Содержание

Илья Екушевский: «Критика помогает с каждым днем становиться все лучше и лучше» — «Жажда»

– Что и когда побудило вас заняться бизнесом?

– Желание созидать, сделать что-то ценное для других, попытаться решить существующие проблемы и реализовать собственный потенциал. Для меня это был вызов, потому что мне как спортсмену в прошлом особенно важно по жизни ставить цели и добиваться их.

– Вы – мастер спорта по автомобильным гонкам. Почему вы не связали свою дальнейшую жизнь с автоспортом, а стали предпринимателем?

– 15 лет назад я осознал, что не вижу перспектив для выхода на серьезный уровень. Автоспорт – дорог и сложен, помимо спортивного таланта здесь не менее важны финансы: либо личные, либо спонсорские. Собственно, если у тебя есть талант, но нет средств для приобретения и содержания гоночного автомобиля, то шанса реализовать себя практически нет. В то время найти спонсоров было очень сложно. Аудитория автомобильного спорта значительно меньше, чем, например, у футбола или хоккея. Поэтому развитию этого вида спорта уделяется мало внимания. Вот я и подумал, что сложно будет реализоваться как профессиональному спортсмену, и принял решение уйти с головой в бизнес. У меня был стартовый капитал, а впоследствии нам удалось привлечь в нашу компанию и сторонние инвестиции.

– Успешный спортсмен и успешный предприниматель – это одинаковый набор качеств?

– В чем-то точно да. Например, умение держать удар, быстро соображать, просчитывать и анализировать различные ситуации, адаптироваться к новым обстоятельствам, сохранять сверхмотивацию после неудач или эмоционального выгорания. Мне кажется, это очень важные качества как для спортсмена, так и для предпринимателя.

– Расскажите о своей компании: как возникла идея ее создания?

– У нас довольно молодая компания – в прошлом году отметили 5-летие. Сегодня мы работаем сразу в нескольких геолокациях, преимущественно в странах постсоветского пространства и Восточной Европы. Если сказать кратко, то Busfor предоставляет онлайн-услуги бронирования автобусных билетов. Мы развиваем интернет-платформу, которая соединяет клиентов с участниками транспортной отрасли; автовокзалы и пассажирские автопредприятия. Большинству людей удобнее покупать билеты через интернет.

Почему мы развиваем именно это направление – я имею в виду автобусы, – трудно сказать. Мы с партнером долго изучали всевозможные ниши, в итоге решили, что это будет транспортная отрасль, где на тот момент была крайне низкая автоматизация. Тем более в нашем регионе еще толком не было онлайн-бронирования автобусных билетов. Для нас стало вызовом решение развивать данное направление в нашем регионе.

– Вы создали компанию вместе с партнером. Какие плюсы и минусы возникают при ведении совместного бизнеса?

– Прежде всего, когда ты работаешь с партнером, трудно регулировать скорость решений, если все они принимаются совместно. Лучше всего разделить ответственность по зонам между вами. Например, у нас есть определенные договоренности, в какой ситуации за мной остается последнее слово.

Ключевым фактором является умение договариваться. Не должно быть никакого соперничества – оно приведет к разрушительной атмосфере внутри компании, что негативно отразиться на показателях бизнеса. Важно проявлять гибкость, и тогда все получится.

– Насколько для вас важна команда?

– Это определенно главный ключ к успеху. Без сильных соратников, если их так можно назвать, невозможно построить большое дело. Хочется отметить, что горстка людей – это еще не команда. Собрать людей – лишь половина дела, главная задача состоит в том, чтобы сделать из них единое целое. Мне кажется, это в чем-то даже искусство, некий талант – умение собирать вокруг себя нужных людей, которых в дальнейшем можно назвать командой.

– Какие критерии являются обязательными при подборе персонала?

– Прежде всего, мы смотрим на желание развиваться. Даже опытные специалисты рано или поздно сталкиваются с тем, что их компетенция заканчивается. Поэтому важно заранее распознать человека, который при любых обстоятельствах жаждет двигаться дальше и не пасует перед новым вызовом.

– Что для вас означает такое понятие, как «жажда бизнеса»?

– Для меня это неистовое желание творить и созидать. Мне, как спортсмену, не хватает еще одного слова, которое лучше отражает конечную цель – это слово «успех». Жажда и успех – как единое целое.

– А что для вас успех? Какого человека можно назвать успешным?

– Успех – это достижение цели. Человек, который достиг определенной цели или находится на пути к ее позитивной реализации, может называться успешным. Еще важно обладать простыми человеческими качествами, которые, к сожалению, сейчас встретишь нечасто.

– Какие трудности встретились вам на старте?

– Отсутствие опыта. Busfor – это наш первый серьезный бизнес. Мы многократно наступали на грабли, особенно в начале пути. К счастью, мы оказались способными и дважды на одни и те же грабли не наступали.

– Что вас мотивирует?

– Очень часто задаюсь этим вопросом. Мы мотивированы тем, что хотим изменить целую отрасль, сделав автобусные перевозки максимально удобными и выгодными – как для пассажиров, так и для партнеров. Мне нравится, что благодаря онлайн-услугам можно сделать жизнь людей более комфортной.

– Часто приходится слышать критику в адрес своей компании? Как вы к ней относитесь?

– Мне кажется, критика – часть рабочего процесса. Наверное, когда вы работаете над лекарством от рака, то вас мало критикуют, потому что вы делаете благородное дело. Во всех остальных случаях критика будет всегда. Конечно, у нас случаются ошибки, и мы делаем все возможное, чтобы их исправить. Можно сказать, что критика помогает становиться лучше с каждым днем. Поэтому важно относиться к ней именно так, быть стойким к ней, а то бывают люди, которых демотивируют негативные отзывы, и у них опускаются руки. Тут нужно помнить про умение держать удар – это одно из ключевых качеств для любого предпринимателя.

– Если вернуться к теме автомобильного спорта: вы окончательно забросили это увлечение или иногда гоняете?

– Сейчас я полностью поглощен бизнесом. Нет времени выехать на трек и погонять, как говорят в автоспорте, «прохватить для души». Душа просит, но всему свое время. Тем более, я уверен, что возможность вернуться в спорт еще не упущена. Конечно, кто раньше начал, у того больше опыта, но в автоспорте много людей в возрасте. Многим спортсменам глубоко за 40, и они достаточно успешны. Поэтому временное отстранение от спортивной жизни не означает, что с гонками я окончательно завязал. Всё еще впереди.

– Можно ли тогда утверждать, что бизнес мешает личной жизни?

– Нет, одно другому точно не должно вредить. Иначе будет сильный внутренний конфликт, который разрушит комфорт во всех сферах. Я считаю, что умение находить баланс – еще одно важное качество для предпринимателя.

– В чем секрет вашего личного тайм-менеджмента?

