Рабочие места: Федор Овчинников, тот самый «ботаник» который сделал бизнес

Книга «И ботаники делают бизнес», сеть пиццерий «Додо пицца»,  блог «Сила ума» и один человек, который все это объединяет. Федор Овчинников. Человек, в котором живет незаурядный интеллект, завидное упорство и непоколебимая вера в возможности. Одним словом — предприниматель с самой лучшей точки зрения. Мне очень нравится вступительный абзац о книге в блоге Федора:

«Эта книга об одном предпринимателе из совсем обычного маленького города. Это очень правдивая и документальная книга о бизнесе. Это книга о мечте, развитии, удачах, победах, ошибках и разочарованиях. Евгений Чичваркин назвал её «одной из лучших книг о предпринимательстве». Так получилось, что эта книга обо мне.»

Чем вы занимаетесь?

Я основатель, со-владелец и директор сети пиццерий Додо Пицца» и популярного блога «Сила ума». «Додо Пицца» — это не просто сеть пиццерий. Мы создаем собственную «облачную» информационную систему для управления нашими специфическими бизнес-процессами. С помощью новых технологий я намерен совершить маленькую революцию в общественном питании. Цель — создать «умную пиццерию», а затем тиражировать эту модель. Сегодня группа «Додо Пицца» состоит из трех компаний. Первая компания производит пиццу. Это наша розничная сеть. Здесь мы тестируем технологии, рецепты, бизнес-процессы, маркетинговые решения. Вторая компания запускает и поддерживает партнерские пиццерии. Это наша франчайзинговая компания. Третья компания разрабатывает информационную систему Dodo IS. «Додо Пиццу» можно смело назвать IT-компанией. Наша модель чем-то напоминает Apple. Также как Apple продает свою операционную систему только вместе со своим “железом”, так и мы продаем свой софт только вместе с бизнесом в виде франшизы. Мы хотим создать максимально эффективную систему, где софт и бизнес были бы максимально интегрированы. Наш бизнес получил российскую известность во многом благодаря открытости. С 2006 года я веду блог, в котором рассказываю обо всем, что происходит в моем бизнесе, включая выручку, расходы и нашу прибыль. Наш подход: мы ничего не скрываем от наших Клиентов. Так, например, на кухнях наших пиццерий висят веб-камеры, которые в прямом эфире транслируют как готовится пицца. В данный момент 9 пиццерий «Додо Пицца» работают в 7 городах — Сыктывкар, Самара, Челябинск, Смоленск, Белгород, Ухта, Сарапул. В ближайшие месяцы откроются пиццерии в Башкирии, Таганроге и подмосковном Долгопрудном.

Как выглядит ваше рабочее место?

Мое рабочее место — там, где мой ноутбук. Весь мой офис помещается в рюкзак и весит один килограмм. У меня нет своего рабочего стола. Я совершенно мобилен и давно избавился от бумаг. Я не храню визитки, буклеты, бумажные документы. Если мне интересен контакт, я переношу его в электронный вид и визитка отправляется в мусорку. Документы, на которых необходима моя подпись, приносят ответственные сотрудники. У меня ничего не остается в бумажном виде. Счета на оплату утверждаю в электронном виде.

Мое рабочее место. Непостановочная фотография. iPad Mini + MacBook Air 11", блокнот нелинованный, ручка гелевая черная.Мое рабочее место. Непостановочная фотография. iPad Mini + MacBook Air 11″, блокнот нелинованный, ручка гелевая черная.

Компания быстро развивается. Часто бывают периоды, когда у меня нет закрепленного за мной рабочего места. Я работаю в комнате для переговоров, в кафе или на любом свободном месте. Однако для моей работы важно иметь место, где можно было бы поговорить с человеком тет-а-тет или сконцентрироваться. Например, сейчас у меня есть условно мой кабинет. Однако когда меня нет в офисе, его может занять любой сотрудник. В этом кабинете просто два стола, маркерная доска и стулья. Если «мой кабинет» и переговорная заняты, я назначаю встречи в кафе. Прямо под нашим главным офисом в Сыктывкаре находится пиццерия. Это очень удобно. В любое время можно провести планерку на мягких диванах, попивая вкусный кофе. Иногда я провожу рабочие встречи в неожиданных местах. Мы можем прогуляться по лесу или даже съездить на пляж.

Планерка в пиццерии.Планерка в пиццерииПланерка с директором по маркетингу на берегу реки СысолаПланерка с директором по маркетингу на берегу реки Сысола

Я не сразу привык так работать. Долго вырабатывал этот навык. Я хотел научиться работать независимо от обстоятельств: в аэропорту, в гостинце, дома. Этот навык позволяет быть мобильным. Я понимаю, что такой стиль работы подходит далеко не всем сотрудникам нашей компании, поэтому стараюсь создать комфортные рабочие постоянные места для коллег.

