Содержание

Правила самосовершенствования Льва Толстого

Были найдены дневники Льва Толстого, в которых он для себя записывал правила развития воли и совершенствования умственных способностей. Как открыть перед собой огромные возможности и выбирать любой путь в жизни по мнению писателя?

Льва Толстого, одного из величайших русских писателей, сложно назвать типичным образцом серьезного и старого помещика и графа, который пишет объемные, нравоучительные и сложные книги. Толстой был знаменит тем, что совершенно не соответствовал своему графскому статусу – был простым, работоспособным и приветливым человеком, любил природу и не имел склонности к роскошной жизни.

Были у него и свои недостатки – ветреный и тщеславный характер, страсть к азартным играм, даже легкомыслие были присущи еще молодому Льву, которого дважды отчисляли из казанского университета.

Но его живой ум вместе с потрясающей силой воли сделали его талантливым писателем и мыслителем, книги которого сегодня знают и любят по всему миру. По-видимому, человеку с таким характером непросто было заставить себя продуктивно и постоянно работать, но нам известны методы развития воли Льва Толстого.

Среди многочисленных книг писателя были найдены его дневники, в которых он для себя записывал правила развития воли и совершенствования умственных способностей. С тех пор эти правила не потеряли актуальности, хотя записаны были полтора века назад. Возможно, в начале своего творческого пути Толстому не хватало силы воли, но с помощью этих установок, которые он поставил для себя, он достиг больших успехов.

Писатель разделял три вида воли: телесную, чувственную и разумную. Самым главным видом считался последний, но развивать их, по мнению Толстого, необходимо одновременно. Когда человек совершенствует все три вида воли, он открывает перед собой огромные возможности и может выбирать любой путь в жизни, какой захочет.

Правила самосовершенствования Льва Толстого

Правила самосовершенствования Льва Толстого

1 этап – развитие телесной воли

Толстой упоминал, что именно этот вид – телесная воля – лучше всего развит у человека, так как благодаря этому человек отделился от остального животного вида. Поэтому зачатки телесной воли есть у каждого, ведь она составляет существенную часть нашей жизни – нужно и только немного развить. Единственные исключения из этого правила – это люди в младенческий или дряхлый период, когда человек еще или уже не контролирует свое тело.

1 правило. Толстой советует для развития телесной воли заранее записывать задачи на день – с утра или накануне. Просто составьте список дел, которые необходимо выполнить в течение дня, и за этот день обязательно исполните все назначенное. Более того, Лев Толстой указывает, что даже если исполнение какого-либо дела нанесет вред, все равно желательно его исполнить.

Это правило не только отлично тренирует волю, но и развивает ум, который поможет разумнее подходить к составлению списка задач. После прожитого дня человек обычно анализирует свои поступки, и на основе результатов может составить более продуктивный план на следующий день.

2 правило. Необходимо научиться контролировать сон. Рекомендуемая длительность сна около 7-9 часов, но каждый человек индивидуален, одному достаточно семи часов, другой хорошо себя чувствует только после продолжительного сна. Поэтому нужно выяснить, какое количество времени сна оптимально для вас, и с этого момента спать ежедневно именно столько часов, не больше и не меньше.

Помните, что «еще полчасика» по утрам, конечно, приятны, но, во-первых, ослабляют телесную волю, а во-вторых, лишают заряда бодрости по утрам. Толстой считал, что во сне телесная воля человека совершенно не работает, поэтому сам он по минимуму сокращал время сна и всегда вставал еще до восхода.

3 правило. Очень важно часто испытывать физические неприятности и трудности, и при этом не показывать внешне, как они тяжелы. Толстой писал, что необходимо «регулярно делать движения», то есть больше двигаться, делать зарядку, физические упражнения каждый день.

Можно заняться бегом или другим видом спорта – главное, не позволять себе весь день провести в относительном покое. Писатель рекомендовал заниматься движением на воздухе. Он не только регулярно занимался упражнениями, но и выполнял тяжелую работу – например, во время Крымской войны считался выносливым и сильным офицером.

Кроме того, в мирное время Толстой посещал бальные танцы и заставлял себя танцевать, хотя не очень любил это занятие. Но результат такого подхода просто великолепен – Лев Толстой прожил больше восьмидесяти лет, и даже в конце жизни его нельзя было назвать дряхлым, слабым и немощным. Рассказывали, что когда писателю было больше восьмидесяти, он ежедневно катался рысью на лошади по несколько верст.

4 правило. Это правило звучит кратко – будь верен своему слову, в том числе, если ты дал его себе. Казалось бы, ничего сложного, но именно оно часто подводит человека, решившего заняться развитием силы воли.

5 правило. Не бросать начатые дела. Это тренирует не только силу воли, но и осознанность действий. Когда у человека вырабатывается привычка доводить все до конца, он начинает заранее перед любым действием представлять себе результат. Это помогает делать все спокойно, целостно и по порядку, без суеты и суматошности. Это правило Лев Толстой вывел, исходя из собственного опыта – в юности он пытался посвятить себя множеству различных дел.

6 правило. Составить таблицу, которая включает в себя все мелочи повседневной жизни. Толстой вносил в эту таблицу все аспекты жизни: сколько трубок выкуривать в день, сколько есть, что есть, когда заниматься физическими упражнениями, какие упражнения в какой день выполнять и так далее. Такая таблица поможет планировать время, вести учет расходам, успевать выполнять все дела.

Ученые давно доказали пользу установленного распорядка дня: важно вставать в одно и то же время, принимать пищу в определенные часы – при таких привычках организм существует без резких изменений и стрессов, а при переменах становится как будто «дезориентированным». Подобный совет можно встретить не только у Льва Толстого, например, Кант тоже считал, что жизнь должна быть тщательно рассчитана по дням и часам.

Этот немецкий философ жил четко по хронометру: целыми десятилетиями вовремя вставал, делал все в одно и то же время, так что даже жители Кенигсберга часто проверяли по нему часы. У него было расписано все до таких мелочей, как например, в какой день что есть, какого цвета одежду надеть. Конечно, это крайность, и вряд ли кто-нибудь захочет повторить этот опыт. Но ввести в свою жизнь распорядок все же стоит.

Правила самосовершенствования Льва Толстого

Правила самосовершенствования Льва Толстого
1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с любимым конем Делиром

2 этап – развитие эмоциональной воли

Эмоциональная воля, как видно из названия, контролирует эмоции человека, подчиняет их его целям. Писатель считал, что все чувства вызываются любовью, которая может принимать различные формы: есть самолюбие, любовь к окружающему миру, страстная любовь. Важно развивать все стороны любви, не отдавая предпочтения какой-либо одной.