– Это такая индивидуальная вещь – каждый сам лучше знает, как дружить со временем. Секрета никакого нет – я интуитивно чувствую, когда и где требуется наибольшая концентрация моего внимания.

– Планируете ли вы запуск нового проекта?

– Идеи, конечно, есть. Они постоянно приходят, как, наверное, у большинства предпринимателей. Но сейчас моя главная цель – развитие текущего бизнеса. Может быть, в будущем я вернусь к своим идеям и серьезно задумаюсь о старте чего-то нового.

– Какой совет вы можете дать начинающим предпринимателям?

– Оглядываясь на свои ошибки, хочется сказать: развивайтесь быстрее, чем ваша компания. Предприниматель всегда должен быть на шаг впереди. Для этого нужно хорошо разбираться в себе, честно определять свои сильные и слабые стороны. Важно понимать, что нехватку собственной компетенции нужно восполнять профессиональными сотрудниками. Смотрите максимально широко на бизнес, принимая активное участие в решении любой проблемы, – тогда все получится.

– Ваши планы на ближайшее будущее?

– Буду изо всех сил эффективно развивать свою компанию, при этом не забывая о своей семье. У нас есть цель на год – выполнить план и опередить его. Пока все получается.

Наше досье

Илья Екушевский, 36 лет, Москва

Генеральный директор и сооснователь компании Busfor.

За время работы компании забронировано более 3 млн электронных билетов.

Кратко

Основная черта характера?

Дотошность.

Что вы цените в людях?

Комплекс различных качеств.

Какое путешествие запомнилось больше всего?

Мне не важно куда, главное – с семьей.

На чей мастер-класс вы бы сходили?

Петра I.

Последняя прочитанная книга?

«Слияние. Человек и технологии».

Подарок, который вам запомнился?

Рождение дочери.

Главный источник вдохновения?

Жажда бизнеса и успеха.

О чем вы жалеете?

Были очевидные ошибки, которые можно было не допускать.

Жизненное правило?

Прорвемся!

Через 10 лет…

…я добьюсь всех своих целей.

zhazhda.biz

Советы основателя. Илья Екушевский – об онлайн-сервисе перевозок Busfor / Habr

Busfor — «Uber для автобусов», как его охотно называют англоязычные издания, или билетный агрегатор международных и междугородных автобусных пассажирских рейсов. На прошлой неделе проект привлёк $20 миллионов от новых инвесторов — фондов Baring Vostok и Elbrus Capital, в то время как текущий акционер — InVenture Partners — увеличил вложения в компанию. Общая сумма привлечённых средств к текущему моменту составляет $25 миллионов.

Как отмечают западные аналитики, вполне возможно что мы имеем дело с новым потенциальным «единорогом», так как рост Busfor вполне можно назвать впечатляющим. К 2019 году компания надеется занять 20% рынка билетов, одновременно ускоряя рост на существующих (компания оперирует в России, странах СНГ, восточной Европе и Таиланде) и новых рынках, таких как Азия.

Мы пообщались с Ильей и выяснили, как ему удалось выстроить сервис перевозки полного цикла с помощью ИТ-технологий.

Илья, чем ты занимался до этого? Каким образом вы вместе с Артемом оказались у руля данного стартапа?

Раньше я занимался торговлей акциями на фондовых биржах. Мой партнер был девелопером, управлял недвижимостью, инвестициями в недвижимость.

Когда у нас появились финансовые возможности, мы решили инвестировать в совместный интернет-проект. Интернет к тому времени уже очень активно развивался – это было в 2011 году. Мы начали искать ниши, направления, в которых можно было бы применить наш опыт, использовать наши деньги. Так мы нашли огромный рынок с большим потенциалом в онлайне, изучили глобальный опыт, имеющихся игроков, локальные особенности разных географий, провели серьезный анализ и приняли решение стартовать такую идею.

Я про вас первый раз услышал относительно недавно. По-моему, это было прошлым летом, когда вы получили первую порцию инвестиций. У вас есть конкуренты на рынке. Как вы оцениваете свою позицию, и насколько интересно заниматься продвижением данного сервиса?

Разумеется, очень интересно, и прежде всего из-за того, что наш сервис меняет рынок. Читая отзывы на «Хабре» и других сервисах, мы видим, что некоторые люди недовольны услугой перевозки. И это справедливо, так как в большинстве случаев эта перевозка выполняется на низком уровне. Но все сразу не бывает. Мы активно работаем над качеством перевозки, помогая транспортным компаниям повышать уровень обслуживания пассажиров во время поездки, и тем самым преображаем рынок.

Социальная миссия нашего проекта – изменить автобусные перевозки к лучшему, сделать их более удобными для пассажиров, сделать так, чтобы перевозчики уважали пассажиров. Это большая важная социальная задача.

Кроме того, мы фактически делаем новый продукт на новом рынке Это что-то неизведанное, и мы являемся первопроходцами. Это вызов и очень серьезный.

Когда мы говорим про конкурентов, важно понять наше и их место в процессе дистрибуции. Наши технологии по сути покрывают всю цепочку: мы предлагаем b2b-решения и для поставщиков (автовокзалов и перевозчиков), которые помогают им эффективно управлять инвентарем, и b2c-решения для конечных потребителей, включая сайты по продаже билетов и мобильные приложения. Кого и в каком направлении считать нашими конкурентами?

Если у кого-то есть сайт для продажи автобусных билетов, то конечно в определенной степени они являются нашими конкурентами в онлайне. Но у них нет системы бронирования, так называемой GDS, поэтому с этой точки зрения они нашими конкурентами не являются. То же самое касается автовокзальных систем: у большинства провайдеров отсутствуют качественные b2c-решения, и они фокусируются на офлайне и b2b.

Конкурентов, покрывающих полную цепочку дистрибуции, у нас нет.

Наверное, поэтому у вас дела идут относительно неплохо?

В авиации есть компании Amadeus, Sabre, Travelport. Это – глобальные системы бронирования (GDS). За десятки лет они смогли подключить большое количество авиаперевозчиков и выстроить дистрибуцию. Эти компании работают как бы посередине, между перевозчиками и агентами. При этом они практически не работают напрямую с конечными клиентами.

Мы же активно развиваем оба направления, как тот же Uber или Airbnb. Эти сервисы также работают на два фронта — supply and demand. Это большое преимущество, потому что когда вы интегрируете инвентарь в свой сервис, то впоследствии более уверенно вкладываетесь в развитие продаж.

Если у вас есть только b2c-решение, и вы работаете исключительно как агент, то такая модель всегда более рискованна, по причине отсутствия собственной системы бронирования и гарантированного инвентаря.

Я теперь понял, почему вас называют «Uber для автобусов»…

Какой главный урок можно извлечь из опыта развития компании в течение пяти лет с момента появления идеи?