Офис проектировки Dodo IS в СыктывкареОфис проектировки Dodo IS в СыктывкареЦентральный офис над нашей первой пиццерией в СыктывкареЦентральный офис над нашей первой пиццерией в Сыктывкаре

Что касается рабочего стола. Люблю пустой рабочий стол. Ничего не должно отвлекать. На моем рабочем столе — ноутбук, блокнот, ручка, листки бумаги для рисунков, вода, пару яблок.

Оффлайновые офисные программы в нашей компании под запретом. Все документы создаются в Google Docs, кроме сложных таблиц

Я использую MacBook Air 11″ и очень доволен этим компьютером. Для меня важны скорость, время работы батареи и главное небольшой вес. Даже ограниченное дисковое пространство я рассматриваю как плюс, так как это заставляет меня удалять все лишнее и ненужное, а также использовать «облачные» хранилища. Производительности мне также хватает, так как, фактически, я использую компьютер только для работы с электронной почтой, документами и несложными таблицами. Не использую мышь — она занимает место в сумке и на столе. Мне хватает трекпада. Также я пользуюсь iPad Mini, iPhone 4 и iPod Nano. На iPad Mini я проверяю почту, работаю с календарем, читаю книги и журналы. C iPod Nano бегаю.

Один из моих ключевых принципов в работе: главное не то, что делаешь, а то, что ты не делаешь.

Каким ПО и инструментами используетесь?

Я активный пользователь и даже фанат сервисов Google. Моя жена создает в нашем общем календаре Google события, например, взять справку для ребенка. Я работаю с Gmail для домена silа-uma.ru с 2007 года. В компании «Додо Пицца» мы используем службы Google для домена dodopizza.com. У нас платный корпоративный аккаунт и на данный момент 72 пользователя. Оффлайновые офисные программы в нашей компании под запретом. Все документы создаются в Google Docs, кроме сложных таблиц. В компании утверждена система папок в Google Disk. У каждого сотрудника есть своя папка, доступная администратору домена. Есть общие папки для рабочих документов. Благодаря такой системе мы не теряемся в документах, версиях, а все, что создается остается внутри компании. Мы активно используем Google Calendar для планирования встреч и планерок. У нас есть общие таблицы в Google Docs для планирования платежей, ведения проектов. Вот, пример такого файла — это продажи нашей собственной розничной сети. Данные в эту таблицу вносятся еженедельно. Это реальный файл и реальные данные. Любой может посмотреть наши продажи. Это, кстати, пример нашей политики открытости. Для организации корпоративной Базы знаний мы используем сегодня Google Sites, для быстрой переписки мессенджер Google Talk. Сотрудники нашей компании находятся в разных офисах и городах — в Сыктывкаре, Москве, Коломне, Минске, Уфе. Для рабочих встреч используем аналог Skype — Google Hangouts. Наши партнеры-франчайзи также работают в нашем домене dodopizza.com со службами Google. Для каждого франчайзи, на каждую пиццерию, мы выделяем по три бесплатных аккаунта @dodopizza.com. С помощью корпоративных аккаунтов франчайзи получают доступ в Базу знаний и к документам. Возможность распределять пользователей по группам позволяет эффективно управлять доступом к различным документам. В целом семья сервисов Google предоставляет огромные возможности, при этом все просто, доступно и недорого. Также в своей работе я использую Dropbox, SlideShare. На своих мобильных устройствах — приложения сервисов Google: почта, календарь, документы, Google Tasks. Очень люблю фотохостинг Flickr, онлайн-сервис для создания ментальных карт, схем, бизнес-процессов LucidChart. В управлении разработкой Dodo IS мы долго использовали Basecamp от 37signals, но буквально два месяца назад перешли на более специализированный сервис OnTime, специально созданный для управления разработки программного обеспечения по методологии Scrum.

В идеале у меня в Gmail не должно быть непрочитанных сообщений. «Непрочитанное» означает, что я не ответил на письмо, не выполнил задачу.

Почту я проверяю как по мере поступления, так и отвожу в течение дня время для того, чтобы отреагировать на письма, требующие вдумчивого ответа. Самое главное для меня — не накапливать почту. Ко мне поступает достаточно большой поток входящих сообщений. Если я «запущу» почту, это станет серьезной проблемой и потребуется много времени, чтобы ее разгрести. Так, например, в июле ко мне поступило 2297 писем от 304 человек, а я отправил 840 e-mail’ов для 139 человек.

Статистика работы с почтойСтатистика работы с почтой

В идеале у меня в Gmail не должно быть непрочитанных сообщений. «Непрочитанное» означает, что я не ответил на письмо, не выполнил задачу. Я могу прочитать сообщение, но если я не готов на него ответить, я отмечаю его как «непрочитанное». Это означает, что я вернусь к этому сообщению. Gmail во многом заменяет нам task-менеджер. У меня был большой опыт использования различных сервисов для управления задачами — Мегаплан, Basecamp. В итоге я остановился на почте, как на самом гибком и универсальном инструменте. В нашей компании есть официальный стандарт работы с корпоративной почтой. Например, максимальный срок реакции на письмо — 2 рабочих дня. Нельзя писать сообщение в теме письма, а «тело» оставлять пустым. Надо обращаться по имени, с большой буквы и писать без ошибок 😉 Вот так выглядит мой рабочий стол.