Когда Толстой придумал для себя это правило, он находился в неопределенном состоянии: то пытался отрешиться от своих желаний и посвятить себя любви к миру, то пускался в душевные искания и позволял себе любые развлечения. Но уже через некоторое время он нашел равновесие в своих эмоциях. Хотя дальнейшая его жизнь показывает, что самоотрешение проявлялось чаще, чем самолюбие.

Таким образом, общее правило для развития воли эмоций гласит: все чувственные дела не должны идти на поводу у чувств, а быть следствием воли. Кроме того, чувства человека не должны исходить исключительно из любви к себе.

1 правило. Не стараться угодить людям, которых вы не знаете или не любите. Этим правилом будет сложно руководствоваться в жизни, ведь почти каждый человек заботится о том, чтобы его уважали, любили и принимали окружающие. И зачастую это доходит до того, что нас начинает волновать мнение совершенно посторонних людей – мы забываем, что нужно нам самим и начинаем подстраиваться под общественные стандарты. Уходить в другую сторону тоже не стоит – гипертрофированное самолюбие и уход от окружающих ведет к потере контакта с другими людьми и вызывает неспособность к любви.

Нужно просто постоянно помнить, что как и вас, других людей в первую очередь волнуют чужие мысли. Они также волнуются из-за того, как их воспринимают со стороны, как к ним относятся, уважают ли их, а ваши собственные мотивы и побуждения не видны для них. Поэтому не стоит забивать себе голову подобными мыслями. Толстой советовал выполнять такое упражнение: регулярно спрашивать себя «Что бы я сейчас сделал, если бы мне было все равно, что подумают и скажут люди?» и «Что бы я перестал делать, если бы мне было безразлично мнение других людей?». В соответствии с ответами на эти вопросы нужно скорректировать свою жизнь.

2 правило. Заниматься самосовершенствованием для себя, а не для других. Хорошо, когда человек стремится стать лучше и имеет план для достижения цели. Но главное при этом – мотивы должны исходить от себя, а не от других людей. Как показывает практика, это приносит лучшие результаты.

Например, Толстой, который, наряду со многими другими великими людьми, имел трудности в получении стандартного образования, но сумел достичь многого самообучением и саморазвитием. Когда он открыл в Ясной Поляне народную школу, то не вводил никаких обязательных предметов, оценок, учета посещений – тем не менее, дело успешно продвигалось, и немало учеников получило образование.

3 правило. Стараться быть хорошим, но не показывать это остальным. Не стоит, конечно, скрывать от всех, что вы хорошо разбираетесь – но даже если этот так, все ваше мастерство может обесцениться, если кричать об этом на каждом углу.

4 правило. Находить в других людях достоинства и не искать недостатки. Настройка на позитив хороша не только в оценке других людей, но и всей жизни. Толстой призывал всех говорить правду, а самому не оправдываться.

5 правило. Жить хуже, чем можно себе позволить. Это правило как нельзя лучше тренирует силу воли: даже если вы разбогатели и можете позволить себе гораздо больше, не меняйте образа жизни. Как показывает история и практика, лишний комфорт и роскошь на корню убивают стремление к самосовершенствованию.

Даже великая Римская империя развалилась скорее из-за слишком изнеженной, роскошной жизни, а не из-за варваров. Нужно точно знать, какие вещи действительно необходимы в жизни, а какие просто приносят ненужный комфорт, убивают время, вредят телу или характеру.

6 правило. Десятую часть своего имущества жертвовать другим людям. Толстой на протяжении всей своей жизни занимался благотворительностью и призывал окружающих тратить часть своего богатства на полезные для общества дела. Главное, говорил он, не отдавать деньги на абстрактные блага и не подавать милостыню, важно выполнять действительно полезные, конкретные дела.

Правила самосовершенствования Льва Толстого

Правила самосовершенствования Льва Толстого
Русские писатели круга журнала «Современник». И. А. Гончаров, И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, Д. В. Григорович, А. В. Дружинин и А. Н. Островский. 15 февраля 1856 г. Фотография С. Л. Левицкого

3 этап – развитие разумной воли

Высшей степени совершенствования человек достигает, когда его воля становится способна контролировать разум. Толстой писал о том, что наши мысли влияют на наши действия, на то, что с нами происходит. Если овладеть разумной волей, объединив ее с эмоциональной и телесной, то можно достичь высоких результатов развития различных способностей человека, в том числе памяти, ума, обдуманности и других.

1 правило. Назначать умственные занятия на каждый день. Утром или с вечера, составляя список задач на день, вы не должны обходить стороной и умственные дела: например, чтение книг, изучение науки, мыслительную деятельность и тому подобное. Для таких дел нужно выделять специальное время, также примерно раз в неделю необходимо отвести время для составления планов и анализа произошедшего.

Толстой, например, занимался этим по субботам. Подчинение умственной деятельности строгому распорядку дисциплинирует ум и заставляет его работать продуктивнее, вследствие чего можно добиться больших результатов. Постепенно можно начать планировать свою жизнь не только по дням, но и большим отрезкам времени. Также Толстой советовал вести письменный самоанализ и сам следовал этому совету.

2 правило. При изучении какого-либо дела или при любой деятельности все умственные силы должны быть направлены на этот предмет. Это значит, что в любом деле очень важно уметь полностью сосредотачиваться, концентрировать свое внимание, не давать разуму отвлекаться. Сложная задача, особенно в неблагоприятной или шумной обстановке, но в этом и состоит контроль воли. Сначала будет трудно не отвлекаться и посвящать весь свой ум одной проблеме, но это быстро входит в привычку.

3 правило. Не мечтайте. Это правило может показаться странным и даже не полезным. Толстой предупреждал о вреде мечтания. Но важно разграничивать два понятия – мечты и цели. Цели – важная и полезная часть жизни человека, они позволяют сосредотачивать свои силы на определенном пути и быстро прокладывать себе путь вперед. Мечты же, наоборот, возвращают человека назад, расслабляют волю, снижают внимание и сосредоточенность. Несбыточные мечты, бесполезные желания не приведут ни к чему хорошему, поэтому важно вдумчиво и сосредоточенно планировать свою жизнь, не мечтая.

