багдаду, уничтожая своих противников и грозясь полностью истребить многие этнические и религиозные общины страны.

К концу июня, захватив несколько десятков городов и деревень, ИГИЛ провозгласила создание халифата и поменяло свое название просто на «Исламское государство».

Какую территорию контролирует ИГ?

В сентябре 2014 года директор Национального центра по борьбе с терроризмом США Мэтью Олсен заявил, что ИГ контролирует большую часть территории в бассейне рек Тигр и Ефрат, площадью примерно в 210 тысяч кв. км, что сравнимо по площади с территорией Британских островов.

Семь месяцев спустя представители армии США утверждали, что «Исламское государство» потеряло около четверти своей территории в Ираке (от 13 тыс. до 15,5 тыс. кв км). Однако контролируемая ИГ территория в Сирии остается практически без изменений: потери в одних местах компенсируются захватами в других.

Однако эти цифры не совсем отражают реальное положение вещей. В действительности силы ИГ целиком и полностью контролируют лишь небольшую часть этой территории, которая включает большие и малые города, главные дороги, нефтяные месторождения и военные объекты.

Они могут свободно передвигаться в малонаселенных районах за пределами того, что в военных учебниках называется «зоной контроля», но вряд ли сумеют эти территории защитить.

В то же время не до конца понятно, какое именно количество людей оказалось на территориях, полностью или частично находящихся под контролем ИГ в Сирии и Ираке.

В марте 2015 года президент Международного комитета Красного Креста Петер Маурер считал, что их число превышает 10 миллионов.

В тех областях, где ИГ претворила в жизнь свое бескомпромиссное понимание законов шариата, женщины обязаны полностью закрывать лицо, публичные обезглавливания стали привычным зрелищем, а немусульмане должны выбирать между уплатой специального налога, переходом в ислам или смертью.

Что происходит за пределами Ирака и Сирии?

К концу 2015 года ИГ стала брать ответственность за нападения за пределами контролируемой ею территории.

Ее «дочернее предприятие» (политологи и журналисты часто употребляют принятые в бизнесе термины для характеристики взаимоотношений между различными террористическими группировками) — группа «Вилайат Синай» из Египта заявила, что уничтожила российский пассажирский самолет над Синайским полуостровом, убив 228 человек.

ИГ также взяла ответственность за двойной взрыв в столице Ливана Бейруте, который убил по меньшей мере 41 человека.

Ливанские боевики из военизированной шиитской группировки «Хезболла» сражаются в соседней Сирии на стороне врага ИГ, президента Башара Асада.

И, наконец, 13 ноября, по меньшей 128 людей были убиты в серии террористических нападений на Париж.

ИГ заявило, что это их рук дело. Президент Франсуа Олланд назвал эти нападения актом войны. Французская авиация нанесла удары по позициям «Исламского государства» в Сирии.

Сколько бойцов сражается за ИГ?

В феврале 2015 года директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер сказал, что под ружьем у ИГ состоит «где-то между 20 и 32 тысячами бойцов» в Ираке и Сирии.

Но он также отметил, что ряды ИГ «существенно поредели» после начала авиаударов, которые наносит возглавляемая США коалиция с августа 2014 года.

В июне 2015 года заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен отметил, что в результате авиаударов более 10 тысяч бойцов ИГ были убиты.

Для компенсации потерь «Исламское государство» прибегло к насильственному набору в армию.

Иракский эксперт Хишам аль-Хашими полагает, что только треть солдат ИГ является ее убежденными сторонниками, остальные же были вынуждены вступить в армию либо из страха, либо по принуждению.

При этом значительное число боевиков ИГ не является ни иракцами, ни сирийцами.

В октябре 2015 года директор Национального центра по борьбе с терроризмом США Николас Расмуссен заявил в конгрессе, что в рядах ИГ сражается более 28 тысяч иностранцев. Из них, по меньшей мере, 5000 приехали из стран Запада, включая около 250 – из США.

Исследования, проведенные лондонским Центром по изучению радикализации и политического насилия, показывают, что большинство иностранных бойцов ИГ происходят из соседних арабских стран, таких как Тунис, Саудовская Аравия, Иордания и Марокко.

Каким оружием располагает ИГ?

Боевики ИГ располагают довольно широким спектром легких и тяжелых вооружений, включая пикапы с установленными на кузове пулеметами, ракетные установки, средства противовоздушной обороны и переносные зенитные ракетные установки.

Кроме того, им удалось захватить танки и бронемашины у сирийской и иракской армий. Среди боевой техники, захваченной у иракской армии, оказались и американские военные вездеходы «Хамви» и бронемашины с усиленной противоминной защитой, изначально разработанные для армии США.

Некоторые из них боевики ИГ набивали взрывчаткой и использовали в терактах с катастрофическими результатами.

Есть мнение, что ИГ максимально диверсифицировало схему поставок оружия, что обеспечивает постоянный приток нового оружия.

Благодаря значительным запасам современных вооружений, ИГ смогла оттеснить курдское ополчение пешмерга с занимаемых позиций в августе 2014 и иракскую армию из Рамади в мае 2015 года.

Откуда ИГ берет деньги?

«Исламское государство», возможно, является, самой богатой террористической группировкой в мире.

Изначально она существовала на пожертвования богатых частных доноров и исламских благотворительных организаций на Ближнем Востоке, стремящихся сместить сирийского президента Башара Асада.

Хотя этот источник по-прежнему используется, например, для того, чтобы оплачивать дорогу в Сирию для иностранных боевиков, но, в основном, ИГ перешла на самофинансирование.

Министерство финансов США считает, что в 2014 году, доходы ИГ могли составлять несколько миллионов долларов в неделю, или около 100 миллионов долларов за год.

Эти деньги группировка выручала от продажи сырой нефти и нефтепродуктов местным посредникам, которые, в свою очередь, контрабандой переправляли их в Турцию и Иран, или же продавали их правительству Сирии.

Однако целенаправленные удары по нефтяной инфраструктуре привели к тому, что эти доходы в настоящий момент значительно сократились.

Кроме того, выкупы за похищенных заложников в 2014 году составили еще 20 миллионов долларов, и еще несколько миллионов были в той или иной форме конфискованы у людей, оказавшихся на подконтрольных боевикам территориях.

Похищенных девушек и женщин продают в сексуальное рабство, и это тоже приносит финансовый доход.

Почему ИГ широко рекламирует свою жестокость?

Члены ИГ относятся к экстремальной ветви суннитского ислама и считают себя единственными истинными правоверными мусульманами.

Они утверждают, что весь остальной мир населен неверными, которые хотят уничтожить ислам, что с их точки зрения, оправдывает нападения как на других мусульман (например, шиитов, суфиев и т.д.), так и на немусульман.

Обезглавливания, распятия или массовые расстрелы призваны внушить ужас врагам.

Джихадисты считают, что эти действия оправданы в Коране и Хадисах (высказываниях пророка, затрагивающих религиозно-правовые аспекты жизни мусульман), однако многие мусульмане это заявление категорически отвергают.

Даже лидер «Аль-Каиды» Айман Завахири отмежевался от действий ИГ в Сирии в 2014 году.

Десять лет назад, в 2005 году Завахири предупреждал Заркави, что из-за своей жестокости он потеряет «сердца и умы мусульман».

www.nur.kz

Исламское государство — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигации Перейти к поиску
Исламское государство
(ИГИЛ, ИГ, ДАИШ)
араб. الدولة الإسلامية‎
Девиз: «باقية وتتمدد‎»
«Сохраниться и расшириться[1]»

Территория, контролируемая ИГ на 1 августа 2018 (серым цветом), и страны, частично контролируемые ИГ или имеющие территории, заявленные ИГ
Основано 15 октября 2006 года
Официальный язык арабский (де-факто)[2]
Столица Эр-Ракка, Сирия (29.06.2014 — 16.06.2017)[3]
Меядин, Сирия (16.06.2017 — 14.10.2017)[4]
Эль-Кайм, Ирак (14.10.2017 — 26.10.2017)[5]
Абу-Кемаль, Сирия (26.10.2017 — 4.11.2017)[6][7]
Рава, Ирак (4.11.2017 — 17.11.2017)[8]
Хаджин, Сирия (17.11.2017 — 15.12.2018)
Форма правления абсолютная теократическая монархия
Халиф Абу Бакр аль-Багдади
Заместитель Абу Аля аль-Афри[9] (убит[10])
Госрелигия ислам (салафия)
Территория
 • Всего оценочно: 10—16 тыс. (ноябрь 2017)[11];
максимально: до 100—110 тыс. (конец 2014)[12][13] км²
Население
 • Оценка (ноябрь 2017) ? ; максимально (конец 2014) около 8 млн. чел.
Валюта динар[14][15][16]

encyclopaedia.bid

Исламское государство: откуда оно взялось?

Исламское государство: откуда оно взялось?Исламское государство Ирака и Леванта для мировой общественности стало полной неожиданностью и заставило вспомнить выражение «выскочило, как черт из табакерки». (Левант, в узком смысле слова, включает Сирию и Ливан.) Потом оно стало называться Исламское государство («ИГ»). И когда неправдоподобно быстро в рамках этого «государства» оказалась обширная территория Сирии и особенно Ирака, то сразу же возникло много вопросов.
Куда уходят его корни? Какая у него идеология и стратегическая цель? Откуда человеческий ресурс? Где оно берет деньги? Откуда оружие? Почему его базой стали Ирак и Сирия?