Когда вы строите новый проект, всегда всплывают подводные камни. Наверное, главный урок состоит в том, что в подобной ситуации необходимо оставаться стартапом, который может быть гибким и способным быстро реагировать на меняющуюся ситуацию. Мы все время находимся в поиске способов увеличения доходности во всех направлениях – в работе с перевозчиками и с конечными потребителями. Стараемся сделать все рабочие процессы более эффективными. И это придумали не мы: Facebook и другие крупные успешные проекты до сих пор остаются стартапами.

У нас все время происходит что-то новое. Компания постоянно прогрессирует, появляются новые направления, тестируются новые гипотезы. У нас редко возникает ситуация, когда мы можем единожды выстроить процесс и забыть про него.

На новом рынке все постоянно меняется. Здесь нужно постоянно драйвить себя, не терять мотивацию, находиться в поиске. В нашем бизнесе это особенно сложно, потому что мы атакуем сразу в нескольких направлениях.

Как рос штат компании? Сколько сотрудников работает сейчас? Какие подразделения у вас существуют? Каково соотношение их размеров?

Сейчас у нас работает около 100 человек. Довольно много сотрудников (20-25%) ориентированы на поддержку конечных пользователей. За последние три года наш штат вырос в 10 раз.

У нас четко прописаны бизнес-процессы. Есть люди, отвечающие за контакт с перевозчиками, есть те, кто отвечает за их внедрение в нашу систему. Как только мы договариваемся с перевозчиком, сразу начинает работу технологический отдел.

Одновременно с ними коммуницируют юристы – заключают договор. Когда этот процесс заканчивается, включаются в работу другие отделы, которые начинают промотировать новые рейсы. Потом включается отдел по поддержке клиентов.

У вас отдел разработки внутри?

Конечно, вся наша разработка делается in-house. Иногда, когда поджимают сроки, мы используем out-staff. У нас есть внешние компании-подрядчики, с которыми мы дружим и сотрудничаем. В какие-то моменты мы усиливаемся их разработчиками. Но в целом, мы считаем, что строим большой проект, который глубоко и инфраструктурно внедряется в рынок, поэтому нам важно развивать компетенции внутри своей компании, а не отдавать ее на сторону.

Многие проекты используют outstaff или outsourcing, но тогда есть риск, что внутри проекта не вырастет компетенция. Она растет только вне его. При этом бывает так, что внешний разработчик прокачался и ушел работать в другую область. А для нас важно, чтобы ключевые сотрудники работали с нами максимально долго. Чем больше человек у нас работает, тем сильнее растет его компетенция, он генерирует больше предложений по усовершенствованию чего-либо.

При этом мы постоянно нанимаем новых людей. Они под другим углом смотрят на процессы и тоже что-то рекомендуют свежим взглядом. Ведь если ты каждый день работаешь над чем-то одним, есть риск перестать что-то замечать.

Сколько разработчиков у вас в отделе?

Примерно двадцать пять человек.

Как я понимаю, ваше отличие от молодых и неопытных стартаперов в том, что у вас уже был опыт взаимодействия с высокоуровневыми партнерами: вы занимались продажей ценных бумаг, Артем работал с коммерческой недвижимостью. Но были какие-то моменты, которые можно назвать главной ошибкой или главным препятствием, появившимся в ходе построения бизнеса?

Каких-то грубых ошибок не было. Были моменты, когда мы ошибались в людях. Сам я несколько раз довольно серьезно обжигался. Но это неизбежно, особенно если компания всегда находится в поиске лучших сотрудников. Очень важно в момент роста привлекать в компанию правильных людей, которые растут вместе с бизнесом и заинтересованы увеличить собственную экспертизу. Нам важно, чтобы работа была вызовом для команды.

Те, кто с ним справляются, становятся важным звеном для компании. При этом мы верим в своих сотрудников. Так, например, внутри нашей компании выросло много толковых специалистов, которые начинали с простых позиций и сегодня занимают ключевые позиции.

Кроме того, чтобы увеличить экспертизу внутри команды, мы стараемся постоянно использовать внешних консультантов и советников. Мы получаем от них важную информацию и движемся дальше.

Вчера мы делали опрос на «Моем круге». В ИТ очень много людей, которые делали попытку выйти на рынок со своим проектом. По нашим данным, их 36%. Мы знаем, что ИТ – это сфера, где конкуренция наиболее ожесточенная. Какой вы можете дать совет тем людям, который только начинают?

Я знаю довольно много проектов, которые запустили разработчики, успешных и неуспешных. И многократно был свидетелем того, когда разработчики забывают, что они прежде всего технические специалисты. То есть они действительно качественно закрывают разработку в проекте, но забывают о том, что для успеха важно эффективно отработать и в других направлениях: финансы, продажи, маркетинг. Без партнеров, которые сильны в других направлениях, очень сложно добиться успеха.

Сейчас я как раз наблюдаю за таким проектом. Им занимаются исключительно два разработчика. Безусловно, они строят классный продукт, но другие составляющие успеха – коммерция, дистрибуция, привлечение инвестиций – ими не прорабатываются. Даже если вы классный разработчик, нужно найти не менее сильного партнера в проект, который закроет другие направления. Если вы найдете слабого, вы не сможете вывести проект на рынок, не сможете его продать, не привлечете инвестиций, какой бы ни был востребованным продукт. Вы его даже до коммерческой эксплуатации рискуете не довести.

А хороших коммерсантов сейчас гораздо меньше, чем хороших разработчиков. Поэтому рекомендую находить правильных партнеров еще на этапе идеи или раннего прототипа.

habr.com

«Быть фаундером — это всегда про боль»: сооснователь Busfor о неудачных экспериментах и развитии рынка автобусных перевозок

Илья Екушевский. Фото с сайта the-village.ru Илья Екушевский. Фото с сайта the-village.ru

Илья Екушевский сделал карьеру гонщика, но 6 лет назад «пересел» на более спокойный транспорт — автобусы. Вместе с Артемом Алтуховым и присоединившимся позже Александром Павловичем он основал компанию Busfor, которая предлагает решения для рынка автобусных перевозок. Как они меняют этот рынок, как вырастить топ-менеджера и в чем боль фаундера — об этом наш журналист Анастасия Бондарович поговорила с сооснователем и CEO Busfor Ильей Екушевским.

В сентябре Илья выступит на нашем форуме «Бизнес Будущего-2018» в Минске. Генеральный партнер события — Альфа-Банк (Беларусь).

Busfor — это система для рынка автобусных перевозок. Она состоит из трех направлений: для перевозчиков и других организаций — системы управления инвентарем и бронирования билетов, и для пассажиров — покупка билетов на автобус онлайн. За 6 лет стартап разросся до 150 человек, в него инвестировали $ 25 млн ведущие инвестиционные фонды региона. Сегодня на сервисе Busfor представлены 7000 перевозчиков, которые предлагают 20 000 маршрутов в странах Восточной Европе и СНГ. Более 3 млн человек ежемесячно пользуются сервисом для поиска и покупки билетов на автобусы.