Рабочий стол на Macbook AirРабочий стол на Macbook Air

На бумаге я люблю рисовать. Пробовал рисовать на iPad с помощью стилуса Bamboo Wacom, но возможностей там гораздо меньше. Мне важно, чтобы бумага была приятной и ручка была капиллярная с тонкой линией. Рисую в основном для себя, чтобы лучше думалось. Для меня очень важно визуализировать идеи. Если я рассказываю какую-то схему, нужна бумага или доска, даже если я в итоге нарисую там три кружочка и две стрелочки. На бумаге я люблю рисовать план на день. Очень важно визуализировать «логистику дня», чтобы в голове уложилось. Это такая инфографика, «схема моего дня». Точно также рисую схему плана действий или проект на 2-3 месяца или больше, я — визуал. Я пробовал много методик и сервисов для управления задачами и планирования времени. В итоге пришел к обычной почте, календарям Google, бумаге и ручке. Все остальное — в голове.

Как вы организуете свою работу в поездке?

В поездке я работаю с почтой, часто пишу тексты и готовлю презентации для публичных выступлений, читаю и смотрю кино.

Хороший инструментарий позволяет Федору работать где угодоХороший инструментарий позволяет Федору работать где угодно

Что обеспечивает вам высокую продуктивность?

Один из моих ключевых принципов в работе: главное не то, что делаешь, а то, что ты не делаешь. Мы ведь делаем очень много лишнего и ненужного. Мы потребляем огромное количество ненужной информации, которая отнимает колоссальное количество энергии и «места на полке», начиная от бесполезных e-mail до бесполезных новостей. Огромный ресурс для повышения продуктивности — искусство концентрации, умение не отвлекаться на «шум», фильтровать информацию. Признаюсь, что я лично еще не достиг в этом больших успехов. Второе, это личная мотивация и управление собственной энергией. Ни одна система управления задачами и временем не поможет, если у вас не будет мотивации и у все не будет «энергии», то есть жизненных сил. Как добиться мотивации при том, что не всегда приходиться делать работу, которая нравится? Нужно ставить перед собой захватывающие цели. И, конечно, нужно мотивировать себя. Да-да! Мотивировать себя. Никто кроме вас самих это не сделает. Как это делаю я? Я думаю о том, что хочу достичь и создать, визуализирую результат. Иногда я даже специально убеждаю себя делать то, что мне не нравится, придумываю причину, почему мне может быть это интересно и полезно. Всегда делать то, что нравится не получится, это миф! Также меня лично очень мотивирует, когда кто-то не верит в нашу компанию. Это так заряжает 😉 Что касается «энергии»… Это очень важно. Важно, чтобы у вас батарейки не садились. Это чистая физиология. Чтобы быть продуктивным, сверхэффективным, надо быть в хороше физической форме. Надо правильно питаться, обязательно заниматься спортом — организму нужна физическая нагрузка. Ни в коем случае нельзя курить. Это сверхнеэффективно. Я, например, сегодня полностью отказался от алкоголя и чувствую себя прекрасно. Никой напряженности в плане разгрузки или снятия стресса не чувствую. Алкоголь как средство для расслабления и получения эмоций я заменил на спорт — футбол, велосипед, бег и музыку.

lifehacker.ru

«Бизнес, основанный на страсти, — самый сильный» — Секрет фирмы

— Поди, ещё и выгодные условия франшизы.

— Да, мы ещё и льготную франшизу можем дать.

— То есть франшиза — инструмент маркетинга.

— У нас нет сейчас цели заработать, да. В США вот мы пойдём step by step, там очень плотный рынок, но плохо управляются пиццерии. Есть стереотип, что в Papa John’s, Domino’s суперуправление, но это не так. У них кривые сайты, кривые системы.

— Ты их всех видел?

— Да.

— И анализировал? Они реально хуже?

— Не лучше. Кое-где кривые. Мы сами IT-систему делаем, а они всё где-то покупают, допиливают. У нас это платформа, которая объединяет всё: сайт, курьеров, систему лояльности. У них это может быть разрозненно.

— В местечковой Америке, маленькой, кажется, есть дефицит сервиса нормального качества.

— Да. Допустим, мы скажем первым 30 предпринимателям: франшиза ничего не стоит первые пять лет. Мы энтузиасты, мы выбираем лучших людей, эмигрантов, которые будут за этот бизнес биться, мы даём им, грубо говоря, классную лопату, которой можно классно копать.

— Как зовут девушку, которая у вас отвечает за развитие в Америке?

— Алёна.

— Откуда она пришла?