Выстрел из прошлого в настоящее…

Известная восточная пословица гласит: «выстрелишь в прошлое из пистолета – будущее выстрелит в тебя из пушки». Появление «ИГ» — это «весомый вклад» в международный терроризм, который мировым сообществом считается основной для него угрозой.

Но немного истории. В советское время среди стран социалистической ориентации числились Египет, Сирия и Ирак. Эти три страны, так или иначе, были между собой связаны. На волне подъема арабского национализма Египет в 1958 году объединился с Сирией и государство стало называться Объединенная Арабская республика (ОАР). И хотя Сирия, недовольная условиями союза, уже в 1961 году из него вышла, Египет вернулся собственному названию только в 1971 году. Это произошло вскоре после смерти президента Гамаль Абдель Насера (1970 г.), который был кумиром для арабских националистов, а египетская антимонархическая революция 1952 года стала предтечей революций с целом ряде стран. Пришедший ему на смену Анвар Садат, в отличие от своего предшественника, не питал иллюзий как насчет возможности объединения разноликого арабского мира, так и относительно социалистического будущего страны, и взял курс на сближение с США и достижение мира с Израилем. За это он был объявлен предателем в радикальных кругах арабских стран, стал, мягко говоря, не очень уважаемой фигурой в странах «социалистического лагеря» и погиб в 1981 году в результате теракта, организованного исламистами (одной из боевых групп «Братьев-мусульман», под названием «Аль-Джихад»).

Что же касается Ирака и Сирии, то их отношения, говоря фигурально, строились по марксистскому (или гегелевскому) закону единства и борьбы противоположностей.
Сирийцы христианин Мишель Афляк, суннит Салах Битар при активном содействии алавита Акрама Хаурани образовали общеарабскую партию, в 1954 году получившую название БААС («Возрождение»), в русской аббревиатуре ПАСВ – Партия арабского социалистического возрождения. Она создала свои отделения в ряде арабских стран, в Сирии пришла к власти в 1963 году, в Ираке – в 1968 году. Хотя в какой-то момент эти страны хотели объединиться, но по большей части они враждовали. Тем не менее, режимы имели светский характер, их идеологией был арабский социализм, в котором социалистические элементы сочетались с панарабизмом и антиимпериализмом. Религиозные общины в лице суннитов и шиитов были в обеих странах, но то, насколько они были представлены во власти, вооруженных силах и бизнесе, до поры до времени не выходило на поверхность политической жизни в Ираке. В этой стране ведущую роль в жизни общества и соответственно во власти, в вооруженных силах и бизнесе традиционно играли сунниты, живущие преимущественно в северо-западных районах и составляющие около 30 процентов населения. (Считается, что доминирование суннитов в Ираке берет корни еще в ХУ веке, когда страна была завоевана оттоманами-суннитами.) Шииты же составляют более 60 процентов населения и живут в основном на юго-востоке страны, в том числе в пограничным районах с Ираном, в котором шиизм является господствующей религией.

Фактически единолично правивший Ираком с 1979 по 2003 год Саддам Хусейн отличался крайней жестокостью и шел к руководству страной, что называется, по трупам. (Биографы говорят, что у него было очень тяжелое детство и не знавшие пощады наставники.) После захвата партией БААС власти президентом стал генерал Ахмед Хасан Бакр. Саддам Хусейн с его необыкновенной работоспособностью, коварством и упорством в достижении цели, планомерно продвигался к руководящим постам в партии, установил контроль над спецслужбами и стал ИГРАТЬ важную роль в политике государства. При правлении А.Х. Бакра были проведены многие прогрессивные преобразования в социально-экономической и культурной сфере, в области медицины и т.д. Строились дороги, промышленные предприятия и т.д. За счет больших доходов от нефти значительно повысился жизненный уровень иракцев. Были установлены дружественные отношения и широкое сотрудничество с Советским Союзом. Автор этой статьи в составе делегации побывал в те годы в Ираке и у него создавалось впечатление, что это государство станет одной из новых индустриальных стран. Но в 1979 году произошла шиитская революция в Иране, появилось брожение в шиитских районах Ирака, куда проникали иранские пропагандисты, активизировалась борьба за независимость курдов. В этой обстановке возникли разногласия в иракском руководстве, которые закончились 11 июля 1979 года дворцовым переворотом, уходом с поста Бакра и приходом к власти Саддама Хусейна. А дальше начались карательные операции против курдов с применением химического оружия, репрессии против нелояльных шиитов и войной с Ираном, продолжавшейся с 1980 по 1988 год.

Кстати, США, оказавшись в острой конфронтации с режимом Хомейни, подталкивали Саддама к этой войне и, как говорят, даже негласно помогали Багдаду оружием.
Война с Ираном потребовала немалых расходов, Ирак влез в большие долги, и Хусейн решил их погасить за счет богатого нефтью соседнего Кувейта, который был оккупирован иракской армией и объявлен 19-й провинцией Ирака. (Объяснялось это тем, что Кувейт когда-то принадлежал Ираку.) В мире не согласились с таким поворотом событий, и ООН потребовала от Хусейна немедленно вывести войска из Кувейта. Лично хорошо знавший Саддама Евгений Примаков, по поручению советского руководства, с ним встречался, пытаясь убедить его не доводить дело до войны. Однако знавший собственную страну, но имевший слабое представление о расстановке сил в мире Хусейн был уверен, что войска коалиции государств во главе США не смогут одержать верх над хорошо вооруженной миллионной армией Ирака. В военной операции, названной «Буря в пустыне», Ирак потерпел сокрушительное поражение, ООН наложила на него санкции, экспорт нефти был крайне ограничен, и саддамовский режим оказался в тяжелом положении. Но Ирак — богатая природными ресурсами страна и народ не голодал. Тем более что ООН приняла программу «Нефть в обмен на продовольствие», по которой Ирак экспортировал нефть и взамен импортировал продовольствие.

Что же касается Сирии, там ситуация складывалась по-другому. Сунниты составляют не менее 60 процентов населения, а около 40 процентов – этноконфессиональные меньшинства: алавиты, курды, друзы, исмаилиты, христиане и др. Алавиты, которых ортодоксальные сунниты считали сектой, не идентифицировали себя как мусульмане и находились на нижних ступенях социальной лестницы, в то время как высшие ступени занимали представители суннитских кланов. (В религиозной доктрине алавитов ислам сочетается с элементами древних культов и христианством. Так, они используют в ритуале вино, почитают Иисуса Христа, отмечают христианские праздники Рождество и Пасху, считают священной книгой Евангелие, часто носят христианские имена, не имели мечетей и молились в молитвенных домах и проч. А с шиизмом их связывает почитание Али, которого они считают подлинным преемником Пророка. При этом алавиты отличаются веротерпимостью). Сунниты не считали службу в армии престижной и не стремились в ней служить. Со своей стороны, колониальная держава, которой после распада Оттоманской империи стала Франция, до получения Сирией независимости в 1946 году предпочитала вербовать в силовые структуры представителей национальных меньшинств и в первую очередь алавитов. В итоге ключевые посты в армии оказались в руках алавитов, составляющих, по разным оценкам, от 10 до 16 процентов населения страны. Они же, алавиты, стали и костяком партии БААС.

Но и после прихода баасистов к власти политическая ситуация в стране была неустойчивой, пока в 1970 году в результате военного переворота к власти не пришел Хафез Асад, отец нынешнего президента Башара Асада. И поскольку в конституции Сирии записано, что главой государства может быть только мусульманин, то алавиты объявили себя шиитской ветвью ислама, и в алавитских поселениях стали строиться мечети.

Однако и Хафез Асад столкнулся с активизацией исламских экстремистов во главе с «братьями-мусульманами» (создавшими свою общину еще в 1937 году), которые на рубеже 1980-х годов в борьбе против «неверных» во власти развернули террористическую деятельность по всей стране. С особой жестокостью они убивали курсантов военных училищ, членов партии БААС и т.д.

Ответ Асада был решительным и беспощадным. Город Хама, в котором исламисты в 1982 году подняли вооруженный мятеж, фактически был стерт с лица земли. Тотальная борьба властей с «братьями-мусульманами» привела к их исчезновению с политической арены.
Многие западные аналитики считали такие действия сирийских властей недопустимо жестокими. Но никто не знает, как бы поступили с «неверными» те, кто захватил бы власть в Сирии. Приведу слова известного арабиста Георгия Мирского, который дает характеристику тем, кто поднял мятеж в Сирии. В суннитском исламе, говорит он, есть течение, называемое «ваххабизмом» (иногда его называют «салафизмом»), носители которого отличаются крайней нетерпимостью к «чужим» и необыкновенной жестокостью. Они «совершали зверства в Афганистане, а сейчас зверствуют в Сирии в борьбе с режимом Башара Асада и уничтожают в Ираке шиитов, курдов, езидов и христиан. «Исламское государство» – зараза, чума ХХI века». Но так или иначе, Сирия получила мир на 30 лет, в течение которых много было сделано для развития страны. При этом нельзя сказать, что алавиты правили единолично. Во всех структурах, как военных, так и партийных, они не были в большинстве, кроме, пожалуй, спецслужб. Одно время президентом Сирии был курд, а премьером – суннит.