— Илья, какова структура компаний Busfor сейчас, в каких странах вы работаете?

— Мы изначально стремились создать большую международную историю. Сегодня Busfor — 100% международная компания, мы работаем в четырех странах мира общей численностью населения около 250 млн человек: Россия, Украина, Беларусь и Польша. В каждой из стран у нас есть офисы и располагается часть команды: в Москве, в Киеве, в Минске и в Познани. Также работаем по франшизе в Таиланде. В планах дальнейшая экспансия бизнеса в страны Восточной Европы.

У вас три направления в бизнесе. Есть ли основное или они все одинаково важны и успешны?

Busfor прежде всего инфраструктурный бизнес, покрывающий практически всю цепочку продажи автобусных билетов. Возьмем для сравнения авиацию: если вы завтра захотите продавать авиабилеты, то вам не составит труда за небольшое время открыть онлайн-агентство, построить сайт и подключиться к одной из существующих глобальных систем бронирования. В автобусном рынке все иначе. Шесть лет назад, когда мы начинали, систем бронирования на рынке не было, подключиться можно было только к десятку автовокзалов и перевозчиков. Поэтому мы потратили около трех лет, чтобы создать инфраструктурные решения, оцифровать рынок.

Каждое звено для нас важно. В системе управления инвентарем перевозчик хранит свое расписание, места, тарифы, условия применения тарифов, ведет учет подвижного состава и водителей. Далее информация оцифровывается и передается в систему бронирования, которая обеспечивает взаиморасчеты между перевозчиками и агентами при продаже билетов. Наконец, есть наши онлайн-сервисы — сайты и мобильные приложения Busfor, которые работают для конечных клиентов.

Илья Екушевский и Артем Алтухов. Фото с сайта biz360.ruИлья Екушевский и Артем Алтухов. Фото с сайта biz360.ru

Вы выбрали сложную сферу, и прежде чем заработать в полную силу, три года потратили на создание инфраструктуры. Почему не выбрать сферу полегче?

Оцифровать огромный рынок, сделать его удобным и эффективным для всех его участников — серьезный вызов для нас. Мы не думали о том, чтобы создать менее сложный бизнес в другой сфере, и понимали, что Busfor не будет взрывным проектом, это игра вдолгую. Она захватила нас и не отпускает до сих пор.

На чем вы зарабатываете?

Все наши решения для перевозчиков бесплатные, мы берем комиссию только когда через нашу систему продается билет. Сегодня это в районе 15%.

О wi-fi, снеках и других экспериментах с автобусами

Вы живо интересуетесь офлайн-рынком перевозчиков и помогаете им улучшать качество услуг. Я не знаю такие же примеры в других отраслях перевозок — ни Uber, ни Aviasales не идет в офлайн сам. Почему вы решили это сделать?

У клиентов большой соблазн выбрать другие виды транспорта, и потому мы заинтересованы в удержании интереса к автобусным перевозкам. Это общая задача с нашими партнерами — автобусными перевозчиками. Всегда было очевидно, что мы должны что-то делать, чтобы изменить к лучшему весь клиентский опыт: от поиска билета в интернете до прибытия в конечную точку маршрута.

Фото с сайта pattaya.zagranitsa.comФото с сайта pattaya.zagranitsa.com

Приведите пример — что вы предложили?

Например, мы помогали перевозчикам организовывать wi-fi в салонах их автобусов. Пару лет назад это было вполне успешным экспериментом. Но со временем оказалось, что мобильная связь настолько активно развивается, что бесплатный wi-fi перестал быть для клиента драйвером в выборе автобуса для своего путешествия. В конце концов, уже у каждого есть смартфон с качественной связью.

А кроме wi-fi?

Было множество инициатив, которые тестировались совместно с перевозчиками. Одно время мы продвигали историю с небольшими вендинговыми аппаратами со снеками и напитками, которые располагались внутри автобуса, но идея не сработала. Ее оказалось дорого масштабировать и обслуживать, поэтому мы от нее отказались, даже несмотря на то, что она могла принести дополнительный доход для нас и перевозчика. Также тестировали подвоз еды на остановках, но наша аудитория привыкла брать с собой продуктовый паек, особенно на рейсы свыше одной тысячи километров. Им так удобнее.

Какое из нововведений наиболее успешно?

В итоге лучше всего сработали акции и распродажи, которые мы устраиваем с нашими партнерами-перевозчиками. Качество услуги перевозки остается важным, но стоимость также весьма значима. Осенью мы вернемся с новым подходом к ценообразованию. Как раз в низкий сезон, когда перевозчики особенно заинтересованы в сохранении пассажиропотока.

Интересно, что люди выбирают автобус, потому что это дешево и им важна цена, но вы начали работать в первую очередь именно над сервисом.

Это параллельные задачи, мы старались двигаться сразу в двух направлениях: помогали перевозчикам удержать клиентов и и убеждали их в том, что нужно создавать привлекательные тарифы для онлайна, проводить распродажи в низкий сезон и использовать промокоды со скидкой при покупке билетов в мобильном приложении.

Но дело еще и в том, что наши клиенты себя уважают — даже если максимально снизить стоимость перевозки, все равно в старом и грязном автобусе никто не захочет ехать.

Как технически происходят эти эксперименты? Кто все это организует и за это платит?

Обычно в общении с перевозчиком и рождаются идеи. Перевозчик находится, что называется, на передовой, имеет больше времени на взаимодействие с клиентами, так как они несколько часов находятся в пути вместе. Поэтому чаще всего от него исходят инициативы, а если есть затраты на них, то мы разделяем их или инвестируем самостоятельно.

Фото: biz360.ruФото: biz360.ru

То есть иногда получается нечто вроде благотворительности? Вы оплачиваете тот же wi-fi в салонах, но клиент о вас не знает.

Почему благотворительности? Это наша общая задача — сделать так, чтобы пассажир остался доволен и снова купил билет на автобус. Это осознанный шаг. Мы на одной стороне с перевозчиками.

Человек может вернуться и купить билет не только через Busfor.

Здесь я с вами согласен. Но время сейчас непростое для всех, и очевидно, что рынок нужно поддерживать.

СМИ писали, что у вас была попытка выйти в офлайн самостоятельно — якобы вы тоже стали перевозчиком. На самом деле вы просто забрендировали автобусы перевозчиков в четырех странах. Что это был за эксперимент и как он прошел?