4 правило. Нельзя позволять чувствам и эмоциям захватывать разум. Справиться со своими чувствами порой нелегко, сильные эмоции толкают людей на неразумные поступки, вызывают неадекватное поведение. Позже мы начинаем сожалеть об этом, так как в спокойной обстановке имеем возможность обдумать ситуацию и найти лучший выход. Поэтому нужно научиться даже в такие эмоциональные моменты перехватить контроль над разумом и не давать чувствам управлять им.

5 правило. Не бросать любые начатые умственные занятия. Развитие силы воли можно сравнить с укреплением мышечной массы – если регулярно заниматься, она растет, а если забросить, то сходит на нет.

Правила самосовершенствования Льва Толстого

Правила самосовершенствования Льва Толстого
Л. Н. Толстой с женой и детьми. 1887 год

Не стоит кардинально менять свою жизнь и пытаться ввести в нее сразу все правила, иначе еще не развитая сила воли не позволит жить в таком режиме, что принесет только разочарования. Лучше следовать этим правилам постепенно, и главное, не забывать основного совета Льва Толстого: перед тем, как бездумно следовать правилу, нужно его испытать.

10 интересных фактов из жизни Льва Толстого

9 сентября 2018 года — 190 лет со дня рождения нашего земляка Льва Николаевича Толстого.

В этот памятный день вспоминаем малоизвестные факты о великом писателе:

ФАКТ 1

Самое популярное свое произведение «Война и мир» Лев Толстой не любил.

В январе 1871 года Лев Николаевич направил Афанасию Фету письмо:

«Как я счастлив… что писать дребедени многословной вроде «Войны» я больше никогда не стану».

6 декабря 1908 года в своем дневнике он также написал:

«Люди любят меня за те пустяки — «Война и мир» и т. п., которые им кажутся очень важными». Есть и еще более позднее свидетельство.

А летом 1909 года один из посетителей Ясной Поляны выражал свой восторг и благодарность Толстому за создание «Войны и мира» и «Анны Карениной».

Ответ Толстого был таков: «Это все равно, что к Эдисону кто-нибудь пришел и сказал бы: «Я очень уважаю вас за то, что вы хорошо танцуете мазурку». Я приписываю значение совсем другим своим книгам».

ФАКТ 2

Лев Николаевич Толстой был вегетарианцем.

В возрасте 50 лет граф полностью отказался от мяса, но не от яиц и молочных продуктов. Он даже мечтал, что настанут времена, когда все люди перестанут есть мясо. Откажутся, как он говорил, «от этого людоедства».

ФАКТ 3

Сестра Софьи Андреевны была влюблена в Толстого.

Семье Берс воспитывались сразу три дочери: старшая Лиза, средняя Соня и младшая Таня. Лиза была влюблена в графа и чувств своих не скрывала, потому окружающие считали Толстого ее женихом. Однако, Лев Николаевич испытывал нежные чувства к Соне Берс.

ФАКТ 4

Коня Толстого похоронили рядом с ним.

Писатель просил похоронить его любимого коня Делира неподалеку от его собственной могилы. Это было в точности исполнено.

ФАКТ 5

Толстой проиграл в карты одну из построек своей усадьбы Ясная Поляна.

Его партнер по азартной игре разобрал перешедшее ему строение до гвоздика и все вывез из усадьбы. Лев Николаевич мечтал выкупить обратно проигранную пристройку, но так и не сделал этого.

ФАКТ 6

В первую брачную ночь Лев Толстой заставлял молодую супругу Софью читать его дневник.

Ему было 34 года, ей – 18. Толстой заставил жену прочесть те страницы его дневника, где подробно были описаны его бурные похождения. Там было и о крестьянке Аксинье, которая помогала барину снять напряжение.

Граф раскрыл эти события своей жизни перед юной супругой, чтобы между ними не было каких-либо тайн и недоговоренностей.

ФАКТ 7

Ранним утром 31 октября 1910 года Толстой тайно убежал из дома.

Писатель хотел прожить остаток жизни в одиночестве. Это случилось после очередного разрыва с женой. Однако в дороге он заболел воспалением легких и умер в доме начальника станции.

ФАКТ 8

Лев Толстой отказался от авторских прав на произведения, созданные им после 1891 года.

В своем дневнике он посоветовал наследникам отказаться от авторского права на его сочинения.

«Сделаете это, хорошо. Хорошо это будет и для вас; не сделаете — это ваше дело. Значит вы не готовы это сделать. То, что сочинения мои продавались эти последние 10 лет, было самым тяжелым для меня делом жизни».

ФАКТ 9

Лев Николаевич Толстой считал неправильной российскую систему образования.

Он хотел развить на Родине европейские методы обучения.

ФАКТ 10

За оборону Севастополя Толстой был награжден орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость».

А также медалями «За защиту Севастополя 1854—1855» и «В память войны 1853—1856 гг.» Впоследствии его наградили еще двумя медалями «В память 50-летия защиты Севастополя»: серебряной как участника обороны Севастополя и бронзовой как автора «Севастопольских рассказов»

20 советов Толстого на разные случаи • Arzamas

Как не убить ребенка соской, какие шляпки носить и как есть картофель; как одеваться, если ты из провинции; как писать, если уж (не дай бог) начал; когда жениться, как смешить людей и как быть счастливым — мудрости мудрейшего из писателей

Собрали Дарья Еремеева, Анастасия Тулякова

Лев Толстой с крестьянскими детьми в Ясной Поляне. Фотография Томаса Тапселя. 1909 годГосударственный музей Л. Н. Толстого / russiainphoto.ru

Как не убить ребенка соской

«Спора нет, дело ясно. И не может ни мать сунуть соску своему детищу, если она не хочет его смерти, ни отец допустить то, что его ребенок лежит в зыбке с тряпкой во рту, с той тряпкой, от которой половина детей должна умереть. Не то отец, всякий добрый человек, войдя в дом и увидя ребенка с соской, дол­жен вынуть ее изо рта младенца и сказать матери про то зло, которое делает эта соска.
     Соска убила на Руси людей больше, чем чума и холера и все болезни. Надо воору­житься против нее и помогать друг другу уничтожить ее». 

Из заметки Льва Толстого «О соске» в брошюре доктора Егора Покров­ского «Об ухо­де за малы­ми детьми»

Что делать, если перебрал

«Человек, выпивший накануне бутылку вина, стакан водки или две кружки пива, нахо­дится в обычном состоянии похмелья или угнетения, следующего за возбуждением, и потому в умственно подавленном состоянии, которое уси­ливается еще курением. Для того чтобы человек, курящий и пьющий постоян­но и умеренно, привел мозг в нормальное состояние, ему нужно пробыть по край­­ней мере неделю или более без употребления вина и курения. Этого же почти никогда не бывает».