В то же время нельзя сказать, что только конфессиональный фактор привел к гражданской войне в Сирии. За несколько лет до начала «арабской весны» Сирию поразила тяжелая засуха, причем она больше всего ударила по районам проживания суннитов. В два раза уменьшился сток воды в Евфрате после того, как Турция построила плотину и мощную ГЭС «Ататюрк». Стали истощаться запасы подземных вод. Лишившиеся источников существования крестьяне стали стекаться в города, притом что Сирия приняла много беженцев из соседних стран, не считая палестинцев. Оказалась рискованной и политика поощрения рождаемости, в результате которой население увеличилось с 5 млн человек в 1963 году до 22,5 млн на начало 2013 года. Резко выросла безработица, в том числе среди образованной молодежи, которая, как известно, инициировала волнения в большинстве стран так называемой арабской весны. Демонстрационный эффект в информационную эпоху, если перефразировать слова Ленина, может стать материальной силой. Захваченные идеями западной демократии, молодые люди наивно полагали, что она может прижиться на почве стран иного уровня общественного развития, иной истории и культуры.

Историческое невежество – застарелая болезнь властных кругов Запада и в первую очередь США

То, что американцы в массе своей слабы в истории уже давно является притчей во языцех. В СМИ часто приводились примеры, как школьники старших классов путались в самых элементарных исторических фактах. Но, по крайней мере, элита-то должна знать мировую историю! Но знает ли? Многие помнят, как президент Рейган называл Ленина Николаем. Образованный человек должен знать, что страны мира находятся на разных ступенях общественного и культурного развития и соответственно имеют тот политический режим и ту власть, до которых доросло общество. Как говорил Гегель, «что разумно, то действительно, и что действительно, то разумно». Было время, когда в странах Европы и, в частности, в достаточно цивилизованной Франции господствовал абсолютизм, и, наверное, на тот период истории страны это было разумно. Я уже не говорю об инквизиции, деятельность которой язык не поворачивается назвать разумной. С этой точки зрения, разумно ли навязывать странам, в которых еще не изжиты родоплеменные отношения, западную модель демократии и, вообще, вмешиваться в естественный для них ход развития? Ведь демократия как институт и ценность предполагает улучшение, а не ухудшение качества жизни людей. Предполагает гуманизацию общественных отношений, а не раздувание вражды между людьми вплоть до кровавых междоусобных и межконфессиональных войн.

По понятиям высокоразвитого общества, Саддам Хусейн – конечно же злодей, а господство суннитского меньшинства над шиитским большинством несправедливо.

Но когда американцы сделали так, как им казалось справедливым, то жизнь большинства иракцев превратилась в сплошной кошмар, если не сказать, в ад, и «люди с улицы» рассказывают российским журналистам, что им несравнимо лучше жилось при Саддаме, чем ныне, когда в опасности находится сама жизнь.
Как и следовало ожидать, американская оккупация вызвала сопротивление в иракском обществе, и прежде всего со стороны суннитских радикальных элементов. Исламист Абу Масаб Заркави сформировал в Ираке «Аль-Каиду», а после его смерти в 2006 году эта организация трансформировалась в «Исламское государство Ирака» (ИГИ). В 2010 году ее новый лидер Абу Бакр Багдади солидаризировался с исламистами, воюющими против Башара Асада, и в 2013 году создал «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). В первой половине 2014 года ИГИЛ установило контроль над десятками иракских городов и поселков, захватило нефтеносные районы и объявило о создании халифата, сменив при этом название на «Исламское государство» (ИГ). Некоторые мои коллеги спрашивают: как это могло случиться после стольких лет правления шиитского большинства? Дело в том, что шииты имеют слабый опыт государственного управления и военного строительства и за десять лет не смогли создать боеспособную армию. При встрече с джихаддистами бойцы иракской армии нередко тут же отступали или разбегались, оставляя боевую технику врагу.

И ситуация в Сирии западным либералам казалась нетерпимой, поскольку представители этноконфессионального меньшинства отец и сын Асады бессменно правили несколько десятков лет при однопартийной системе и в условиях чрезвычайного положения. Справедливость требует сказать, что такое положение конечно же не нравилось многим сирийцам. И когда волна «арабской весны» дошла до Сирии и возникло оппозиционное движение режиму, то на его сторону стали переходить многие из тех, кто еще недавно был в рядах сторонников президента, включая офицеров и даже генералов. Именно они составили костяк светской Сирийской свободной армии. Но, как говорится, дьявол прячется в деталях. Стоило начаться вооруженному противостоянию режиму Асада, как в Сирию со всех сторон потянулись исламисты, включая террористов и откровенных живодеров. И прежде всего из рядов суннитов, которые составляют 90 процентов исламской общины. Притом что во время ирано-иракской войны Сирия была единственной арабской страной, которая поддерживала сторону Ирана. (Многие аналитики считали это просчетом Х. Асада, однако когда режим Башара Асада был на грани поражения, то помощь пришла из Ирана и шиитов Ливана – «Хезболлы»). В итоге Башар Асад сумел добиться перелома в гражданской войне, но исламисты не исчезли бесследно. С одной стороны, они сумели сохранить свои базы в Сирии, а с другой – стали вливаться в ряды боевиков «ИГ».

Таким образом, исламисты Ирака, в том числе прислужники и сторонники Саддама Хусейна, с одной стороны, и многочисленные отряды исламистов, боровшихся против режима Башара Асада, с другой – и есть армия новоявленного исламского халифата во главе с Багдади, назвавшего себя «халифом всех мусульман». («Халиф» называет и районы в Ираке и Сирии, которые должны войти в состав «халифата».) И эта армия постоянно пополняется (как говорят западные источники, по тысяче каждый месяц) прежде всего из мусульманских стран, в том числе из Ливии (в которой после устранения от власти Муамара Каддафи победила не демократия, а война всех против всех), из Египта после того, как военные отстранили от власти исламистов.

Свою «квоту» исламистов дает и Запад. И, что удивительно, в их числе немало коренных европейцев и белых американцев, включая женщин и даже молоденьких девушек.
Журналистка «Московского комсомольца» Жанна Голубицкая, побывав в районах компактного проживания суннитов в Иране, выявила причины этого феномена («МК» от 24.10.2014). Но это отдельная тема.

При этом эксперты утверждают, что «ИГ» — самая богатая террористическая организация. Она торгует нефтью с захваченных нефтепромыслов, «облагает налогом» бизнес, грабит банки и имущество, торгует людьми, получает помощь от частных лиц некоторых богатых нефтью арабских стран и т.д.

Те, кто стремится насаждать демократию в чужих странах, часто не знают, как шло ее становление в собственных странах

Для меня долгое время было загадкой, почему американцы, имея такие глубокие традиции демократии и такой мощный интеллектуальный потенциал, так упрощенно представляют себе развитие демократии в странах иного, скажем так, низкого уровня социально-экономического и общественного развития, или иной культуры (например, мусульманской). И вот к каким я пришел выводам.

По всей видимости, сказывается инерция многолетнего противоборства двух общественных систем, когда Советский Союз стремился укрепить свое влияние в мире за счет распространения идеи социализма, если не коммунизма, а США стремились к тому же, но за счет распространения идеи демократии. К тому же в Америке, общество которой формировалось из переселенцев, не было титульной нации (не считая и индейцев, частично истребленных, частично загнанных в резервации), не было царей, королей, знати и т.д. Поэтому переселенцы, большинство которых в то время составляли выходцы из Англии (где уже пустила корни пусть еще и ограниченная рамками верхушки общества демократия), смогли выработать в целом демократическую конституцию (1787 г.) еще на сравнительно низком уровне развития большинства штатов. Потом в нее вносились поправки, расширявшие права и свободы граждан, например, «Билль о правах» (1791 г.), до принятия которого за критику власти людей сажали в тюрьму. Наконец, не секрет, что американцы, если так можно сказать, «американоцентричны», большинство из них мало интересуется внешним миром и плохо его знает.

А что же касается деятелей Европейского союза и, в частности, Совета Европы, которые так радостно приветствовали «арабскую весну», а правительства стран ЕС нередко и помогали повстанцам, то, на мой взгляд, они не только плохо знают мусульманский мир, но и то, как в их собственных странах укоренялась представительная демократия. Могу напомнить.

В Англии еще в 1215 году была принята так называемая Великая хартия вольностей, которая ограничивала права короля и давала некоторые привилегии верхушке общества и городам. Победа сторонников парламента над войсками короля в ходе Великой английской революции (1642-1649 годы) расширила права парламента и, тем не менее, еще около двухсот лет демократия была ограниченной имущественным, образовательным и другими цензами. Так, в ХIХ веке правом избирать и быть избранным в парламент пользовалось менее десяти процентов взрослого населения. Женщины же вообще были лишены права голоса, а например, в Швейцарии они получили такое право лишь в 1959 году.