Да, мы не были перевозчиком — это был маркетинговый ход. Мы много инвестируем в маркетинг и прекрасно понимаем, что хороший рекламный эффект там, где есть клиент. В данном случае это сам автобус. Начинали мы с небольших промо-инициатив — раздачи флаеров или календарей на рейсах. Партнеры-перевозчики разместили десятки тысяч брендированных Busfor подголовников в салоне автобуса, все это неплохо работает и сейчас. А два года назад мы обклеили несколько автобусов. Эффект был очень хороший, но пассажиры начали видеть в нас перевозчика, а мы ведь онлайн-сервис. Пробовали выйти из этого положения: клеили наклейки на автобусы вроде «Busfor рекомендует», но они уже не несли такого рекламного эффекта. Поэтому эксперимент через несколько месяцев закрылся.

Фото: the-village.ruФото с сайта the-village.ru

А что касается сервиса в онлайне? Платформы схожей тематики часто добавляют функционал: у того же Aviasales есть бронь отелей, даже у MAPS.ME она есть. Выгодно ли вам делать что-то похожее?

Думаем об этом, но точно это не про завтрашний день. Одно время мы пытались стыковать автобусные перевозки с железной дорогой и авиаперевозками, но все эти инициативы поглощали много ресурсов, а экономический эффект был минимальным. Со временем сделаем эксперимент с бронированием отелей, но пока наш основной фокус — развитие сервиса для покупки билетов на автобусы.

Фото со страницы Ильи Екушевского в FacebookФото со страницы Ильи Екушевского в Facebook

О роликах на ТВ и другом маркетинге

Вы упомянули, что много инвестируете в маркетинг. А сколько?

Это миллионы долларов. Маркетинг — всегда самая затратная статья расходов.

Как вы рекламируетесь?

Все абсолютно стандартно. Закупаем рекламу, развиваем органические каналы. Используем и ТВ-рекламу, чтобы нарастить знание о нашем бренде. Но это во вторую очередь. Прежде всего мы растим знание о том, что билет в принципе можно купить онлайн. Такова участь первопроходцев, которые создают и развивают рынок. Наши первые ролики были, что называется, «обучалками»: зайди, нажми, выбери, оплати. Потом мы запустили игровые ролики, направленные на создание доверия к бренду и онлайн-рынку в целом. Мы — первые на автобусном рынке, кто настолько активно инвестирует в телевизионную рекламу, чтобы развивать категорию и разъяснять клиентам, что покупать билет в онлайне удобно.

Какой эффект дает вам телевизионная реклама?

Это сильный инструмент, благодаря которому растут все остальные каналы. Да, он дорогой, но мы не боимся туда инвестировать, потому что это отличный способ показать продукт огромному количеству клиентов.

О росте топ-менеджеров и роли инициативы

В менеджменте у вас есть принцип — не брать «звезд», а растить топ-менеджеров внутри компании. Сколько топ-менеджеров вы уже вырастили и как?

Это скорее не принцип, а результат собственного опыта. Можно взять состоявшегося специалиста со стороны, и, наверное, это где-то работает, потому что он приходит с новыми знаниями и сильной экспертизой. Но у нас эффективнее получается развивать специалистов своими силами. Мы помогаем им продвигаться по карьерной лестнице внутри компании, мотивируем и наращиваем экспертизу.

Сейчас в топ-менеджменте у нас баланс 50 на 50 — половина «выросли» у нас. Есть показательный пример, когда один из коллег пришел на позицию рядового менеджера, а сейчас дорос до руководителя компании в одной из стран, где мы сегодня работаем.

Но как рассмотреть перспективного сотрудника?

Человек точно должен проявлять себя сам. Я бы выделил специалистов двух типов: первые развиваются только в своей зоне ответственности и не хотят узнавать больше, вторые все время хотят двигаться дальше. Можно вырасти высококлассным специалистом в своем отделе и удовлетвориться этим, но со временем вызов и мотивация сойдут на нет.

И не надо забывать, что непосредственная зона ответственности тоже должна «блестеть». Нельзя делать свою работу наполовину, зато интересоваться всем вокруг — в итоге нигде толком не получится. Когда человек говорит: «Это не моя работа, я за это не отвечаю» — это пример, когда вряд ли из него вырастет будущий ответственный руководитель.

К каким недостаткам сотрудников вы наиболее снисходительны?

Пойду от обратного. Очевидно, что хуже всего — отсутствие инициативности. Со всем остальным можно смириться и побороть. И мы тоже должны работать с командой, чтобы она имела возможность эту инициативу проявлять и не терять вовлеченность. Когда человек говорит «Слушайте, а могу я еще здесь помочь?» мы отвечаем «Да пожалуйста!».

О боли фаундера и дружбе с инвесторами

В вашу компанию суммарно вложено $ 25 млн от 6 фондов: $ 1 млн вложили на старте сами фаундеры, в 2014 вы привлекли $ 4 млн от венчурных фондов InVenture Partners (продал долю в 2017), Intel Capital, CIG и Finsight Ventures, в 2016 фонды прямых инвестиций «Эльбрус Капитал» и Baring Vostok выкупили пакеты Intel Capital, CIG и Finsight Ventures за $ 20 млн. Суммы немаленькие. На что они ушли?

Во-первых, не все средства пополнили капитал компании. Часть из них новые фонды направили на выкуп инвесторов ранней стадии. Во-вторых, слово «ушли» не совсем корректно. Большой объем инвестиций в раунде еще не значит, что мы сразу взяли и потратили всю сумму. Мы постепенно ее используем.

Первого раунда в $ 3 млн нам хватило, чтобы начать масштабное внедрение B2B-систем и начать строить B2C-решения. Потом потребовалось больше средств, чтобы нарастить онлайн-продажи, улучшить взаимоотношения с клиентами за счет внедрения инструментов поддержки, увеличить количество перевозчиков. Можно было найти $ 1 млн, но скорее всего через 2−3 месяца мы бы снова искали средства. Поэтому все усилия были направлены на то, чтобы получить серьезный финансовый задел, а не «фандрайзить» каждые 2−3 месяца. Так команда смогла спокойно заниматься развитием, а не находиться в постоянном поиске инвестиций.

Какое участие в делах компании принимают инвесторы?

Разумеется, они активно участвуют, так как входят в Совет директоров. У наших фондов огромная экспертиза, и мы активно используем их опыт. Кроме того, нам важно развивать дружеские отношения. У нас никогда не было голосования — за все 4 года.

А чем вы как фаундер занимаетесь изо дня в день?

Прежде всего я СЕО, и моя главная задача — управлять компанией в ежедневном режиме. Создавать условия, чтобы выполнялись планы. А это широкий фронт работ: контроль, решение задач, работа со стратегией, мотивация коллег, фандрайзинг и т.д. Разумеется, много общения: руководители компании, партнеры, текущие и потенциальные инвесторы и даже конкуренты.