Из статьи Льва Толстого «Для чего люди одурманиваются?», предисловие к книге доктора Петра Алексеева «О пьянстве»

Какие шляпки носить в каких случаях

«Увы! Вы заблуждаетесь, что у вас есть вкус  Письмо адресовано Валерии Арсеньевой (1836–1909) — соседке Толстых. Лев Николае­вич некоторое время ухаживал за ней, в 1856 году даже подумывал жениться, писал регулярно длинные письма, но отношения остались дружескими и не переросли во что-то более серьезное.. Т. е., может быть, есть, но такту нет. Например, известного рода наряды, как голубая шляпка с белыми цветами, пре­красна; но она годится для барыни, ездящей на рысаках в аглиц­кой упряжке и входящей на свою лестницу с зеркалами и камелиями; но при изве­стной скромной обстановке… извозчичьей кареты и т. д. эта же шляпка риди­кюль­на  Смешна (от фр. ridicule)., а уж в деревне в тарантасе и говорить нечего».

Из письма Льва Толстого Валерии Арсеньевой от 23 ноября 1856 года

Как есть печеный картофель

«Толстой обожал печеный картофель. Интересно было смотреть, как он его ел. Сначала насыпал на тарелку небольшую кучку соли, клал около нее кусок сли­вочного масла, затем брал из миски, накрытой белой салфеткой, большую кар­тофелину с румяной корочкой, разрезал пополам. Чтобы не обжечь пальцы, клал одну ее половинку на угол салфетки, облегавшей его грудь, и всё время держал ее перед собой в левой руке. В правой держал чайную ложку, которой отламывал на тарелке кусочек масла, и ею же прикасался к соли. После этого ложкой вынимал из кожуры кусочек картофеля, дул на него, чтобы остудить, и затем съедал. Так, с превеликим удовольствием, он съедал три картофелины».

Из книги Нины Никитиной «Повседневная жизнь Льва Толстого в Ясной Поляне»

Что делать, если хочется писать

«Когда вам хочется писать — удерживайте себя всеми силами, не садитесь сей­час же. Советую вам это по личному опыту. Только тогда, когда невмоготу уже терпеть, когда вы, что называется, готовы лопнуть, — садитесь и пишите. На­вер­ное, напишете что-нибудь хорошее».

Из дневника литератора, общественного деятеля Александра Жиркевича «Встречи с Толстым»

Что делать, если уж начал

«Пиши 1) начерно, не обдумывая места и правильности выражения мыслей; 2) раз переписывай, исключая все лишнее и давая настоящее место каждой мыс­ли, и 3) раз переписывай, исправляя неправильности выражений».

 Из дневника Льва Толстого, 1853 год

Что делать, если уж начал — 2

«Конечно, бросить! Я это всем говорю из начинающих. Это мой обычный совет. Не такое теперь время, чтобы писать. Нужно дело делать, жить примерно и учить на своем примере жить других. Бросьте литературу, если хотите послу­шаться старика. Мне что ж! Я скоро умру… Но вам, начинающим, незачем тра­тить попусту время и развращаться».

Из воспоминаний Александра Жиркевича, беседа состоялась 20 декабря 1890 года

Как одеваться, если ты из провинции

«…Есть известные женщины, почти вроде Щербачевой  Щербачева — тетка Валерии Арсеньевой., и даже гораздо хуже, которые в этом роде élégance  Изящество (фр.). ярких цветов, взъеро­шенных куафюр и все­го необыкновенного — горностаевых мантилий, малиновых салопов и т. д. — все­гда перещеголяют вас, и выхо­дит только то, что вы похожи на них. И де­вуш­ки, и женщины, мало жившие в больших городах, всегда ошибаются в этом. Есть другого рода élégance — скромная, боящаяся всего необыкновен­ного, ярко­го, но очень взыскательная в мелочах, в подробностях, как башмаки, воротнич­ки, перчатки, чистота ногтей, аккуратность прически и т. д., за кото­рую я стою горой, ежели она не слиш­ком много отнимает заботы от серьез­но­го, и кото­рую не может не любить всякий человек, любящий изящное. Élégance ярких цве­тов еще простительна, хотя и смешна, для дурносопой  То есть невзрачной. барышни, но вам, с ва­шим хорошеньким личиком, непростительно этак заблуждаться. Я бы на ва­шем месте взял себе правилом туалета — простота, но самое строгое изящество во всех мельчайших подробностях».

Из письма Льва Толстого Валерии Арсеньевой от 23 ноября 1856 года

Когда следует жениться

«„Каких лет следует жениться и выходить замуж?“ Таких лет, чтобы не успеть влюбиться ни в кого прежде, чем в свою жену или мужа». 

Запись Льва Толстого для семейного яснополянского «Почтового ящика»  «Летом… у нас устраивался Почтовый ящик. <…> Висел он на площадке… и в него каждый опускал свои произведения: стихи, статьи и рассказы, написанные в течение недели на зло­бы дня. По воскресеньям все собира­лись в зале у круглого стола, ящик торже­ственно отпирался, и кто-нибудь из старших, часто даже сам папа, читал его вслух» (Илья Толстой. «Мои воспоминания»)., из воспоминаний Ильи Толстого, сына писателя

Как быть счастливым

«Я живу прекрасно и могу смело рекомен­довать всем следующий и единст­вен­ный рецепт для этого: готовиться умереть. Чем более готов умереть, тем лучше жить, тем легче и расстаться с жизнью, и оставаться в ней».

Из письма Льва Толстого двоюродной тетке Александре Толстой, 1888 год

Лев Толстой за работой в кабинете. Фотография Владимира Черткова. Ясная Поляна, 1909 годГосударственный музей Л. Н. Толстого / russiainphoto.ru

Как понять непонятное

«Для того чтобы понять всякую книгу, необходимо выделить из нее всё вполне понятное от непонятного и запутанного и из этого выделенного понятного со­ста­вить себе понятие о смысле и духе всей книги, и тогда на основании впол­не понятного выяснить для себя места не вполне понятные и запутанные. Так мы читаем всякого рода книги».