Что сказать в итоге? Явление «ИГ» — это примерно такое же ультрарадикальное террористическое течение, как и «Аль-Каида», прикрывающееся исламом, но на деле ничего общего не имеет с его гуманистической сущностью.
С той только разницей, что «Аль-Каида» ставит своей конечной целью свержение светских режимов и создание «Великого исламского халифата» во всех странах мусульманской конфессии, а «Исламское Государство» уже поставило в повестку дня задачу создания халифата на территории Ирака и Сирии. Никакой новой идеи не имеет ни то, ни другое, поскольку этого и не требует возврат к средневековому халифату, в котором жизнь человека четко прописана от рождения до смерти.

Ультрарадикальные и террористические течения в мусульманском мире порождены как глобальными, так и местными причинами. К первым можно отнести резкую смену миропорядка, крах целого ряда политических режимов, социальных систем, дискредитацию светских объединяющих общество идей (панарабизм, арабский социализм и т.д.). Сюда же надо включить и негативное воздействие на многие развивающиеся страны мирового финансово-экономического кризиса. А еще и далеко зашедшую деградацию вековых норм семейных и гендерных отношений в странах Запада, когда гомосексуализм и однополые браки становятся чуть ли не нормой жизни, что для мусульманских стран абсолютно неприемлемо.

Что касается местных причин, то это в первую очередь нищета, безработица, коррупция, произвол властей, ущемление этноконфессиональных чувств и интересов.

Если говорить конкретно об «ИГ», то это то зло, которое угрожает едва ли не всем странам. Америке и Европе, в которых много выходцев из мусульманских стран, России, в которой примерно 20 процентов населения принадлежит к исламской культуре, самим мусульманским странам. В частности, в межконфессиональной войне, развязанной исламистами в Ираке, уже погибли многие тысячи иракцев. И в этом большая вина бывшего премьер-министра шиита Нури аль-Малики, антисуннитская политика которого привела к тому, что ряд суннитских племен перешли на сторону «ИГ» и тем самым облегчили продвижение джихаддистов вглубь Ирака. Провозглашенная новым премьером Хейдаром аль-Абади политика опоры на все основные этноконфессиональные группы населения, увольнение из армии многих дискредитировавших себя генералов и высших офицеров, возможно, позитивно скажется на борьбе иракской армии с «ИГ».

Что касается нашей страны, то опасность проникновения агентов «ИГ» в некоторые регионы вполне реальна, и тут, как и в борьбе с болезнью, лучше ее не допустить, чем потом с ней бороться. Но эта тема требует отдельного разговора.

topwar.ru

История ИГИЛа: дата основания, форма правления

Исламистская террористическая группировка ИГИЛ многими специалистами считается главной угрозой миру в настоящее время. Эта организация возникла как обособленная ячейка «Аль-Каиды», но затем стала полностью независимой силой. Сейчас это крупнейшая террористическая организация мира. История ИГИЛа станет предметом нашего изучения.

история игила

Предыстория создания ИГИЛ

Вначале давайте узнаем, с чем связано возникновение ИГИЛ, какова предыстория его формирования. Для этого нам придется заглянуть в 90-е годы прошлого века.

У истоков группировки, которая позже трансформировалась в ИГИЛ, стоял Абу Мусаб аз-Заркави. Рожденный в 1966 году, в молодости он вел борьбу против Советской армии в Афганистане. После возвращения в Иорданию занимался деятельностью, направленной против существующего в стране режима, за что с 1992 года подвергся семилетнему заключению.

возникновение игил

В 1999 году, сразу же после выхода на свободу, аз-Закрави создал исламистскую организацию салафитского толка, которая приняла название «Единобожие и джихад». Первоначальной целью этой группировки было свержение королевской династии в Иордании, которая, по мнению аз-Закрави, проводила антиисламскую политику. Именно данная организация составляла фундамент, на основе которого в будущем сформировалось «государство» ИГИЛ.

После начала американской операции в Ираке в 2001 году представители организации «Единобожие и джихад» развернули активную деятельность на территории страны. Считается, что аз-Заркави стал в это время одним из организаторов и другой крупной группировки «Ансар аль-Ислам». Она действовала главным образом в Иракском Курдистане и в суннитских регионах Ирака. Формальным ее лидером считается Фараж Ахмад Нажмуддин, находящийся в норвежской тюрьме и руководящий оттуда деятельностью «Ансар аль-Ислама». С 2003 по 2008 год группировка приняла название «Джамаат Ансар ас-Сунна», но затем вернулась к своему прошлому наименованию. После интервенции союзнических сил в Ирак в 2003 году множество ее бойцов вступили в ряды организации «Единобожие и джихад». В настоящее время «Ансар аль-Ислам» является одним из основных союзников ИГИЛа.

Союз с «Аль-Каидой»

Именно после свержение руководителя Ирака Саддама Хусейна в 2003 году организация «Единобожие и джихад» крепко обосновалась в этой стране. Она провела серию громких терактов, фирменной фишкой стали публичные казни с отсечением голов. Позже эту кровавую традицию, целью которой было запугивание, перенял наследник организации «Единобожие и джихад» — группировка ИГИЛ. «Единобожие и джихад» стала главной антиправительственной силой в Ираке, целью которой было свержение переходного правительства, уничтожение сторонников шиизма и образование исламского государства.

В 2004 году аз-Заркави дал присягу на верность лидеру крупнейшей в мире на то время исламской экстремистской организации «Аль-Каида» Усаме бен Ладену. С этого времени группировка «Единобожие и джихад» стала именоваться «Аль-Каидой в Ираке». История ИГИЛа с этого времени сделала новый виток.

Все чаще группировка, руководимая аз-Заркави, стала применять террористические методы не к американским военным, а к гражданам Ирака — главным образом к шиитам. Это вызвало снижение популярности «Аль–Каиды в Ираке» среди местного населения. Чтобы вернуть рейтинги и консолидировать силы сопротивления войскам коалиции, в 2006 году аз-Заркави организовал «Совещательное собрание моджахедов», в которое входило, кроме «Аль-Каиды», ещё 7 крупных исламистских группировок суннитского толка.

Но в июне 2006 года аз-Заркави был убит вследствие бомбардировок американской авиацией. Новым лидером организации стал Абу Айюб аль-Масри.

Исламское государство в Ираке

После устранения аз-Заркави история ИГИЛа вновь поменяла направление своего движения. На этот раз наметилась тенденция к разрыву с «Аль-Каидой».

В октябре 2006 года «Совещательное собрание моджахедов» провозгласило создание Исламского государства Ирак (ИГИ), причем сделало это самостоятельно, без ожидания согласия от руководства «Аль-Каиды». Но до окончательного разрыва с этой террористической организацией было пока ещё далеко.

Столицей этого «государства» был провозглашен иракский город Баакуба. Первым его эмиром стал Абу Умар аль-Багдади, о прошлом которого известно только то, что он гражданин Ирака и ранее возглавлял «Совещательное собрание моджахедов». В 2010 году он был убит в Тикрите после нанесения ракетного удара американо-иракскими войсками. В том же году погиб и лидер «Аль-Каиды в Ираке» Абу Айюб аль-Масри, который также считался одним из главарей ИГИ.

группировка игил

Новым эмиром ИГИ стал житель Ирака Абу Бакр аль-Багдади, ранее содержавшийся в американском концентрационном лагере по подозрению в экстремизме. Лидером «Аль-Каиды в Ираке» становится его соотечественник Абу Сулейман ан-Насир. Одновременно он был назначен военным советником в ИГИ, а в 2014 году стал главой военного совета Исламского государства.

Образование ИГИЛ

Возникновение ИГИЛа как организации, как мы видим, датируется ещё первым десятилетием XXI века, но само это название появилось только в апреле 2013-го, когда ИГИ распространило свою деятельность на Сирию, то есть на страны Леванта. Поэтому ИГИЛ так и расшифровывается — Исламское государство Ирака и Леванта. Название этой организации в арабской транслитерации – ДАИШ. ИГИЛ практически сразу, как начал активные действия на территории Сирии, стал привлекать все больше бойцов из других исламистских группировок. Кроме того, в эту организацию стали стекаться боевики из ЕС, США, России и ряда других стран.

территория игил

Сирия объята гражданской войной, которая ведется между правительственными войсками президента Асада и целым рядом антиправительственных группировок различного толка. Поэтому сирийский ИГИЛ без труда смог взять под свой контроль значительные территории страны. Особенно успешно действовала эта организация в 2013-2014 годах. Столица была перенесена из Баакубы в сирийский город Эр-Ракка.

В это же время территория ИГИЛа достигла наибольшего расширения и в Ираке. Группировка поставила под свой контроль практически всю провинцию Анбар, а также значимые города Тикрит и Мосул в ходе восстания против шиитского правительства Ирака.

Окончательный отход от«Аль-Каиды»

Первоначально «государство» ИГИЛ старалось действовать в союзе с другими повстанческими силами в Сирии против режима Асада, но в январе 2014 года вступило в открытый вооруженный конфликт с главной оппозиционной силой – Свободной Сирийской Армией.

государство игил

Тем временем произошел окончательный разрыв ИГИЛа с «Аль-Каидой». Руководство последней требовало, чтобы ИГ вывело боевиков из Сирии и вернулось в Ирак. Единственным представителем «Аль-Каиды» в Сирии должна была выступать только группировка «Фронт ан-Нусра». Именно она официально представляла международную террористическую организацию на территории страны. ИГИЛ отказался выполнить требования руководства «Аль-Каиды». Вследствие этого в феврале 2014 года «Аль-Каида» заявила, что не имеет никакого отношения к ИГИЛу, поэтому не может контролировать эту организацию или отвечать за её действия.