Илья Екушевский, СЕО Ostrovok.ru Феликс Шпильман, Рои Мор. Фото со страницы Ильи в FacebookИлья Екушевский, СЕО Ostrovok.ru Феликс Шпильман, один из основателей Gett Рои Мор. Фото со страницы Ильи в Facebook

Много времени уходит на анализ отчетности, чтобы ощущать пульс бизнеса. Мы установили в офисе большой дашборд, который показывает изнутри всю компанию, каждую цифру, каждого клиента через каналы трафика.

Но быть фаундером — это в принципе всегда про боль. Для меня очень важно решать проблемы компании, помогать ей расти, мотивировать коллег. Если где-то нужно окунуться в колл-центр, чуть ли не до конкретного разговора с клиентом, то надо это сделать. Потому что это боль, ее надо решать. Вторая по важности задача — «измерять температуру» ключевых специалистов: есть ли у них достойная мотивация, что им мешает раскрыть потенциал.

⇒ Читайте также: Почему вашей компании нужен дашборд

Как вы отвлекаетесь от работы?

Во-первых, я не выхожу из офиса со стрессом и желанием что-то забыть. Во-вторых, я крайне счастлив, что смог собрать первоклассную, как мне кажется, команду. Они приносят не проблемы, а решения, в которых нужно просто поставить точку.

Но что касается отдыха, то я провожу время с семьей. Я научился переключаться. В моей вселенной успешный предприниматель — тот, у которого все хорошо и дома, и на работе. Никто не страдает.

Илья Екушевский с семьей. Фото со страницы Ильи в FacebookИлья Екушевский с семьей. Фото со страницы Ильи в Facebook

По сравнению с тем временем, когда вы создавали компанию, и сейчас, насколько сильно вы загружены?

Загружен я всегда максимально. Объем работы только нарастает.

А что изменилось в плане сложности задач?

Сейчас все больше понимания о бизнесе, который мы строим. В начале пути фактически был гринфилд (создание бизнеса с чистого листа, незамутненный взгляд на его организацию — прим. «Про бизнес»), количество тестов зашкаливало. Мы постоянно двигались наощупь, каждый день искали и подтверждали гипотезы. Когда компания становится более зрелой, тестов становится меньше, движение оттачивается.

Нельзя сказать, что что-то стало сложнее. Но мне как фаундеру сложно сохранять универсальный взгляд, потому что объем поступающих вопросов огромный.

Сложно переключаться и быстро улавливать суть, адаптироваться к изменениям. Было бы проще сфокусироваться на чем-то одном, но так не бывает.

Поэтому миссия и фаундеров, и в принципе руководителей — видеть гораздо шире, прокачиваться во всех направлениях.

Вы все еще считаете себя стартапом?

Здесь нужно определиться, что такое стартап. На мой взгляд, главное отличие стартапа от корпорации — это гибкость и скорость. В корпорациях все бизнес-процессы выстроены, отшлифованы, люди становятся «винтиками». Работа в стартапе же больше похожа на контролируемый хаос, где бешеная скорость, много гибкости, много интуитивных решений и каждый сотрудник невероятно важен. Разумеется, мы стартап.

Последний вопрос — какое максимальное расстояние вы преодолевали на автобусе?

Около 600 км за 8 часов.

29 сентября Илья Екушевский выступит на форуме Бизнес Будущего в Минске. Не упустите билеты!

Читайте также

probusiness.io

1 августа 2007 — Интервью с Ильей Екушевским, Руководителем Клуба волонтеров.

— Илья, тебе привычнее давать интервью и отвечать на вопросы, которые касаются деятельности Клуба волонтеров, но ты его создал, так что без твоей личной истории картина не будет полной. Ты согласен?

— Конечно!

— В какой семье ты сам рос?

— Я вырос в обычной советской семье для того времени. Особо не шиковали, но и не бедствовали. В то время все делали попытки жить лучше, чем жили на самом деле. Мой отец постоянно пытался сделать для нас больше, чем мог. Иногда абсолютно забывая о своих личных мотивах. Именно это я уразумел надолго, семья – это святое.

— Все мы родом из детства. Какой самый забавный, озорной случай тебе вспоминается?

— Вспомнить какой-то особенный случай нелегко, но чаще всего все забавные истории были связаны с автомобилем. Учась еще в начальных классах, вечером бесшумно взял ключи от отцовской машины и решил покататься по двору. Иногда мне разрешали под четким контролем порулить, но в этот раз я решил, что способен сам осуществить автопрогулку. Кончилась моя затея небольшой аварией об мусорные баки.

— Кем ты мечтал стать в детстве?

— В самом раннем детстве я хотел стать пожарным. Это весьма доблестная профессия, требующая от человека смелости и максимум собранности, плюс ко всему, меня постоянно тянуло к самому огню. Вероятнее всего, эта тяга объясняется тем, что я родился под покровительством огненного Юпитера. Позже, когда я стал активно заниматься спортом, мечта стать пожарным заменилась совершенно иной мечтой, присущей каждому спортсмену – стать лучшим.

— Как ты шел к мечте?

— Путь был долгим и трудным. В спорте, чтобы держать себя в тонусе и быть конкурентоспособным, нужно постоянно работать над собой, поддерживать физическую форму, тренироваться и не прерывать процесс ежедневного совершенствования. Вдобавок ко всему, всегда должен быть рядом «двигатель», который будет сопровождать тебя на пути к заветной цели, и приходить на помощь в сложные времена. Таким «двигателем» для меня всегда была семья.

— Кем хочешь стать сейчас?

— Сейчас как раз именно тот момент, когда я уже закончил профессиональную карьеру в спорте, и все мои мысли не о том, кем я хочу стать, а о том, в какой сфере я хотел бы полноценно реализовать себя вне спорта. Подобную область я как раз уже для себя определил, буду стремиться теперь «брать» новые вершины. Серьезное стремление к цели, это как минимум половина успеха в ее достижении.

— Я знаю, ты очень любишь читать. Какой автор наиболее близок тебе? А есть настольная книга?

— К сожалению, теперь трудно найти время для чтения. Занятость в нескольких проектах одновременно дает о себе знать. Но периодически что-нибудь интересное почитываю. Люблю Ремарка, и его нельзя не любить, после прочтения его книг всегда происходит переоценка ценностей. Его творение «Три товарища» смело назову самым любимым. Хорошие произведения написаны Уайльдом, Набоковым, Ричардом Бахом, Коэльо. Со школьных времен приятно запомнились классические произведения Лермонтова, Гончарова, Грибоедова и других великих русских писателей. Надеюсь, их еще раз перечитать, будучи уже теперь взрослым. Недавно перечитал Зощенко и Чехова, а сейчас настольной книгой является «12 стульев» Ильифа и Петрова. Кстати, киноверсия этой книги – мой самый любимый фильм. В детстве очень любил сказки, в них добро постоянно побеждало зло.