Из статьи Льва Толстого «Как читать Евангелие и в чем его сущность?», 1896 год

Как стать хорошей женой

«Помогай вам Бог, мой голубчик, идите вперед, любите, любите не одного ме­ня, а весь мир Божий, людей, природу, музыку, поэзию и всё, что в нем есть прелестного, и развивайтесь умом, чтобы уметь понимать вещи, которые до­стойны любви на свете. Любовь — главное назначение и счастье на свете. Хотя, что я скажу, нейдет вовсе к нашему разговору, но вот еще великая причина, по которой женщина должна развиваться. Кроме того, что назначенье женщи­ны быть женой, главное ее назначенье быть матерью, а чтоб быть матерью, а не маткой (понимаете вы это различие?), нужно развитие». 

Из письма Льва Толстого Валерии Арсеньевой, 1856 год

Как жить свободно

«Хочешь жить спокойно и свободно — не приучай себя к лишнему, а сколько можешь отучай себя от того, без чего можешь обойтись».­

Лев Толстой. «Путь жизни», 1910 год

Как правильно смешить людей

«Когда кто-нибудь из нас рассказывал что-нибудь такое, что должно было казаться смешным или остроумным, и сам при этом смеялся, отец [Лев Тол­стой] говорил: „Есть три сорта рассказчиков смешного: низший сорт — это те, которые во вре­мя своего рассказа сами смеются, а слушатели не смеются; средний сорт — это те, которые сами смеются, и слушатели тоже смеются, а высший сорт — это те, которые сами не смеются, а смеются только слуша­тели“. Вообще он советовал, когда рассказываешь что-нибудь такое, самому не смеяться, а то вдруг у слуша­телей сделаются скучные лица, и станет неловко».

Из книги Сергея Толстого «Очерки былого»

Как использовать ум на полную мощность

«1) Что назначено непременно исполнить, то исполняй, несмотря ни на что. 2) Что исполняешь, исполняй хорошо. 3) Никогда не справляйся в книге, ежели что-нибудь забыл, а старайся сам припомнить. 4) Заставь постоянно ум твой действовать со всею ему возможною силою. 5) Читай и думай всегда громко. 6) Не стыдись говорить людям, которые тебе мешают, что они мешают; снача­ла дай почувствовать, а ежели он не понимает, то извинись и скажи ему это».

Из дневника Льва Толстого, 1847 год

Как выйти из затруднительной ситуации

«Л[ев] Н[иколаевич] как-то еще сказал: „Когда вам рассказывают про затрудни­тельное сложное дело, главным образом про чьи‑нибудь гадости, отвечайте на это: вы ва­рили варенье? Или: хотите чаю? — и всё. Много зла происходит от так называемых выяснений обстоя­тельств, или отношений“».

Из книги Александра Гольденвейзера «Вблизи Толстого»

Как учить языки

«Учится языкам он [Толстой] очень ориги­нально: он берет Евангелие на незна­комом ему языке и, пока прочитывает, научается всё понимать».

Из книги Александра Гольденвейзера «Вблизи Толстого»

Как правильно спорить

«Чтобы спорить и из спора выходил плод, нужно, чтобы спорящие смотрели в од­ну и ту же сторону, чтоб цель у них б[ыла] одна (истина). Надо уяснить себе, что каждый хочет доказать. И если окажется, что или один ничего не хо­чет доказать (очень обыкновенно), или что цели, побуждающие спорить споря­щих, совершенно различны, то спор тотчас же следует прекратить. Это надо выяснить примером». 

Из дневника Льва Толстого, 1889 год 

Что делать, если не нравится обстановка

«Во всяком случае нужна решительность. Ежели, несмотря на все эти выгодные условия, вам нехорошо там, где вы живете, постарайтесь устроить лучше. Поез­жайте за границу, выдьте замуж, подите в мона­стырь, заройтесь в деревню, но не будьте ни секунды в нерешительности. Это самое тяжелое и даже вред­ное состояние».

Из письма Льва Толстого Валерии Арсеньевой от 6 декабря 1857 года

Как лучше соображать

«Помню, как трудно мне было понять дроби. Нетерпеливый голос папа [Льва Толстого] только ухудшал дело. 
     — Две пятых и три пятых — сколько будет? 
     Я молчу. 
     Папа возвышает голос: 
     — Две булки и три булки — сколько будет? 
     — Пять булок, — едва слышным голосом говорю я. 
     — Прекрасно. Ну, а две пятых и три пятых — сколько будет? 
     Но все напрасно. Я опять молчу. Слезы навертываются на глаза, и я готова раз­реветься. Я боюсь ответить, что две и три пятых будет пять пятых и что это равно единице. Мне это кажется слишком простым. 
Папа замечает мое состояние и смягчается. 
     — Ну, попрыгай! 
     Я давно знаю эту его систему и потому, ничего не расспрашивая, встаю со сту­ла и, с невысохшими еще слезами на глазах, мрачно прыгаю на одном месте. И правда, мысли мои проясняются, и, когда я опять сажусь за занятие, я знаю несомненно, что две пятых и три пятых составляют пять пятых, что равняется одной единице». 

Из воспоминаний Татьяны Сухотиной-Толстой  

Тройная бухгалтерия Льва Толстого – Деньги – Коммерсантъ

Журнал «Коммерсантъ Деньги» №36 от , стр. 77
Полоса 077 Номер № 36(391) от 17.09.2002
Тройная бухгалтерия Льва Толстого
       150 лет назад, 18 сентября 1852 года, увидел свет номер выходившего под редакцией Николая Некрасова и Ивана Панаева журнала «Современник», в котором дебютировал молодой писатель, скрывшийся за инициалами Л. Н. Повесть называлась «Детство».
       Дальнейшая литературная биография Льва Толстого известна. Но не все знают, как складывалась у графа жизнь материально-денежная. Его называли «бессребреником, презирающим деньги» — но и «расчетливым скопидомом». Деньги были для него то «гадкой вещью», то мерой семейного благополучия, а то и великим грехом. О сложных взаимоотношениях Льва Николаевича с пятой стихией рассказывает НИНА НИКИТИНА.
       
       В молодости Лев Толстой кутил и в пух и прах проигрывался в карты, не забывая, однако, при этом вести «Журнал для слабостей», в котором ругательски ругал себя за молодечество и пустую жизнь. После чего отправлялся на очередную партию в штос.
       Остепенившись, стал расчетливым помещиком, владельцем восьми тысяч десятин земли, с которым отчаянно соревновался помещик Шеншин (Афанасий Фет) и которому отчаянно завидовал горожанин Достоевский, лишь в канун смерти выбравшийся из долгов покойного брата Михаила и кабалы собственных издателей.
       К концу жизни Лев Толстой стал равнодушен к благам земным; стремление к обогащению считал ничтожным, а гонорары свои отдавал духоборам, собиравшимся эмигрировать от преследований правительства в Канаду.
       