Вскоре после того развернулись бои между боевиками ДАИШа и «Фронтом ан-Нусра».

Провозглашение халифата

История ИГИЛа приобретает совсем другие масштабы после провозглашение халифата. Это произошло в конце июня 2014 года. Таким образом, организация стал претендовать не только на первенство в регионе, а на главенство во всем исламском мире, с перспективой установления всемирного Халифата. После этого она стала именоваться просто «Исламским государством» (ИГ) без указания конкретного региона. Абу Бакр аль-Багдади принял титул халифа.

даиш игил

Объявление халифата, с одной стороны, способствовало ещё большему укреплению авторитета ИГ в глазах многих мусульманских радикалов, что привело к увеличению потока боевиков, желающих вступить в группировку. Но с другой, это вызвало нарастание ещё большего противостояния с другими исламистскими организациями, которые не хотели мириться с первенством ИГ.

Операция союзников против ИГ

Тем временем мировое сообщество стало все больше осознавать ту опасность, которую представляет Исламское государство, ведь территория ИГИЛ постоянно продолжала увеличиваться.

С середины 2014 года США начало предоставлять прямую военную помощь правительству Ирака для борьбы с ИГ. Чуть позже в конфликт вмешались Турция, Австралия, Франция, Германия. Они согласованно проводили бомбардировки расположения боевиков ИГ на протяжении 2014-2015 годов как на территории Ирака, так и в Сирийском государстве.

Начиная с сентября 2015 года по просьбе правительства Сирии в борьбе против ИГ стала принимать участие Россия. Её авиационные силы также начали наносить удары по расположению экстремисткой группировки. Правда, достичь договоренностей о согласовании действий между Россией и коалицией западных стран, вследствие ряда противоречий, не удалось.

Военная помощь международного контингента способствовала тому, что территория ИГИЛа в Ираке существенно сократилась. Также было приостановлено наступление боевиков в Сирии, удалось отбить у них ряд ключевых позиций. Был серьезно ранен руководитель ИГ Абу Бакр аль-Багдади.

Но говорить о победе коалиции над Исламским государством ещё слишком рано.

Распространение ИГ

Главной ареной действий Исламского государства является территория Ирака и Сирии. Но организация распространила свое влияние и на другие страны. ИГИЛ непосредственно контролирует некоторые территории в Ливии и Ливане. Кроме того, в последнее время группировка начала активно действовать в Афганистане, вербуя в свои ряды бывших сторонников «Талибана». Лидеры нигерийской террористической группировки исламистского толка «Боко харам» дали присягу на верность халифу Исламского государства, а территории, которые контролирует данная организация, стали именоваться провинцией ИГ. Кроме того, ИГ имеет свои филиалы в Египте, Филиппинах, Йемене и во многих других государственных образованиях.

страны игил

Лидеры исламского государства претендуют на контроль над всеми территориями, входившими в свое время в состав Арабского халифата и Османской империи, наследниками которых себя считают.

Организационная структура Исламского государства

Исламское государство по форме правления можно назвать теократической монархией. Халиф является главой государства. Орган, который имеет совещательную функцию, называется Шура. Аналогами министерств являются Совет разведки, военный и правовой совет, служба здравоохранения и т. д. Организация состоит из множества ячеек во многих странах мира, имеющих довольно сильную автономию в управлении.

Территория, на которую претендует ИГ, делится на 37 вилайятов (административных единиц).

Перспективы

Исламское государство является сравнительно молодой террористической организацией, которая распространяется по Земле с очень высокой скоростью. Она претендует на главенство не только в Ближневосточном регионе, но и во всем мусульманском мире. В её ряды вливается все большее число радикально настроенных людей. Методы ведения борьбы ИГ чрезвычайно жестоки.

Остановить дальнейшее продвижение этой организации могут только согласованные и своевременные действия международного сообщества.

fb.ru

Путешествие в Исламское Государство и обратно

«История невежественного путешествия» — это дневник, который вел человек, решивший сражаться на стороне «Исламского государства» (ИГ — признано террористической организацией, его деятельность в России запрещена) и лично убедившийся в лживости и порочности многих его адептов. Дневник, в котором автор рассказывает о своем неудачном опыте участия в строительстве Халифата в Сирии (до мая 2015 года), о заключении в тюрьмах в ожидании казни, о пытках и совершенно неожиданном бегстве, написан на плохом русском языке, и в неотредактированном виде его публикация невозможна. Выдержки из заметок представлены в тексте интервью. Интервью проводилось в несколько подходов и заняло продолжительное время. «Кавказский узел» подчеркивает, что данная публикация не ставит своей целью пропаганду или контрпропаганду, главное в ней — малоизвестные сведения о запрещенной в России организации и свидетельство человека, чье видение претерпевало существенные изменения.

С 21-летним Фуркатом мы условились встретиться в метро одной из европейских столиц. Я не знал ни номера его телефона, ни его имени, а лишь то, что этот человек побывал в «Исламском государстве», что он пишет на русском языке с большим количеством ошибок.

Я предполагал, что он выходец из какой-то кавказской республики, представлял взрослого парня с огромной бородой.

Парень оказался выходцем из Средней Азии, с еле заметной растительностью на лице. Ни по одному из внешних параметров он не подходил под мое представление о боевике ИГ.

В Сирию Фуркат попал из Москвы. Он оставил учебу, будучи на втором курсе вуза, принял ислам, начал практиковать намаз, искал ответы на вопросы о своей роли, месте и предназначении и нашел выход лишь в том, чтобы взять оружие в руки и «воевать против тирана и диктатора Башара Асада».

Путь в Сирию не был быстрым, несколько месяцев Фуркат пытался найти возможность уехать на фронт, даже обращался открыто в мечети к имамам и прихожанам, чтобы ему помогли достичь этой цели.

Несложно представить реакцию людей, к которым обращался Фуркат. У них не было даже и мыслей его отговаривать. Они считали, что он профессиональный провокатор, потому лишь отталкивали его от себя.

Фуркат вышел на представителей ИГ через одну из групп в соцсетях, затем приехал самостоятельно в Турцию, где его встретили прямо в аэропорту и указали маршрут до сирийской границы. Он ехал один, на перевалочных пунктах не останавливался, границу переходил буквально через поле с колючей проволокой, особых препятствий не встретил.

Дома Фуркат оставил лишь записку своим родным, в которой написал, чтобы его не искали, что все будет у него хорошо, что это его выбор. Родители и сейчас думают, что он погиб. Сообщать им о том, что он выбрался оттуда, Фуркат не спешит. Опасается, что за этим последуют репрессии и давление на них.

Фуркат вел нечто наподобие дневника о своем пребывании в Сирии, в котором подробно рассказывает об ИГ и его методах. Этот дневник ясно показывает путь рядового члена ИГ от увлечения к полному разочарованию в Халифате. Множественные факты, описанные респондентом, свидетельствуют о двойных стандартах, использовании рядовых членов общества в качестве пушечного мяса. Специально для «Кавказского узла» Арслан Коч и Григорий Козлов расспросили Фурката о сведениях, которые он упоминает в своих записках. Проверка некоторых упоминаемых фактов заняла около трех месяцев.

www.kavkaz-uzel.eu

Исламское государство / Геополитика / БрамаBY: свободная саморегулируемая политическая площадка

Отсюда

Вестники Апокалипсиса.

Исламское государство (ИГ), раскинувшееся по обе стороны сирийско-иракской границы, и вербующее сторонников по всей планете, до сих пор для внешнего мира остается во многом загадкой. «Халифат-отшельник» – так назвал его Грэм Вуд – автор одного из наиболее полных исследований идеологии и практики этого образования. Но, парадоксальным образом, именно степень его закрытости во дает возможность понять, с какой именно опасностью столкнулся мир на этот раз.
Как появилось Исламское государство?

После американской оккупации Ирака в 2003 году религиозно-политический расклад сил там изменился самым радикальным образом. Ликвидация режима суннита Саддама Хусейна, запрет и роспуск партии «Баас», иракской армии и спецслужб с последующим приходом к власти шиитского большинства обернулись тем, что миллионы граждан внезапно оказались людьми второго сорта – по религиозному, профессиональному и политическому признакам.

В Ираке началось восстание суннитов, без особого гуманизма подавленное американцами. Десятки, если не сотни тысяч суннитов прошли через американские «центры заключения» – аналог печально известных «фильтрационных лагерей» в Чечне, куда отправляли всех опасных и даже потенциально опасных людей. В одном из них – лагере «Букка» – и сложился костяк людей, в будущем составивших руководство ИГ. Как позднее признался Абу Ахмед, ныне важный человек в ИГ, никакого халифата без этого лагеря никогда бы не было – только там все видные джихадисты получили возможность спокойно собираться вместе и обсуждать планы на будущее.