— Никогда не возникало желание написать что-нибудь самому? Многие в определенные жизненные моменты пишут стихи, кто-то рассказы.

— Желание есть, и даже скажу что начало положено, но видимо пока я не до конца осознал суть того, о чем стоит написать и, честно говоря, особого творческого вдохновения еще не наступило. Пытаться что-то «выжать» для книги не мой подход. Писать нужно для себя, а не для читателя, иначе станешь заложником.

— Илья, ты что-нибудь коллекционируешь?

— Эмоции! Меня тянет всегда к чему-либо неизведанному. Хочется всегда попробовать что-то новое, получить новые эмоции. Это касается не только развлечений, почти всего. Новые знакомства, идеи, проекты и прочее, чаще всего вызывают ранее неизведанные эмоции и ощущения. Новизна – очень значимый для меня фактор!

— Что ты больше всего ценишь в людях?

— В современном мире чаще всего ценят в людях честность и порядочность, безусловно, я также ценю людей с такими качествами. Хотя внутри себя ощущаю несколько другой ответ. Мне симпатичны сильные личности, со здоровыми амбициями, уверенные в своих собственных силах и способные на многое. Именно такие люди чаще других достигают поставленные цели и получают тот результат, который нужен. Сегодня героизм вышел из стандартов жизни. Спортсмены в большинстве своем геройствуют ради собственного благополучия. Качества, благодаря которым раньше творили истинное добро, сейчас используются как средство достижения совсем иных целей. Жаль, что мужество, отвага и доблесть, характеризующие внутреннюю силу человека, в современном мире уже подзабыты.

— Расскажи, когда ты в первый раз задумался, что твоя личная помощь кому-то может быть очень необходима?

— Это случилось тогда, когда мне самому оказалась необходима помощь. Именно в такие моменты человек начинает осознавать и понимать, насколько важна помощь и поддержка, особенно семьи. Один в поле не воин, это истина которую знает каждый человек. Можно надеяться на свои силы, быть уверенным в них, но одному, без поддержки, крайне сложно победить трудности и перешагнуть преграды. Человек должен всегда оставаться человеком, и ничто человеческое ему не должно быть чуждо. Это оставляет ему возможность всегда сказать в сложное время: мне нужна помощь! В свою очередь, обществу следует прислушаться и прийти на помощь, мы ведь все-таки люди, и всегда должны помогать и поддерживать друг друга.

— А с чего для тебя началась благотворительность?

— Именно с похожей просьбы о помощи. Она расшевелила меня, дала понять, что нужно откликнуться и не оставлять наедине с возникшей проблемой, тех кто нуждается в ней. В данной ситуации это были воспитанники детских учреждений интернатного типа, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации.

— Я так понимаю, именно тогда ты в первый раз посетил детский дом, какие впечатления остались?

— Да, совершенно верно. Эмоции были достаточными, чтобы возникло понимание, насколько необходимо вернуться туда снова.

— Как пришла идея создания Клуба волонтеров?

— В какой-то момент я стал понимать, что увеличив количество людей, задействованных личным участием в поддержке детей, можно здорово повысить эффективность самой помощи. Малой группой сложно охватить большое число детских домов и интернатов. Здорово, что к этому пониманию мы пришли с некоторыми активными ребятами. Собственно, так и родился в конце 2006 года Клуб волонтеров как масштабная организация открытая для всех тех, кто желает присоединиться к нам и помогать детям. А ездить по детским домам и интернатам я начал еще в 2003 году.

— Руководить таким специфическим коллективом, в плане того, что участники Клуба, все-таки не работают в благотворительности, а занимаются ей исключительно по доброй воле, очень хлопотное дело, а нужен ведь результат!

— Я рад, что сегодня Клуб волонтеров образуют понимающие люди, которые объединены желанием поддержать детей. Собственно они и есть тот самый костяк, на котором все держится. Уверенно скажу, что когда люди движимы одной целью и желанием, они могут многое. Клуб волонтеров – это общий ребенок, поэтому ответственность и понимание должно быть у каждого. Для многих из волонтеров, именно деятельность в рамках Клуба, открыла путь к самому себе и к своему внутреннему содержанию. В этом деле отчетливо «проявляются» все человеческие чувства и эмоции. Поэтому результат чаще всего зависит от самого желания помочь. Причем в полной пропорциональной зависимости.

— Зачем тебе это? Ведь можно изыскивать и перенаправлять благотворительные потоки с меньшим вложением собственных усилий.

— Ответ очевиден. Благотворительность сегодня важна не только для тех, кто нуждается в помощи, но и для тех, кто ее осуществляет. Я чувствую потребность помочь, и чувствую потребность в этой помощи, тем кому помогаю.

— Да, и какой от деятельности клуба нужен результат?

— Я стараюсь редко упоминать, что Клуб занимается благотворительностью. Это понятие растяжимое и включает в себя огромное множество видов и вариантов помощи. Мы поддерживаем детишек, в этом наша основная задача. Своим личным участием члены Клуба волонтеров накануне готовят и проводят увлекательные акции и мероприятия непосредственно в Детских Домах и Интернатах. Также волонтеры поддерживают детишек, проходящих лечение в медицинских центрах. Мы стараемся привозить с собою настоящий праздник и простое человеческое тепло. Лучший показатель результата для нас – детские улыбки!

— Ты успеваешь заниматься чем-то еще? Или это и есть твоя работа?

— Безусловно, помимо благотворительной деятельности я занят и другими делами. По-другому быть просто не может, благотворительность – как вид деятельности не приносит доходов и это понятно. Есть несколько проектов, в которые я включен. Некоторые из них связаны с инвестициями и фондовыми рынками. Рабочее время я посвящаю основной своей работе, и только свободное – Клубу волонтеров.

— Расскажи о своих увлечениях?

— В принципе, деятельность в Клубе волонтеров можно смело отнести к увлечению, ведь процесс подготовки к поездкам в детские дома, совместные мероприятия, обсуждение предстоящих акций — достаточно занимательное времяпрепровождение, особенно когда делаешь это с друзьями. Именно так, я хотел бы назвать волонтеров в нашем Клубе. Дружеская атмосфера – лучшая среда, которая может плодить идеи и программы для поездок к детям. А вот к хобби я отношу – футбол. Он заменяет мне фитнес-клуб и помогает поддерживать физическую форму. Моя команда пока посредственно играет в одном чемпионате, но мы усердно тренируемся, что скоро обязательно отразится на результате. Мое амплуа – нападающий.

— А в обычной жизни ты придерживаешься такого же амплуа?