Культ предков
       Люди, хорошо знавшие Льва Николаевича и его семью, его предков, считали, что важнее всякой наследственности и наследства для него был самый настоящий культ предков. Недаром писатель считал себя «произведением предшествующих людей», среди которых выделялись дед по отцовской и дед по материнской линиям.
       И в самом деле, в молодости, до женитьбы, Лев Толстой вел себя так, будто стремился подражать деду по отцу — Илье Андреевичу Толстому. Илья Андреевич был человеком довольно ограниченным, но веселым и мягким. Владел 1,2 тыс. крепостных, 4 тыс. десятин земли, 3 винокуренными заводами, поставлявшими вина на российский рынок. Этот легендарный сибарит и мот з

Толстой, Лев Николаевич — Википедия

Лев Николаевич Толстой

Л. Н. Толстой в 1880-х годах
Имя при рождении Лев Николаевич Толстой
Псевдонимы Л.Н., Л.Н.Т.[1]
Дата рождения 28 августа (9 сентября) 1828(1828-09-09)
Место рождения
Дата смерти 7 (20) ноября 1910(1910-11-20) (82 года)
Место смерти
Гражданство (подданство)
Род деятельности прозаик, публицист, философ, писатель
Годы творчества 1847—1910
Направление реализм
Жанр рассказ, повесть, роман, драма
Язык произведений русский
Награды
Автограф Подпись
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

Граф Лев Николаевич Толсто́й[К 1] (28 августа [9 сентября] 1828, Ясная Поляна, Тульская губерния, Российская империя — 7 [20] ноября 1910, станция Астапово, Рязанская губерния, Российская империя) — один из наиболее известных русских писателей и мыслителей, один из величайших писателей-романистов мира[8]. Участник обороны СевастополяПерейти к разделу «#Военная служба». Просветитель, публицист, религиозный мыслитель, его авторитетное мнение послужило причиной возникновения нового религиозно-нравственного течения — толстовстваПерейти к разделу «#Философия». За свои взгляды был отлучен от церкви. Член-корреспондент Императорской Академии наук (1873), почётный академик по разряду изящной словесности (1900)[9]. Был номинирован на Нобелевскую премию по литературе (1902, 1903, 1904, 1905). Впоследствии отказался от дальнейшей номинации.

Писатель, ещё при жизни признанный главой русской литературы[10]. Творчество Льва Толстого ознаменовало новый этап в русском и мировом реализме, выступив мостом между классическим романом XIX века и литературой XX века. Лев Толстой оказал сильное влияниеПерейти к разделу «#Значение и влияние творчества» на эволюцию европейского гуманизма, а также на развитие реалистических традиций в мировой литературе. Произведения Льва Толстого многократно экранизировались и инсценировались в СССР и за рубежом; его пьесы ставились на сценах всего мира[10]. Лев Толстой был самым издаваемым в СССР писателем за 1918—1986 годы: общий тираж 3199 изданий составил 436,261 млн экземпляров[11].

Наиболее известны такие произведения Толстого, как романы «Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение», автобиографическая[12][10] трилогия «Детство», «Отрочество», «Юность»[К 2], повести «Казаки», «Смерть Ивана Ильича», «Крейцерова соната», «Отец Сергий», «Хаджи-Мурат», цикл очерков «Севастопольские рассказы», драмы «Живой труп», «Плоды просвещения» и «Власть тьмы», автобиографические религиозно-философские произведения «Исповедь» и «В чём моя вера?» и др.

Биография

Происхождение

Перейти к разделу «#Значение и влияние творчества» Генеалогическое древо Л. Н. Толстого

Представитель графской ветви дворянского рода Толстых, происходящей от петровского сподвижника П. А. Толстого. Писатель имел обширные родственные связи в мире высшей аристократии. Среди двоюродных братьев и сестёр отца — авантюрист и бретёр Ф. И. Толстой, художник Ф. П. Толстой, красавица М. И. Лопухина, светская львица А. Ф. Закревская, камер-фрейлина А. А. Толстая. Поэт А. К. Толстой приходился ему троюродным братом. Среди двоюродных братьев матери — генерал-лейтенант Д. М. Волконский и богатый эмигрант Н. И. Трубецкой. А. П. Мансуров и А. В. Всеволожский были женаты на двоюродных сёстрах матери. Толстой был связан свойство́м с министрами А. А. Закревским и Л. А. Перовским (женаты на двоюродных сёстрах его родителей), генералами 1812 года Л. И. Депрерадовичем (женат на сестре бабушки) и А. И. Юшковым (деверь одной из тёток), а также с канцлером А. М. Горчаковым (брат мужа другой тётки). Общим предком Льва Толстого и Пушкина был адмирал Иван Головин, помогавший Петру I создавать русский флот.

Черты деда Ильи Андреевича даны в «Войне и мире» добродушному, непрактичному старому графу Ростову. Сын Ильи Андреевича, Николай Ильич Толстой (1794—1837), был отцом Льва Николаевича. Некоторыми свойствами характера и фактами биографии он был похож на отца Николеньки в «Детстве» и «Отрочестве» и отчасти на Николая Ростова в «Войне и мире». Однако в реальной жизни Николай Ильич отличался от Николая Ростова не только хорошим образованием, но и убеждениями, которые не позволяли служить при Николае I. Участник заграничного похода русской армии против Наполеона, в том числе участвовал в «битве народов» у Лейпцига и побывал в плену у французов, но смог сбежать, после заключения мира вышел в отставку в чине подполковника Павлоградского гусарского полка. Вскоре после отставки вынужден был пойти на чиновничью службу, чтобы не оказаться в долговой тюрьме из-за долгов отца, казанского губернатора, умершего под следствием за служебные злоупотребления. Отрицательный пример отца помог выработать Николаю Ильичу свой жизненный идеал — частная независимая жизнь с семейными радостями[13]. Чтобы привести свои расстроенные дела в порядок, Николай Ильич (как и Николай Ростов), женился на уже не очень молодой княжне Марии Николаевне из рода Волконских в 1822 г., брак был счастливый. У них было пятеро детей: Николай (1823—1860), Сергей (1826—1904), Дмитрий (1827—1856), Лев, Мария (1830—1912).