Хотя в лагере было много авторитетных на тот момент лидеров боевиков, особое место – даже с точки зрения тюремной администрации – там занимал относительно молодой (еще не было сорока) спокойный, уверенный в себе человек по имени Ибрагим ибн Аввад аль-Бадри аль-Самаррий. Он обладал степенью богословия Исламского университета Багдада, принадлежал к аравийскому племени курейшитов и вел свою родословную непосредственно от пророка Мухаммада. Все это давало ему необходимый авторитет, чтобы разрешить любой конфликт между узниками, чем вскоре начали пользоваться американцы: они просили курейшита уладить потенциально опасные споры не только в «Букке», но и в других лагерях, куда его для этого специально возили.

Со временем американцы стали воспринимать его как своего союзника, а не как потенциальную угрозу, и в 2004 году отпустили. Тогда они и заподозрить не могли, что через десять лет этот человек провозгласит халифат, примет титул «Имама правоверных» и станет халифом Ибрагимом, реализовав заветную мечту Усамы бин Ладена. Сейчас в западной прессе лидер ИГ чаще фигурирует под своим боевым позывным – Абу Бакр аль-Багдади. Но для местных жителей и многих мусульман по всему миру это имя уже забыто. Он – халиф.

После освобождения из лагеря, где родилась и приобрела множество сторонников идея восстановления халифата, тогда еще Абу Бакр присоединился к местной «Аль-Каиде», с 2006 года действовавшей под брендом «Исламское государство Ирака» пережил несколько ее лидеров, уничтоженных американцами, и в мае 2010 года сам стал ее руководителем.
Крайне важный момент: с 2008 года до примерно 2012 между руководством исламистов, представителями запрещенных баасистов, а также распущенной армии и спецслужб шли интенсивные переговоры о сотрудничестве. Как правило, они проходили в Сирии. Результатом стало фактическое вливание партийных лидеров и иракских офицеров в ряды исламистов. Новые кадры привнесли в аморфную, сетевую группировку командную структуру, организационную дисциплину, опыт ведения боевых действий и разведывательных операций. Зародыш будущего государства был сформирован именно тогда.

С развитием сирийского восстания 2011 года в полноценную гражданскую войну люди Абу Бакра все активнее принимали в ней участие. В 2013 году было принято решение о полноценном входе в этот конфликт и переименовании группы в «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Это, правда, породило несколько неожиданные проблемы. Сирийское отделение «Аль-Каиды» – «Фронт аль-Нусра» – отнеслось к чужакам из Ирака с большой ревностью и подозрением. Между ними начались конфликты, перераставшие вооруженные столкновения, из-за чего в 2014 году лидер «Аль-Каиды» Айман аль-Завахири объявил ИГИЛ отлученным от своей организации. Характерно, что в числе обоснований такого шага была «излишняя жестокость» иракских боевиков в отношении сирийского населения. Уже тогда они получили известность, регулярно избивая плетьми, отрубая руки, ноги и головы сирийцам, привыкшим к авторитарному, но все-таки светскому режиму, а потому незнакомым с суровыми шариатскими порядками, насаждавшимися ИГИЛом.

Несмотря на отказ в поддержке со стороны «Аль-Каиды», подчиненные Абу Бакра сумели быстро установить контроль над нефтеносными регионами восточной Сирии, почти всем севером страны, а также захватить полумиллионный город Ракка, расположенный в центре страны. Этот город стал фактической столицей ИГИЛа. И именно там они подготовили силы для триумфального возвращения в Ирак.

В начале лета 2014 года ИГИЛ провел молниеносную операцию по захвату северных районов Ирака и главного города региона – Мосула. Иракская армия, не обладая серьезной мотивацией, просто разбежалась. В руки боевиков попало огромное количество оружия, включая американское, и денег из местных банков. В праздник Рамадан, 29 июня Абу Бакр аль-Багдади, облаченный во все черное, появился перед своими сторонниками в мечети Ракки, где провозгласил себя «Имамом правоверных», наместником пророка Мухаммада на земле – халифом Ибрагимом, а подконтрольные земли (площадью с Великобританию и населением около восьми миллионов человек) – халифатом, тут же превратившимся в центр притяжения для всех исламистов мира.

Чего добивается Исламское государство?

В общественном мнении бытует два основных представления об ИГ. Первое – это нечто вроде «ближневосточной ДНР», непризнанное квазигосударственное образование, сепаратистский регион, стремящийся к отделению и легализации в глазах мирового сообщества. Второе – это крайне успешная террористическая группировка, эдакая или «Аль-Каида» на стероидах, планирующая новые теракты и нападения в Европе и США.

Строго говоря, ни то, ни другое действительности не соответствует. Исламское государство – это совершенно новое для современной политической истории образование. Оно не стремится к международному признанию, славе, интеллектуальным победам, экономическому росту, освобождению и процветанию народов, или даже захвату каких-то определенных территорий. Его цель совсем иная: максимальное расширение, Последняя Битва и Судный день. Со стратегической точки зрения, у ИГ исключительно религиозно-идеологическая повестка, она не предполагает каких-либо достижений в мирской, «обычной» жизни. Вся деятельность исламистов подчинена приближению и подготовке к Апокалипсису.

Они признают, что будущее известно только Всевышнему, но уверены, что в Коране и деяниях пророка Мухаммада (хадисах) содержатся многочисленные пророчества, указывающие на скорое наступление конца времен. Воссоздание Халифата – одно из них. В отличие от Бин Ладена, для которого Апокалипсис был довольно отдаленной во времени перспективной, ИГ долго ждать не собирается.

По их представлениям, до наступления конца времен должны смениться 12 праведных халифов. (Ибрагим – восьмой). После этого произойдет битва правоверных против «Рима» у городка Дабик в северной Сирии. Мусульмане победят, «Рим» будет повержен, однако вскоре после этого с востока придет Даджаль – лжемессия, который будет творить чудеса, оживлять мертвых, установит свою власть над всем миром, кроме Мекки, Медины и Иерусалима. Халифат будет сокрушен, в живых останется лишь пять тысяч правоверных, которые будут держать оборону Иерусалима. Когда ситуация будет совсем отчаянной, в Иерусалиме случится второе пришествия пророка Исы (Иисуса Христа), который сумеет переломить ход сражения и пронзит Даджаля копьем. После этого, собственно, наступит Судный день, когда правоверные мусульмане отправятся в рай, а все прочие – в ад.

Тут стоит отметить, что Дабик – реальный город, он существует не только в средневековых сказаниях, но и сейчас. В прошлом году ИГ ценой невероятных усилий захватил этот населенный пункт, окруженный сельскохозяйственными угодьями. В «столице» халифата – Ракке – издается журнал «Дабик», в котором подробно описываются как текущие события, так и будущее Исламского государства и всей планеты. При этом у исламистов идет некое подобие дискуссии насчет того, что надо считать «Римом» из пророчества. Одни полагают, что речь идет о Стамбуле, который во времена пророка Мухаммада был Константинополем – центром Восточной Римской империи. Сторонники этой идеи считают, что битва у Дабика будет сражением против турецкой армии. Другие считают, что под «Римом» стоит понимать Запад вообще и США в частности. В любом случае, появление турецких и/или американских солдат у Дабика в ИГ вызвало бы настоящий праздник.

Для человека, выросшего в европейской традиции, это может звучать странновато, но ортодоксальные мусульмане действительно верят во все это. Строго говоря, человек, не верящий в то, что написано в хадисах, и в Судный день, не может называться мусульманином в полной мере. В этой картине мира появление настоящего халифа – дееспособного мужчины из потомков Пророка, обладающего религиозным авторитетом и политической властью над определенной территорией, – это прямое и непосредственное подтверждение начала описанных в хадисах апокалиптических событий.

Более того, согласно Корану, халифат является единственно законным государственным устройством на планете. Именно поэтому ИГ совершенно не интересует отношение к нему со стороны других стран: он их просто не признает. Ни в каких переговорах он участия не принимает, дипломатических отношений не устанавливает и в международные организации не стремится. Все это было бы грехом и отступлением от Корана. Строго говоря, если бы Ибрагим попросился, например, в ООН, то его соратники должны были бы его обезглавить и назначить нового халифа. То же касается и индивидуальных людей. Участие в выборах или даже обладание паспортом другого государства – под строгим запретом. Вообще, по нормам шариата, после появления халифа все мусульмане мира обязаны переехать на подконтрольную ему территорию и дать ему присягу верности. Таким образом они выполнят необходимое условия попадания в рай: признают исключительности власти Всевышнего, отрекшись от преклонения перед земными царями.
Халиф в этой системе отношений обладает почти неограниченной властью, однако у него есть ряд обязательств. Он должен неукоснительно следовать всем предписаниям Корана и хадисов, в числе которых – постоянные усилия по расширению «Дар аль-Ислам» (подконтрольной халифату территории) – тот самый джихад. Он просто не имеет права остановиться и сказать что-то вроде «Ну вот теперь достаточно». Такое заявление стало бы основанием для немедленного его отстранения от власти.

Таким образом ИГ, объявив себя халифатом, стремится к беспрестанному расширению за счет стран и территорий, в которых правят иные режимы. Остановка этого расширения была бы прекращением основной функции халифата, его фактической смертью. Целью его деятельности является приближение Апокалипсиса всеми возможными способами.

Как функционирует Исламское государство?