— Она, вообще, была нашим партнёром-франчайзи, а до этого была менеджером, в L’Oréal работала. У нас открыла пиццерию. Она с Костромы, но в Питере жила, потом жила в Лондоне, Москве.

—В США реально работает образ smart girl?

— Да, она очень яркая девушка, русская, красивая, умная, говорит по-английски идеально, ещё занимается бизнесом… И они такие: what the fuck? Когда говоришь, мол, мы открыли русскую пиццерию в Миссисипи в Оксфорде, все вообще в осадок выпадают… Для них это полностью awkward.

Что такое Оксфорд? Представь: 30 000 жителей, 168 ресторанов. Рядом все сети, Starbucks. Это страна, где куча денег тратится на еду, страна, населённая людьми, которые не хотят готовить. Что нужно, чтобы там рос розничный бизнес? Три вещи: система, предприниматель и капитал.

Система, формат нашей франшизы должны доказать, что они работают на каждом рынке. Мы делаем машину (систему), предприниматель — это гонщик, а оборотные средства — бензин.

Мы даём частным инвесторам прозрачность, доступ в Dodo IS и ко всем цифрам, отбираем правильных предпринимателей… Вся наша сеть в России развилась именно из-за этого. Наши конкуренты международные офигели от того, что какая-то Dodo обогнала всех.

— ОК, а китайский рынок фастфуда, наверное, антипод американского?

— Если в Америке огромный массовый рынок, пиццу едят как хлеб, то в Китае по-другому. В Китае рынок непонятный, зато конкуренции нет.

— В Китае ваша модель нормально будет работать при китайском предпринимательском менталитете? А какие там будут частные инвесторы — местные?

— Местные.

— А там вообще есть такой жанр, как инвестиции в маленькие иностранные франшизы?

— Это всё решаемо, это будет не иностранная франшиза.

— В каком смысле «не иностранная»? Будешь скрывать происхождение?

— Нет, мы не будем ничего скрывать. Есть предприниматель, он приходит и говорит: «У меня есть желание открыть пиццерию» — но у него нет денег. Есть инвестор, который может эти деньги вложить. Есть наша платформа, которая позволит прозрачно контролировать бизнес в Китае и нам позволит ещё выбрать правильных людей, жёсткий отбор провести.

— Какие преимущества вы можете дать местному инвестору?

— Во-первых, он видит бизнес-модель, у него есть полная прозрачность, у него есть контроль, система, которая помогает поймать момент, когда пиццерия начинает работать плохо. Купить ресторан, продать — это очень тяжело. А наша модель — как у Subway: мы можем продавать свои заведения, потому что всё понятно. Если сложить этот пазл, можно добиться роста на любых рынках. В Китае бренд — это важно, но бренд формируется вокруг точек.

Если что-то приносит деньги, китайцы будут работать с кем угодно. В Китае на самом деле сейчас нужное время и место для развития бизнеса по франчайзингу. Китайский внутренний рынок растёт, богатеет население. Китайцы очень предприимчивые, обращают внимание на этот рынок. Нужны только модели.

— А их там недостаток?

— Конечно, недостаток. Качество франшиз китайских очень низкое. И поэтому в Китае сейчас бум франчайзинга — все хотят работать на внутреннем рынке.

— Бум франчайзинга общепита или вообще?

— Вообще. В отличие от Америки, мы в Китае открыли две франчайзинговые пиццерии и поняли, что, не открыв в Китае собственную, невозможно развивать франчайзинг. У тебя может быть офигенная модель, но для китайцев это никогда не будет авторитетом, если у тебя не будет своего работающего бизнеса, потому что в принципе важен авторитет. Ты говоришь: «Нужно делать так». Китаец на тебя смотрит и будет делать по-другому, а тебе нужно жестить.

У нас был случай с китайцем, который прошёл у нас обучение как франчайзи. Пришёл и говорит: «Я хочу вашу франшизу». Мы говорим: «О’кей. У нас пока ничего не проработано, нам важен подход, выходи пока, работай на кухне две недели». Он такой: «Да вы что, охренели? У меня там сеть аптек, я буду на кухне работать». Мы: «Ну тогда мы тебе отказываем. У нас такой подход к долгосрочным партнёрам». Он уходит. Приходит через два дня и говорит: «Парни, я подумал, вы такие крутые. Вы мне отказали и ещё больше заинтересовали. Давайте дальше говорить».

— США, Китай… Какие ещё страны? Какие идеи для них?

— В Англии сейчас строится пиццерия, мы взяли обязательства и не подведём предпринимателя, который её открывает. Это тест. Также мы развиваемся в Восточной Европе — Эстонии, Литве. В Румынии открылась третья пиццерия, в Бухаресте. В Казахстане очень хорошо дела идут. Там наша модель практически без адаптации работает.

— К чему ты хочешь с Dodo в итоге прийти?

— Мы должны стать российской глобальной self-made-компанией.

— Ну, вы уже глобальная компания.

— Да, но 90% денег приносит Россия.

— А планируете, чтобы выручка была, условно, пополам?