Дед Толстого по матери, екатерининский генерал, князь Николай Сергеевич Волконский, имел некоторое сходство с суровым ригористом — старым князем Болконским в «Войне и мире»[14]. Мать Льва Николаевича, похожая в некоторых отношениях на изображённую в «Войне и мире» княжну Марью, владела замечательным даром рассказчицы.

⛭

Толстой, Лев Николаевич — предки

Детство

⛭ ⛭

Лев Толстой родился 28 августа 1828 года в Крапивенском уезде Тульской губернии, в наследственном имении матери — Ясной Поляне. Был четвёртым ребёнком в семье. Мать умерла в 1830 году от «родовой горячки», как тогда говорили, через полгода после рождения дочери, когда Льву не было ещё 2 лет[К 3].

Воспитанием осиротевших детей занялась дальняя родственница Т. А. Ергольская. В 1837 году семья переехала в Москву, поселившись на Плющихе, так как старшему сыну надо было готовиться к поступлению в университет. Вскоре внезапно умер отец, Николай Ильич, оставив дела (в том числе некоторые связанные с имуществом семьи тяжбы) в незаконченном состоянии, и трое младших детей снова поселились в Ясной Поляне под наблюдением Ергольской и тётки по отцу, графини А. И. Остен-Сакен, назначенной опекуншей детей. Здесь Лев Николаевич оставался до 1840 года, когда умерла Остен-Сакен, дети переселились в Казань, к новому опекуну — сестре отца П. И. Юшковой.

Дом Юшковых считался одним из самых весёлых в Казани; все члены семьи высоко ценили внешний блеск. «Добрая тётушка моя, — рассказывает Толстой, — чистейшее существо, всегда говорила, что она ничего не желала бы так для меня, как того, чтобы я имел связь с замужнею женщиною»[12].

Льву Николаевичу хотелось блистать в обществе, но ему мешали природная застенчивость и отсутствие внешней привлекательности. Разнообразнейшие, как их определяет сам Толстой, «умствования» о главнейших вопросах нашего бытия — счастье, смерти, Боге, любви, вечности — накладывали отпечаток на его характер в ту эпоху его жизни. Рассказанное им в «Отрочестве» и «Юности», в романе «Воскресение» о стремлениях Иртеньева и Нехлюдова к самоусовершенствованию взято Толстым из истории собственных его аскетических попыток этого времени. Всё это, писал критик С. А. Венгеров, привело к тому, что у Толстого создалась, по выражению из его повести «Отрочество», «привычка к постоянному моральному анализу, уничтожившая свежесть чувства и ясность рассудка»[12]. Приводя примеры самоанализа этого периода, он иронически отзывается о преувеличенности своего отроческого философского самолюбия и величия, и в то же время отмечает непреодолимую неспособность «привыкнуть не стыдиться за каждое своё самое простое слово и движение» при столкновении с реальными людьми, благодетелем которых он себе тогда казался.

Образование

⛭ Дом, где родился Л. Н. Толстой, 1828 г. В 1854 году дом проигран писателем в карты, разобран и вывезен в село Долгое. Сломан в 1913 г.

Его образованием первоначально занимался гувернёр-француз Сен-Тома́ (прототип St.-Jérôme в повести «Отрочество»), заменивший собою добродушного немца Ресельмана, которого Толстой изобразил в повести «Детство» под именем Карла Ивановича.

В 1843 году П. И. Юшкова, взяв на себя роль опекунши своих несовершеннолетних племянников (совершеннолетним был только старший — Николай) и племянницы, привезла их в Казань. Вслед за братьями Николаем, Дмитрием и Сергеем Лев решил поступить в Императорский Казанский университет (наиболее славившийся в то время), где работали на математическом факультете Лобачевский, а на Восточном — Ковалевский. 3 октября 1844 года Лев Толстой был зачислен студентом разряда восточной (арабско-турецкой) словесности в качестве своекоштного — оплачивающего своё обучение[15]. На вступительных экзаменах он, в частности, показал отличные результаты по обязательному для поступления «турецко-татарскому языку». По результатам года имел неуспеваемость по соответствующим предметам, не выдержал переходного экзамена и должен был заново пройти программу первого курса.

Во избежание полного повторения курса он перешёл на юридический факультет, где его проблемы с оценками по некоторым предметам продолжились. Переходные майские экзамены 1846 года были сданы удовлетворительно (получил одну пятёрку, три четвёрки и четыре тройки; средний вывод получился три), и Лев Николаевич был переведён на второй курс[16]. На юридическом факультете Лев Толстой пробыл менее двух лет: «Всегда ему было трудно всякое навязанное другими образование, и всему, чему он в жизни выучился, — он выучился сам, вдруг, быстро, усиленным трудом», — пишет С. А. Толстая в своих «Материалах к биографии Л. Н. Толстого»[17]. В 1904 году он вспоминал: «…я первый год … ничего не делал. На второй год я стал заниматься … там был профессор Мейер, который… дал мне работу — сравнение „Наказа“ Екатерины с Esprit des lois <«Духом законов»[fr]> Монтескьё. … меня эта работа увлекла, я уехал в деревню, стал читать Монтескьё, это чтение открыло мне бесконечные горизонты; я стал читать Руссо и бросил университет, именно потому, что захотел заниматься»[18].

Начало литературной деятельности

⛭ Свой дневник Л. Н. Толстой вёл с юных лет до конца жизни. Записи из тетради 1891—1895 гг.

В 1841 г. на памятнике родной тёти А. И. Остен-Сакен в Оптиной пустыни было выгравировано первое восьмистишие Л. Н. Толстого[19]. С 11 марта 1847 г. Толстой находился в казанском госпитале, 17 марта он начал вести дневник, где, подражая Бенджамину Франклину, ставил перед собой цели и задачи по самосовершенствованию, отмечал успехи и неудачи в выполнении этих заданий, анализировал свои недостатки и ход мыслей, мотивы своих поступков[20]. Этот дневник с небольшими перерывами он вёл на протяжении всей своей жизни.

Окончив лечение, весной 1847 года Толстой оставил учёбу в университете и уехал в доставшуюся ему по разделу Ясную Поляну[21]; его деятельность там отчасти описана в произведении «Утро помещика»: Толстой пытался наладить по-новому отношения с крестьянами. Его попытка чем-нибудь сгладить чувство вины молодого помещика перед народом относится к тому же году, когда появились повесть «Антон-Горемыка» Д. В. Григоровича и начало «Записок охотника» И. С. Тургенева.