Как и любому другому государству, халифату необходим аппарат для управления подконтрольными территориями и вооруженными силами. Бюрократическая и военная структура Исламского государства строго соответствует содержащимся в Коране требованиям, прямо копируя систему власти, существовавшую при пророке Мухаммаде и его первых последователях (халифах). Безусловная и абсолютная власть в ИГ принадлежит халифу Ибрагиму. Он, как наместник Пророка на земле, может единолично принимать любые решения, однако зачастую консультируется с Шурой – советом из 9-11 человек с правом совещательного голоса, им же и назначенным.

Второй человек в ИГ – Абу Муслим аль-Туркемани. Бывший офицер иракской военной разведки является заместителем Ибрагима. Его основная задача – надзор над иракскими провинциями ИГ, оперативное управление ими. Его сирийский аналог (тоже заместитель халифа) – Абу али Аль-Анбари. Несмотря на схожесть функций, Туркемани все же считается выше его по влиянию в ИГ.

Важнейшую функцию военного планирования и управления боевыми операциями «в поле» играет Военный совет – аналог Генерального штаба ИГ. Фактически его возглавляет Абу Ахмад аль-Алавани, хотя формально его руководителем считается непосредственно халиф. Всех членов этого совета (как и всех прочих) также лично назначает Ибрагим.
Функции надзора за соблюдением норм шариата, исламской морали и благочестия исполняет Юридический совет под руководством Абу Мухаммада аль-Ани. В обязанности этого органа также входит распространение пропаганды ИГ и вербовка новых рекрутов в его ряды за границей.

Существует также Совет обороны, безопасности и разведки под руководством бывшего генерал-майора иракской разведки Абу Бакр аль-Анбари. Эта структура фактически руководит спецслужбами ИГ, занимается разведкой и контрразведкой. Кроме того, ее подчиненные работают «исполнителями наказаний», то есть палачами. Еще одна важная функция этого совета – забота о личной безопасности халифа и его ближайших соратников.

Как и в любом тоталитарном государстве, в ИГ есть свой аналог министерства пропаганды – Исламское управление общественной информации. Оно отвечает за разработку и изготовление агитационных видеороликов и фильмов для интернета, донесение до населения важных решений ИГ, контрпропаганду и работу с молодежью.

Помимо политической структуры управления в ИГ существует и хозяйственная, занимающаяся повседневными вопросами, вроде сбора налогов, поддержания общественного порядка, образования и медицины. Это «правительство» довольно компактное – всего семь человек. Из них только трое заняты сугубо гражданскими вопросами, еще четверо так или иначе занимаются смежными с войной вопросами – охраной важных объектов, мобилизацией призывников, тюрьмами и тому подобным.

Средний уровень государственной структуры ИГ представлен губернаторами провинций – по двенадцать в Сирии и Ираке. Эти губернаторы назначают руководителей городов, поселков и мелких общин.

По данным из различных источников, эта структура управления не является строго зафиксированной, она может меняться в зависимости от текущих потребностей. При этом бюрократии в государстве, ориентированном на скорый приход Апокалипсиса, по современным стандартам, совсем немного.

Стоит отметить, что на занятых территориях ИГ не предоставляет людей самим себе, а вводит систему управления, обеспечивающую базовые потребности людей. В больших городах функционируют городские службы: мусор убирают и вывозят, водопроводы и канализационные системы работают, перебоев с электричеством нет, сотовая связь не выключена, в магазины и лавки стабильно поступают продукты и товары. В населенных пунктах поменьше ситуация хуже, но все же терпима.

Работает система социального обеспечения малоимущих, характерная для многих исламистских режимов: беднякам бесплатно раздают хлеб и другие базовые продукты. Декларируется цель обеспечить всех подданных жильем, хотя в нынешних условиях она и труднодостижима.

Медицинское обеспечение – всеобщее и бесплатное. Врачи не имеют права отказывать пациентам в помощи. Качество ее, конечно, спорное, но массовых эпидемий на территориях ИГ нет.

Безопасность на улицах городов поддерживается почти идеально. Драконовские наказания за любой проступок загнали уличную преступность в глубокое подполье. Тем не менее, на площадях городов и регулярно отрубают руки, ноги и головы людям, уличенным в несоблюдении норм шариата. Штрафы заменены публичными порками. Есть и свои особенности: наиболее суровые наказания выписывают даже не уголовникам, а тем, кого уличат в отступлении от строгих норм исламской морали. Женщин, заподозренных в супружеской неверности, например, побивают камнями.
При этом совершенно открыто работают невольничьи рынки, на которых самый ходовой товар – девочки-подростки, которых приобретают в качестве наложниц. Поскольку рабы были и у самого пророка Мухаммада, то в этой практике ИГ не видит ничего предосудительного. Многоженство, естественно, разрешено.

Система образования в ИГ тоже не без своих особенностей. В школах настрого запрещено преподавание психологии, социологии, искусств, музыки, истории, философии. Запрещены школьные занятия физкультурой. Преподавание остальных предметов подвергнуто тщательной цензуре. Так, например, преподавателям биологии запрещено даже упоминать о теории эволюции. Религиозное образование строго отделено от светского. Оно разрешено только в специальных медресе, жестко контролируемых идеологами ИГ.

В целом, большинство наблюдателей сейчас сходятся во мнении, что по своей внутренней структуре халифат – это, скорее, государство, обладающее внутренней стабильностью и логикой, нежели просто захватившая власть группа фанатиков.

Как финансируется Исламское государство?

Поскольку все это великолепие (не говоря уже об армии) необходимо оплачивать, в ИГ довольно быстро появилась собственная система налогов и сборов. Начинали боевики, как и многие другие исламистские группировки по всему миру, с обычных для них методов финансирования – рэкета, контрабанды, получения выкупов за заложников, грабежей и экспроприаций. Кроме того, существенную помощь им оказывали «благотворительные» фонды из богатых стран Персидского залива, собирающие огромные средства «на джихад» по всему миру.

Однако с трансформацией в некое подобие государства у ИГ появилась необходимость в стабильном внутреннем финансировании, не зависящем от разовых набегов или грабежей. Какими бы идеологически подкованными и религиозно мотивированными ни были подданные халифа, кушать им все равно хочется. Без работающей экономики даже наместнику Пророка на земле трудно добиться успеха.

И, надо сказать, в этом вопросе ИГ сопутствовал успех. Их экономическую политику в некотором смысле можно назвать ультралиберальной. Практически полное отсутствие коррупции, проверок, бюрократических формальностей, внутренняя безопасность и щадящая налоговая система весьма благотворно отразились на развитии бизнеса.

Для открытия лавки или мастерской не требуется никаких разрешений, регистраций или взносов. Бизнесмен обязан лишь платить довольно скромный налог, который варьируется от местности к местности. Так, в сирийской Ракке он фиксированный и составляет 10 долларов в месяц с лавки. В Мосуле – 2,5 процента в год от прибыли. Поскольку за уклонение от налогов в ИГ можно в буквальном смысле лишиться головы, а сами отчисления не слишком обременительны, все платят исправно.

В халифате есть и таможенные сборы: с каждого грузовика, пересекающего границу, взымается либо 10 процентов стоимости перевозимого товара, либо фиксированный платеж – 800 долларов. Вместе с этим работают государственные предприятия – нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие. Практически вся их продукция идет на экспорт в Турцию. Теоретически, это нелегально, но Анкара закрывает глаза на эту контрабанду, за счет которой живут и многие турки. На нефти ИГ зарабатывает примерно миллион долларов в день.

Помимо этого, введен специальный налог на проживающих в ИГ христиан – джизья. Христиане, уплачивающие этот налог, получают возможность жить в относительной безопасности. При этом, они, разумеется, все равно являются гражданами «второго сорта» и поражены во многих правах.

В прошлом году при захвате обширных областей на севере Ирака в руках исламистов оказались и все местные банки, включая отделение Центробанка Ирака в Мосуле. Благодаря этому всего за несколько дней ИГ обогатился на два миллиарда долларов.

По оценкам специалистов, финансовые дела халифата сейчас идут лучше, чем у многих небогатых стран, хотя реальных цифр и показателей никто, конечно, точно не знает. Тем не менее, нехватка экономических знаний все же постоянно дает о себе знать: система работает нестабильно, периодически из продажи пропадают те или иные товары, цены постоянно растут, да и никаких инвестиций в государство, воюющее со всем миром и бодро идущее навстречу Армагеддону, никто делать не будет.

Тем не менее, в структуре управления ИГ действует своего рода «министерство финансов», которое усердно пытается навести какой-никакой порядок в нынешней хаотичной структуре. Это довольно непросто, поскольку в ИГ, несмотря на декларируемое единство территории, действуют две валюты – иракский динар и сирийский фунт. Кроме того, наиболее охотно торговцы по обе стороны границы принимают к оплате доллары. На этом фоне финансисты ИГ уже заявили о планах ввести в обращение собственную валюту – золотой динар. Однако пока денежная реформа остается лишь в планах.

Однако действовать финансистам ИГ надо очень быстро: в условиях нарастающего военного давления со стороны США, иракской армии, курдов и сирийского правительства потребности халифата в деньгах будут только расти.

Как воюет Исламское государство?