— Нет, Россия в какой-то момент должна составлять очень маленькую долю.

— На сколько лет есть смысл планировать в бизнесе вроде твоего?

— На год-два. Это детальное планирование. А дальше уже общими мазками. Инвестиции в Dodo IS были бы в принципе неоправданны, если бы мы не думали о тиражировании этого продукта, масштабировании бизнеса в Германии, Франции, Англии, Бразилии, Индии.

Мы, знаешь, как будем действовать? Мы примерно понимаем стратегию выхода на рынок международный. Мы понимаем, что можем вполне выйти на любую страну. Почему? Американские компании для нас уже много сделали. Они научили людей заказывать пиццу. Что мы будем делать? Мы открываем, допустим, в Индии собственную пиццерию, разворачиваем Dodo IS. Она нужна для чего? Чтобы создать меню работающее. Сначала мы копируем, что есть на рынке, мы выращиваем здесь людей, которые умеют создавать продукты — пиццы. Дальше мы делаем эту пиццерию шоурумом, говорим предпринимателям, что у нас сильная франшиза, мы, мол, уже работаем с Китаем, США, Россией. И ищем 15 добровольцев, которые на льготных условиях откроют пиццерии, этакие бета-тестеры. Условие: «Ваш бизнес будет прозрачным». Мы их открываем, делаем, опять же, B2B-рекламу, а дальше мы приходим к крупным поставщикам и дистрибуционным сетям с такой речью: «У нас сейчас 15 пиццерий, но через два года у нас будет 400.

Мы российским и другим опытом подтверждаем, что у нас это работает. Дайте нам сейчас цены, как будто у нас 50 пиццерий или 100 там, а не 15». Договариваемся и начинаем дальше масштабировать сеть. И таким образом растём на международном рынке. Снизу. Американцы делают сверху, они уже огромны в момент выхода за рубеж…

secretmag.ru

Зачем брать деньги у фонда? — The Village

Давыдов:

Понимаешь, в чём беда. Фонд, глядя на проект, всегда думает о том, как продать компанию в несколько раз дороже, чем купил. И вот фонд думает о вас: кому я смогу продать свою долю? Наверное, 3G (Burger King) или TGI Fridays. Дальше IT-фонд понимает, что не имеет экспертизы для общения с такими компаниями и не знает, что им нужно. И не вкладывает в вас. Традиционные фонды, скорее всего, видят большие мультипликаторы и ещё просто не понимают вашу модель. У многих предпринимателей возникают сложности с донесением сложных месседжей до инвесторов.

Я согласен с тобой, у нас фонды не умеют себя вести. Но всё же я выступлю в защиту. На меня тоже обижаются за то, что я иногда не отвечаю на письма, хотя семь из десяти предложений — просьба вложиться в проект очередной инновационной соцсети на стадии идеи. У нас на сайте огромными буквами написано: мы инвестируем в компании, у которых EBITDA от миллиона долларов. Нас интересуют сделки в $5–15 млн. Люди часто не разбираются, кому пишут, не читают даже сайт, а потом ругаются в фейсбуке: «Вы, инвесторы долбаные…»

Овчинников:

Я понимаю, что без жёсткого отбора нельзя, очень много провальных проектов. Плюс везде есть проблемы с персоналом, нельзя найти гениальных инвестиционных менеджеров.

Давыдов:

На ранней стадии особенно. На ранней стадии в России сейчас маленькие фонды, у них маленькие зарплаты и молодые менеджеры.

Овчинников:

Я не только с маленькими общался.

Давыдов:

Есть исключения, например Addventure. У них другой подход. У них фонд — $7 млн, но они делают сделки по миллиону и очень глубоко погружаются в управление, вплоть до того, что могут заменить собой директора по маркетингу. Вообще посевные инвесторы так обычно не работают, потому что шансов того, что проект пройдёт первую стадию, — 1%. Поэтому, чтобы отбить инвестиции, надо сделать сто сделок. А когда ты должен сделать 100 сделок и у тебя есть management fee от 30-миллионного фонда (2–5%) на зарплату персонала — получается, у тебя этого самого персонала хватает, только чтобы покупать и продавать, ничего более.

Овчинников:

Я заметил, что фонды привязываются к трендам. Всё, что не укладывается в тренд, не заслуживает внимания потому, что это сложно, дорого оценивать.

Давыдов:

Действительно. Именно поэтому инвесторы на Западе делают сделки с convertible note: я закрою глаза на вашу оценку и дам вам денег, а на следующем раунде другой инвестор определит вашу оценку, и мы конвертируем с дисконтом от неё свои бумаги в акции.

Геморрой — назовём вещи своими именами — есть только с первым раундом. Первый же фонд, который у тебя на борту, начинает твои дела причёсывать так, чтобы ему проще было выскочить, — а значит, и тебе будет проще привлечь другой фонд. Бизнес становится прозрачнее и ликвиднее. И больше походит на то, что хотели бы видеть инвесторы. На то, что можно было бы купить и продать.