— Роль нападающего в футболе очень важна. Если вратарь, защитники и игроки средней линии настроены на то, чтобы не пропустить к воротам соперника и не дать забить гол, то нападающие ответственны как раз за атакующие действия, собственно, за победный результат. Вместе они образуют команду, которая достигает того, чего хочет в итоге добиться. Так и в жизни, повторюсь, один в поле не воин. Во многом я стараюсь принимать активное участие и брать ответственность на себя, но без команды сделать это эффективно и с максимальным результатом никогда не получится.

— Насколько мне известно, ты в прошлом, как впрочем, и настоящем — профессиональный спортсмен. Чувствуется особая тактика, стремление в достижении цели. Наверняка есть не менее победоносный жизненный девиз?

— Безусловно, спорт налагает свой отпечаток в жизни, особенно в поведении. Спортсмены умеют контролировать свои эмоции, в какой-то мере сдерживать себя в рамках. Чаще всего именно в экстремальных ситуациях проявляется спортивная подготовленность. Также надо отметить здоровый образ жизни, который чаще других ведут и пропагандируют спортсмены. Что касается особой тактики, особого стремления в достижении целей и задач, бесспорно спортивные навыки и умения помогают по жизни, ведь чтобы получить результат, нужно приложить максимум усилий и работоспособности. В этом и мой есть девиз: Жить — значит бороться!

— А что для тебя является лучшим отдыхом?

— Все, что связано с хорошим настроением. Я всеяден. Поэтому мне сложно выделить особенно расслабляющий вид отдыха для меня. Скажу только, что в минуты отдыха я предпочитаю быть не один и делиться им с друзьями. Очень люблю мотоциклы, особенно спортивные. Периодически выезжаю тренироваться с мотогонщиками на треке, но до серьезного занятия мотоспортом, к сожалению, совсем нет времени. Еще люблю путешествовать. В прошлом году побывал в восьми странах.

— Благотворительностью сейчас заниматься модно, а сам ты чуть ли не скрываешь от широкой общественности львиную долю проделываемой работы или выставляешь ее в заслугу Клуба. Всему виной скромность?

— Если модно, значит популярно, следовательно, больше и эффективнее сама помощь. Я этому рад! Тут же и другой ответ на вопрос кроется. Основная цель нашего Клуба – в первую очередь, оказать реальную поддержку детям и лишь во вторую, показать пример своей деятельностью другим волонтерам, напомнить им о нравственном долге и социальной ответственности. В нашей стране достаточно много людей, которые хотели бы помогать детям или чувствуют расположение к этому. Поэтому огласка деятельности Клуба – своеобразная пропаганда, попытка повернуть общество лицом к социальной проблеме.

— Как ты относишься к тому, что многие используют благотворительность как элемент пиара? Не вредит ли это реципиентам?

— Пиар, если он несет действительную пользу двум сторонам, уверен, никогда не навредит. Единственное, когда благотворительная деятельность обретает более основательные направления: устройство детей в семьи, работа с потенциальными и кризисными семьями, образовательные проекты, адаптация детей к взрослой жизни – в общем, все, что направлено на социализацию детей и решение социальных проблем, в этом случае, пиаром как и самой благотворительностью в целом, должны заниматься профессионалы.

— У нас всему свойственно приобретать весьма самобытные формы. Каким ты видишь будущее благотворительности в России?

— Сложно ответить однозначно. Если можно так выразиться, я хотел бы в будущем видеть мою страну сильной и здоровой, без социальных и других проблем. Благотворительность не всегда является методом решения таких вопросов, несколько даже послабляет систему в борьбе с проблемами. Но еще раз повторюсь, проблема есть и пока она существует надо не только стараться разрешать и предупреждать ее, но и поддерживать тех, кто вопреки своему желанию оказался в этой проблеме. Этим мы и занимаемся.

— А как, на твой взгляд, дальше будет развиваться непосредственно Клуб волонтеров?

— Думаю, он уже достаточно развит, чтобы наглядно показать и доказать — такие волонтерские сообщества нашей стране нужны! Сегодня мы стараемся развивать не только свой, но и организовать ряд похожих Клубов в других регионах. Поддержать детей в Магадане, ведь и там есть детские дома и интернаты, нам, москвичам, сложно, накладно и неразумно. Эффективнее организовать там похожий Клуб, и привлечь к этому делу волонтеров. Таким образом, мы можем оказать содействие и поддержку детям из многих дальних регионов России. Идея, на мой взгляд, действительно замечательная!

— Благотворительность это в тебе навсегда? В жизни разные будут происходить изменения, семья, работа…

— Сегодня сложно говорить с точностью и уверенностью о завтрашнем дне, особенно о благотворительной деятельности, хотя стабильность в России появилась за последние несколько лет, этого нельзя не отметить. Всему виной слабая поддержка Государства, которая пропорционально влияет на решение вопросов в этом направлении. Что же касается меня, то пока Государство не ликвидирует социальные проблемы, буду стараться поддерживать детей.

— Что это дает лично тебе? Зачем ты занимаешься благотворительностью?

— Точно не скажу почему, много раз об этом задумывался, но не приходил к четкому определению. Скорее всего, из-за того, что чувствую ответственность. Понимаю важность поддержки детей, у которых уже нет или никогда не было семьи.

— Ты же профессиональный автогонщик, полагаю, огромной внутренней потребностью является достижение цели, получение результата. Твоя деятельность в Клубе волонтеров уже принесла результат?

— Помощь и поддержка осуществляются с каждым днем эффективнее. Более двух тысяч волонтеров задействованы в Клубе, в свою очередь под патронажем которого находятся тридцать пять детских домов и интернатов в Центральном федеральном округе Российской Федерации. Не забудем про благоприятные тенденции в пропаганде волонтерской деятельности. Считаю, это все состоявшимся успешным результатом.

— Раз мы заговорили о гонках, расскажи, хотел бы ты вернуться в большой спорт?

— На данном этапе жизни скорей всего нет. Где-то внутри себя прекрасно понимаю, что здорово было бы вернуться, и, кажется, что есть еще потенциал показать хороший результат, но здравый смысл подсказывает, что не стоит. Семья и карьера, не только собственно спортивная, понятия абсолютно разные. Профессиональный спорт — это колоссальная работа, которая забирает от жизни почти все. Порою не остается время даже на личную жизнь, от чего страдаешь не только ты, но и близкие тебе люди. Попытаться найти золотую середину не получится. Профессиональный спорт есть соревнование, в котором нельзя выступать посредственно. Это касается любой сферы деятельности, в омут которой можно уйти с головой. Развивая карьеру, нужно всегда помнить о своей семье, которая нуждаются в тебе и твоей поддержке. В спорт я еще обязательно вернусь, но скорее всего как спортивный функционер или тренер. Впрочем, «никогда не говори никогда»…

— Твоя самая значимая победа?

— Надеюсь, самая значимая еще впереди!

www.club-volonterov.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о