Точное число боевиков ИГ не известно, наверное, даже его лидерам: очень высока «текучка кадров». С одной стороны, вследствие постоянных боевых действий и бомбардировок с воздуха довольно высоки потери. С другой, идет постоянный набор в войска местных жителей, а прекрасно отлаженная агитационная машина обеспечивает постоянный приток свежих кадров из-за границы.

Чемпионом тут считается Саудовская Аравия (семь тысяч бойцов), за ней – сравнительно небольшой Тунис, откуда в ИГ прибыли до пяти тысяч добровольцев, за ним следуют страны Северной Африки, государства ЕС (в первую очередь, Франция, Германия и Великобритания), Россия, США и даже Австралия. По сути дела, ИГ – настоящий террористический интернационал, в его рядах сражаются люди со всего мира. Приезжие составляют значительную часть (до трети) от общего количества боевиков. При этом данные о численности армии ИГ разнятся от 20 до 200 тысяч человек. Впрочем, звучат и более точные цифры – 32-57 тысяч человек.

Как правило, это высоко мотивированные, хорошо подготовленные бойцы, морально готовые не только убивать, но и умереть за идею. По многочисленным свидетельствам, воюют они с отчаянной храбростью, проявляя при это максимальную жестокость. Пленных берут редко, предпочитая расстреливать или обезглавливать их. Согласно принятой в ИГ концепции, мусульмане, которые воюют против него, намного хуже простых неверных, поскольку являются отступниками от истинной веры. А вероотступничество в ИГ карается только смертью, никаких других санкций не предусмотрено.

Во время боевых действий подразделения ИГ широко применяют смертников. В структуре управления войсками есть даже специальный отдел, координирующий именно это направление. Как правило, штурм какого-либо объекта начинается с подрыва его стен или укреплений при помощи наполненного тротилом грузовика, за рулем которого находится смертник. Недостатка в добровольцах на подобные задания ИГ не испытывает, поскольку такая смерть считается весьма почетной и гарантирующей место в раю.

Впрочем, обычные вооружения боевики используют не менее активно. После бегства армии с севера Ирака в руках ИГ оказались запасы оружия трех дивизий, включая бронетехнику, РСЗО и гаубицы, а также многочисленные военные склады и хранилища боеприпасов. При этом среди захваченного оружия оказалась относительно современная американская техника (бронетранспортеры, гранатометы, стрелковое оружие и артиллерийские системы), ранее поставленные Вашингтоном иракским властям.

Все это оказалось как нельзя кстати во время прошлогоднего наступления ИГ, когда его подразделения вплотную подошли к Багдаду. Поскольку подразделения ИГ мутировали из разрозненных группировок в хорошо организованную силу, командуют ими уже не бородатые бывшие торговцы, а отставные генералы иракской армии, которые знают, как организовать снабжение, развертывание и применение больших соединений.

При этом главной силой ИГ, конечно, остаются местные – иракские и сирийские – боевики, многим из которых нет и 20 лет. Мальчиков там учат обращению с оружием с младшего школьного возраста. В сочетании с мощнейшей идеологической обработкой, к 15-16 годам ребенок становится фанатично преданным своему делу боевиком, способным умерщвлять людей самыми разными способами. Собственную смерть на поле боя они воспринимают как лучшее завершение земного пути, поэтому нехватки рекрутов из числа местного населения ИГ не испытывает.

Помимо райских благ, обещанных бойцам ИГ в загробной жизни, кое-какие привилегии у них есть и на земле. Они получают зарплату – 350-500 долларов в месяц, а также участвуют в разделе военной добычи. Это включает женщин и детей врага, которых они могут сделать своими рабами или продать на рынке.

Существенной частью тактики ИГ является запугивание врага. Массовые казни пленных, публичное отрубание голов «неверным» и «отступникам», разорение их городов, деревень, угон в рабство женщин и детей – все это важная часть стратегии ИГ. Как ни странно, идеологи исламистов объясняют все эти преступления гуманистическими соображениями. Логика тут такая: «Запуганного врага можно будет победить быстро и малой кровью, что, в свою очередь, поможет быстрее завершить войну».

Именно поэтому пленных не просто тихо расстреливают, а делают из этого настоящие шоу: то привлекают для казни ребенка, то заживо сжигают пленника, то распинают его. Кстати, эта методика сейчас уже начинает давать эффект, обратный желаемому. Так, например, солдаты сирийской правительственной армии теперь и не задумываются о белом флаге, сражаясь до последнего патрона. Они прекрасно понимают, что в плену у боевиков ИГ их ничего хорошего не ждет.

Еще один момент, мешающий военным успехам халифата – это его полная подчиненность идеологическим установкам. Битва за упомянутый выше Дабик стоила ему жизней сотен бойцов, хотя никакой стратегической ценности этот населенный пункт не представляет. Примерно то же относится к наступлению на курдов в горах на севере Ирака. В своем стремлении «наказать неверных» исламисты добились только одного – курдам начали поставлять оружие европейские страны, а ИГ получил очень серьезного и опасного противника.

Из-за средневековой идеологии, которая объявляет весь мир за пределами ИГ врагом, у боевиков возникают и другие военные проблемы. Саудовская Аравия, которая ранее благосклонно смотрела на ИГ, как противовес шиитам внутри Ирака и Сирии, сейчас запретила своим гражданам воевать на его стороне, а «благотворительным» фондам – финансировать халифат. Эр-Рияд справедливо полагает, что ИГ является его прямым конкурентом на площадке «чистого ислама», причем конкурентом опасным – рано или поздно идеология исламистов заставит их предпринять поход на Мекку и Медину: без обладания главными святынями ислама религиозно ориентированный халифат выглядит каким-то неполным.

Кто противостоит Исламскому государству?

По большому счету, во врагах у ИГ – весь мир. Все, что находится за пределами халифата, по его законам называется «дар аль-харб», то есть «территория войны», которую надо превратить в «дар аль-ислам», то есть «территорию ислама». Никакие государственные границы, политические режимы и религиозные различия от принятой в ИГ версии ислама не признаются. С точки зрения ИГ, все это подлежит ликвидации.

Никакой проблемы в неравном раскладе сил руководство ИГ не видит, искренне полагая, что на его стороне решающий фактор – благосклонность Всевышнего. Аналогичных взглядов придерживаются и те люди, кто отправляется на войну в Сирию и Ирак. В их представлениях о мире, поражение в этой войне невозможно даже теоретически. Собственно, в этой убежденности значительная доля успеха ИГ.

Первыми непосредственными противниками халифата стали шиитский режим в Ираке и алавитский в Сирии. Их ликвидация – первая из ближайших стратегических задач исламистов. При этом Сирии уделяется даже большее внимание, поскольку эта страна ослаблена и обескровлена четырехлетней гражданской войной, заступиться за режим Башара Асада военными средствами некому (кроме, пожалуй, ливанской «Хизбаллы»), а войска халифата стоят уже в пригороде Дамаска – лагере палестинских беженцев «Ярмук».
В случае успеха на сирийском направлении вполне возможна попытка штурма Багдада, а также повторение атаки против неуступчивых курдов, которые раз за разом наносят ИГ военные поражения.

Однако долгосрочная стратегия ИГ может быть поставлена под вопрос, поскольку против исламистов, несущих прямую угрозу мировому порядку, ополчились не только их соседи, но и практически все страны мира. Позиции халифата бомбят и американцы, и саудиты, и иранцы, которые формально на ножах с Эр-Риядом и Вашингтоном. Россия поставляет оружие правительству Ирака и Сирии, а Израиль называет ИГ угрозой всему региону. Даже небольшая Иордания в отместку за убийство своего летчика присоединилась к воздушной войне против исламистов.

Но столь мощный международный фронт противников ИГ не привел к снижению его популярности в мире. Свою присягу на верность халифу Ибрагиму приносят все новые и новые исламистские группировки по всему миру. Франшиза ИГ распространилась по всей мусульманской части Африки – от Нигерии и Туниса до Сомали и Египта. Черные флаги халифата подняли боевики в охваченном гражданской войной Йемене и даже в Афганистане, где действуют свои сторонники «чистого ислама» — движение «Талибан».

В этих условиях у мира не так много возможностей успешно противостоять расширению ИГ и распространению его идей. Впрочем, они все равно имеются. Одной из них может стать использование идеологических догматов халифата против него самого. Речь, в частности, идет о том, что халифат, чтобы оставаться легитимным в глазах своих сторонников, должен постоянно расширяться. В принципе, мир обладает военными возможностями для того, чтобы не допустить этого. Например, иракская армия неделю назад при поддержке американской авиации отбила у ИГ город Тикрит. До этого курды не позволили исламистам взять город Кобани, расположенный в Сирии у границы с Турцией.

Если ИГ будет оставаться в ныне существующих границах или сокращаться, это станет сигналом для верующих в него людей: что-то пошло не так, халифат ненастоящий! Главная сила ИГ – это вера простых людей по всему миру в его божественное, если угодно, происхождение. Факты, позволяющие подорвать эту веру, сделают больше, чем несколько дивизий на линии фронта. При этом странам Запада крайне нежелательно отправлять на борьбу с ИГ свои наземные войска. Дело в том, что это способно возобновить разговоры о «пророчествах», «Риме» и «последней битве», придав халифату дополнительную легитимность в глазах его последователей – как действующих, так и потенциальных.

И.Я.

bramaby.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о