H&F:

Фёдор говорит, хорошо бы фонды имели предпринимательское видение, это помогает в работе. Ты согласен?

www.the-village.ru

«Я уверен, что это не попытка отжать бизнес»

На этой неделе основателя франчайзы «Додо пицца» Федора Овчинникова обвинили в поставке наркотиков из Латинской Америки через свою сеть. Предприниматель не стал отмалчиваться и описал случившееся в социальной сети.

Накануе блогер Илья Варламов попытался разобраться в ситуации вокруг «дела Додо» и записал видео с Федором. В нем основатель сети попытался ответить на мучавший многих вопрос — кто же его подставил.

— Я уверен, что это не попытка отжать бизнес, потому что наш бизнес — это не нефтяная вышка или гостиница. Это сложная структура. Мы сейчас на инвестиционной стадии, вкладываем деньги в IT, частных инвесторов. Управляющая компания не зарабатывает, — пояснил непросвещенной публике Федор.

Он также отсек распространенную версию, что наркотики ему могли подбросить конкуренты.

— В это я тоже не верю. Клиент — более важен, чем конкурент. Люди идут туда, где хорошо обслуживают и хорошо кормят, а не где конкурентов нет, — считает предприниматель.

Сам Овчинников считает, что вся ситуация могла разгореться из-за того, что кто-то мог заметить, что у компании нет «крыши».

— Решили наехать, чтобы просто заработать. Мы открытые и все наши доходы озвучиваем в Интернете, — предположил бизнесмен.

Также Федор подчеркнул, что несмотря на сложившуюся ситуации не намерен уезжать из России (как посоветовали ему многие интернет-пользователи).

Напомним, Управление МВД по Москве на этой неделе сообщило о возбуждении уголовного дела о незаконном сбыте наркотиков. Пакеты с запрещенным наркотическим веществом (производной Н-метилэфедрона) были обнаружены «в одной из пиццерий» в проезде Дежнева. Полицейские сообщают, что пакеты (всего 700 грм) с наркотиками были обнаружены в туалете пиццерии дважды — в ноябре 2017 года и январе 2018 года. 7 февраля, как сообщает управление МВД, владелец сети пиццерий был допрошен в качестве свидетеля.

Федор Овчинников: дело о наркотиках в Додо Пицце .Интервью основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова перед вторым допросом по делу о сбыту наркотиков. Фёдора я знаю лично, познакомились мы, когда я снимал про него репортаж в Сыктывкаре. Вернувшись в Москву, я ещё долго всем рассказывал об удивительном предпринимателе, который строит бизнес в российской провинции, хотя мог бы покорять Кремниевую долину. И вот за Фёдором пришли. Вы, наверное, думаете, что к нему пришли дать ему орден или снять про него передачу, ведь такими людьми страна должна гордиться. Но нет, его притащили на допрос по делу о сбыте наркотиков. Запомните: если вы окажетесь в подобной ситуации, НИКОГДА НЕ РАЗГОВАРИВАЙТЕ С ПОЛИЦИЕЙ. Это самый важный совет, который я могу вам дать, и вот почему: https://youtu.be/shhyeIrvJAE

www.komi.kp.ru

«Я уверен, что это не попытка отжать бизнес»

На этой неделе основателя франчайзы «Додо пицца» Федора Овчинникова обвинили в поставке наркотиков из Латинской Америки через свою сеть. Предприниматель не стал отмалчиваться и описал случившееся в социальной сети.

Накануе блогер Илья Варламов попытался разобраться в ситуации вокруг «дела Додо» и записал видео с Федором. В нем основатель сети попытался ответить на мучавший многих вопрос — кто же его подставил.

— Я уверен, что это не попытка отжать бизнес, потому что наш бизнес — это не нефтяная вышка или гостиница. Это сложная структура. Мы сейчас на инвестиционной стадии, вкладываем деньги в IT, частных инвесторов. Управляющая компания не зарабатывает, — пояснил непросвещенной публике Федор.

Он также отсек распространенную версию, что наркотики ему могли подбросить конкуренты.

— В это я тоже не верю. Клиент — более важен, чем конкурент. Люди идут туда, где хорошо обслуживают и хорошо кормят, а не где конкурентов нет, — считает предприниматель.

Сам Овчинников считает, что вся ситуация могла разгореться из-за того, что кто-то мог заметить, что у компании нет «крыши».

— Решили наехать, чтобы просто заработать. Мы открытые и все наши доходы озвучиваем в Интернете, — предположил бизнесмен.

Также Федор подчеркнул, что несмотря на сложившуюся ситуации не намерен уезжать из России (как посоветовали ему многие интернет-пользователи).

Напомним, Управление МВД по Москве на этой неделе сообщило о возбуждении уголовного дела о незаконном сбыте наркотиков. Пакеты с запрещенным наркотическим веществом (производной Н-метилэфедрона) были обнаружены «в одной из пиццерий» в проезде Дежнева. Полицейские сообщают, что пакеты (всего 700 грм) с наркотиками были обнаружены в туалете пиццерии дважды — в ноябре 2017 года и январе 2018 года. 7 февраля, как сообщает управление МВД, владелец сети пиццерий был допрошен в качестве свидетеля.

Федор Овчинников: дело о наркотиках в Додо Пицце .Интервью основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова перед вторым допросом по делу о сбыту наркотиков. Фёдора я знаю лично, познакомились мы, когда я снимал про него репортаж в Сыктывкаре. Вернувшись в Москву, я ещё долго всем рассказывал об удивительном предпринимателе, который строит бизнес в российской провинции, хотя мог бы покорять Кремниевую долину. И вот за Фёдором пришли. Вы, наверное, думаете, что к нему пришли дать ему орден или снять про него передачу, ведь такими людьми страна должна гордиться. Но нет, его притащили на допрос по делу о сбыте наркотиков. Запомните: если вы окажетесь в подобной ситуации, НИКОГДА НЕ РАЗГОВАРИВАЙТЕ С ПОЛИЦИЕЙ. Это самый важный совет, который я могу вам дать, и вот почему: https://youtu.be/shhyeIrvJAE

www.spb.kp.ru

Фёдор Овчинников — ВикиКомпромат

Фёдор Овчинников, фотография взята с портала vedomosti.ru.

Фёдор Овчинников — российский деятель, связанный с конторой «Додо Пицца». Фигурант уголовного дела. Попался на самопиаре.

Родился 10 июня 1981 года в Сыктывкаре.

Окончил Сыктывкарский государственный университет.

С 2015 года связан с конторой «Додо Пицца» (Dodo Pizza).

Дело о наркотиках[править]

В феврале 2018 года на портале Medialiks вышла статья «„Беги, Додо, беги“. Что происходит с Фёдором Овчинниковым и его „Додо Пиццей“, где нашли наркотики». В материале отмечается, что:

  • У основателя сети «Додо Пицца» Фёдора Овчинникова проблемы: полиция утверждает, что в ресторанах его партнёров нашли несколько закладок наркотиков, а на него самого в главное управление МВД поступил донос.
  • 30 января Овчинников сообщил, что с ним связались сотрудники отдела полиции в округе Южное Медведково. По его словам, они звонили по телефону и в грубой форме требовали, чтобы бизнесмен явился на допрос.
  • В комментариях довольно быстро выдвинули версию, согласно которой уголовное дело о сбыте наркотиков через пиццерии — результат атаки со стороны конкурентов. В базе ОГРН подписчики Овчинникова обнаружили предпринимателя Пронину Екатерину Викторовну. Ей принадлежит компания ООО «ВИТАГОЛД», зарегистрированная в Люберцах.[1]

В мае 2018 года вышла статья «Дело о наркотиках в „Додо пицце“ завели снова из‐за „разгильдяйства следствия“». В статье сообщается, что следствие пришло к выводу, что через компанию Овчинникова может производиться отмывание денежных средств, нажитых преступным путём:

  • Основатель пиццерии «Додо пицца» Федор Овчинников сообщил, что следствие снова рассматривает дело о наркотиках в одном из заведений его сети.
  • Овчинникова снова вызвали на допрос в УВД по Северо-Восточному административному округу Москвы в качестве свидетеля. По его словам, УВД закрыло дело весной 2018 года, но теперь возобновило по требованию прокуратуры СВАО.
  • В частности, сегодня следствие спрашивало о том, как связана «Додо пицца» с холдинговой компанией DP Global Group на Британских Виргинских Островах. Следователь в разговоре с Овчинниковым предположил, что прокуратура может проверять пиццерию на «отмывание средств».[2]

Додо Пицца[править]

О конторе Овчинникова ходят многочисленные негативные отзывы, типовые примеры:

  • Отвратительная компания просто невозможно. Эти гребаные отзывы в группе за которые огребает менеджер а потом и все мы. Зарплата я даже не могу сказать сколько но так мало что едва хватает на еду и коммуналку. Ушёл потому что менеджера раздражал и она практически открыто об этом говорила!
  • При трудоустройстве говорят, что все по ТК РФ. При работе 9-часовой смены обед 30 минут, хотя по законодательству 1 час. В табеле пишут, что отработал 8 часов. Куда в итоге девается 30 минут??? Что за бред? Руководство непрофессиональное, могли бы отдельную уборщицу нанять или доплачивать за уборку!!!
  • Приняли на 7 дней стажировки за сущие копейки. Трудоустройство спустя месяц работы у них. Пришла учиться на кассу. В итоге дальше мытья зала стажировка не продвинулась. Отработав смену, сказали позвонят, когда выходить. Так и не позвонили.
  • Читаю отзывы и удивляюсь. Люди, почему вы себя так не цените, что соглашаетесь на такую работу на таких условиях? Вам кушать нечего? Это касается не только ДоДо, любой работы. Ведь именно потому, что вы готовы работать за троих, а получать крохи, работодатель не повышает зарплату. А зачем? Придет следующий и будет рад 1-2 месяца грести на галерах за похлебку, потом его за борт, а на его место придет другой. Желающих полно. Жалуетесь, что нормальной ЗП нет, так ее и не будет, это рынок, если раб.сила продается дешево, зачем платить дороже? Работодатель себя ведет так, что работа для вас это дар, вы должны быть благодарны, он вас кормит. На самом деле, все держится на обычных работягах и вы приносите ему в 2 раза больше денег, чем он вам платит, иначе ему было просто бы не выгодно. Очень жаль, что в нашей стране не развиты профсоюзы (я не про совок, а про нормальные), это единственная возможность отстаивать свои права и быть равной стороной в отношениях с работодателем. Цените себя и свой труд![3]

Отметился в самопиаре, в частности, созданы материалы об Обвчинникове на таких порталах как tadviser.ru, menofact.com и др., которые были замечены в массовой рекламе различных сомнительных персоналий.

Отслеживаются публикации в СМИ, созданные для пиара Овчинникова: «Мы такие же наивные, как птица додо» (Ведомости), «Сыктывкарский бизнесмен стал лучшим предпринимателем России» (Комсомольская правда), «12 бизнес-советов от Федора Овчинникова» (Gq.ru) и др.

  1. ↑ medialeaks.ru
  2. ↑ 360tv.ru
  3. ↑ otrude.net

wikicompromat.org

Публичность как защита. Поможет ли медийность основателю «Додо Пиццы» | Карьера и свой бизнес

Открытые данные

«Имидж и публичность человека напрямую влияют на результат таких дел. Проще всего расправиться с человеком кулуарно, но, как только дело предается огласке, ситуация становится сложнее», — говорит Валерия Репина, глава агентства Repina Branding (разрабатывает корпоративный и персональный брендинг для бизнесменов, юристов, дизайнеров). Как правило, использование в корпоративных конфликтах «черного пиара» производится оппонентами в тех случаях, когда распространение компрометирующей информации может оказать существенное влияние на бизнес. «Наиболее чувствительны к такой форме воздействия предприниматели, которые больше работают над репутацией и имеют определенную публичность», — считает Алексей Фролов, форензик-эксперт и сооснователь компании Forensic Solutions.

Сооснователь и гендиректор «1С-Битрикс» Сергей Рыжиков давно знает Овчинникова и считает, что только такому бизнесмену удастся придать такой масштаб данной ситуации. «Обычно предприниматели не обладают подобным ресурсом, в частности информационным. Они не смогли бы выйти в столь широкое инфополе», — говорит Рыжиков. Репина уверена, эта ситуация уже увеличила количество сторонников Овчинникова. В истории медийных личностей различные неприятности и проблемы только усиливают популярность. Например, после домашнего ареста Серебренникова творческая элита его активно поддержала. «Есть даже такой пиар-прием, называется «попасть в полицию», тогда о тебе все заговорят», — отмечает она.

По словам Фролова, основатель «Додо Пиццы» поступил правильно, предав ситуацию огласке, и если инцидент с наркотиками «заказной», то дальнейшая коррупционная цепочка прерывается.

Бренд и закон

«Сотрудники органов не станут брать деньги на фоне активного освещения СМИ — это больший риск попасть под проверку», — поясняет Фролов. С другой стороны, медиаресурсы не способны решить проблему: если бизнесмен не обращается в суд, не прибегает к законным путям защиты своих интересов, все выпады в СМИ — в пустую. «Да, это обелит репутацию предпринимателя, но ответственности он не избежит», — подтверждает Фролов.

Несколько лет назад владелец интернет-магазина Boutique.ru Денис Белов попытался через открытое письмо объяснить, как потерял бизнес из-за рейдеров. Однако, Фролов напоминает, что об уголовном деле в этой ситуации речи не шло. Еще один публичный бизнесмен, совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин был замешан в корпоративном скандале с партнерами и активно комментировал тему. Сейчас Костыгин находится под домашним арестом по обвинению в мошенничестве.

Фролов рекомендует действовать параллельно: официальные заявления, открытые письма, освещаемые в СМИ, подкреплять юридическими шагами, помощью адвокатов. «Любые нападки конкурентов и скандалы лишь усиливают медийность, — говорит Репина. — Исключением является только компромат, который уличает бизнесмена в недобросовестности или обмане. В этом случае бизнес действительно может пострадать».

Если обвинение несправедливо, то потерпевший скорее выиграет от этого, но если подтвердится, что Овчинников организовал канал сбыта наркотиков, от этих публичных заявлений станет только хуже, предупреждает Фролов.

«Суд тоже читает газеты и обязательно учтет, что бизнесмен пытался себя публично обелить себя, — говорит он, — а это может стать поводом для ужесточения наказания». 

www.forbes.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о