В своём дневнике Толстой сформулировал себе большое количество жизненных правил и целей, но удавалось следовать лишь их незначительной части. Среди удавшихся — серьёзные занятия английским языком, музыкой, юриспруденцией. Кроме того, ни в дневнике, ни в письмах не отразилось начало занятия Толстым педагогикой и благотворительностью, хотя в 1849 году он впервые открыл школу для крестьянских детей. Основным преподавателем был Фока Демидович, крепостной, но и сам Лев Николаевич часто проводил занятия[13].

В середине октября 1848 года Толстой уехал в Москву, поселившись там, где проживали многие его родственники и знакомые, — в районе Арбата. Он снял для проживания дом Ивановой на Сивцевом Вражке. В Москве он собирался начать подготовку к сдаче кандидатских экзаменов, однако занятия так и не были начаты. Вместо этого его привлекла совсем другая сторона жизни — светская жизнь. Кроме увлечения светской жизнью, в Москве у Льва Николаевича в зиму 1848—1849 годов впервые появилось увлечение карточной игрой. Но так как он играл весьма азартно и не всегда обдумывая свои ходы — часто проигрывал[22].

Уехав в Петербург в феврале 1849 года, проводил время в кутежах с К. А. Иславиным — дядей своей будущей жены («Любовь моя к Иславину испортила для меня целых 8 месяцев жизни в Петербурге»[23]). Весной Толстой начал сдавать экзамен на кандидата прав; два экзамена, из уголовного права и уголовного судопроизводства, сдал благополучно, однако третий экзамен он сдавать не стал и уехал в деревню[24].

Позднее приезжал в Москву, где часто проводил время в азартных играх, что нередко отрицательно сказывалось на его финансовом положении. В этот период жизни Толстой особенно страстно интересовался музыкой (он сам неплохо играл на рояле и очень ценил любимые произведения в исполнении других). Увлечение музыкой побудило его позднее к написанию «Крейцеровой сонаты»[25].

Любимыми композиторами Толстого были Бах, Гендель и Шопен. Развитию любви Толстого к музыке содействовало и то, что во время поездки в Петербург в 1848 году он встретился в весьма мало подходящей обстановке танцкласса с даровитым, но сбившимся с пути немцем-музыкантом, которого впоследствии описал в повести «Альберт». В 1849 году Лев Николаевич поселил у себя в Ясной Поляне музыканта Рудольфа, с которым играл в четыре руки на рояле. Увлёкшись в то время музыкой, он по нескольку часов в день играл произведения Шумана, Шопена, Моцарта, Мендельсона. В конце 1840-х годов Толстой в соавторстве со своим знакомым Зыбиным сочинил вальс, который в начале 1900-х годов исполнил при композиторе С. И. Танееве, сделавшем нотную запись этого музыкального произведения (единственного сочинённого Толстым)[26]. Вальс звучит в фильме «Отец Сергий», снятом по повести Л. Н. Толстого[27].

Много времени уходило также на кутежи, игру и охоту.

Зимой 1850—1851 гг. начал писать «Детство». В марте 1851 года написал «Историю вчерашнего дня». Через 4 года после того, как он оставил университет, в Ясную Поляну приехал служивший на Кавказе брат Льва Николаевича Николай, который пригласил младшего брата присоединиться к военной службе на Кавказе. Лев согласился не сразу, пока крупный проигрыш в Москве не ускорил окончательное решение. Биографы писателя отмечают значительное и положительное влияние брата Николая на юного и неопытного в житейских делах Льва. Старший брат в отсутствие родителей был ему другом и наставником[28].

Чтобы расплатиться по долгам, надо было сократить свои расходы до минимума — и весной 1851 года Толстой торопливо уехал из Москвы на Кавказ без определённой цели. Вскоре он решил поступить на военную службу, но для этого ему недоставало необходимых документов, оставленных в Москве, в ожидании которых Толстой прожил около пяти месяцев в Пятигорске, в простой избе. Значительную часть времени он проводил на охоте, в обществе казака Епишки, прототипа одного из героев повести «Казаки», фигурирующего там под именем Ерошки[12].

Толстой и его брат Николай перед отправлением на Кавказ, 1851

К 1851 году относится известная запись в дневнике Толстого с его переживаниями о гомосексуальности: «… В мужчин я очень часто влюблялся, 1 любовью были два Пушкина, потом 2-й — Сабуров, потом 3-ей — Зыбин и Дьяков, 4 — Оболенский, Блосфельд, Иславин, ещё Готье и многие другие… Я влюблялся в мужчин, прежде чем имел понятие о возможности педрастии; но и узнавши, никогда мысль о возможности соития не приходила мне в голову… Все люди, которых я любил, чувствовали это, и я замечал, им тяжело было смотреть на меня… Было в этом чувстве и сладострастие, но зачем оно сюда попало, решить невозможно; потому что, как я говорил, никогда воображение не рисовало мне любрические картины, напротив, я имею страшное отвращение.»[29].

Осенью 1851 года Толстой, сдав в Тифлисе экзамен, поступил юнкером в 4-ю батарею 20-й артиллерийской бригады, стоявшей в казачьей станице Старогладовской на берегу Терека, под Кизляром. С некоторыми изменениями подробностей она изображена в повести «Казаки». Повесть воспроизводит картину внутренней жизни бежавшего от московской жизни молодого барина. В казачьей станице Толстой вновь стал писать и в июле 1852 года отослал в редакцию наиболее популярного в то время журнала «Современник» первую часть будущей автобиографической трилогии — «Детство»[12], подписанную лишь инициалами «Л. Н. Т.». При отправлении рукописи в журнал Лев Толстой приложил письмо, в котором говорилось: «…я с нетерпением ожидаю вашего приговора. Он или поощрит меня к продолжению любимых занятий, или заставит сжечь всё начатое»[30].

Получив рукопись «Детства», редактор «Современника» Н. А. Некрасов сразу признал её литературную ценность и написал автору лю

Лев Толстой и толстовство • Расшифровка эпизода • Arzamas

Содержание третьей лекции из курса «Лев Толстой против всех»

Автор Михаил Эдельштейн

Первые ассоциации со словом «толстовство» в массовом сознании — это нена­си­лие, отказ от имущества, опрощение, вегетарианство. «Толстов­цем» обзыва­­ет себя Остап Бендер в «Золотом теленке», передумав отправлять отнятый у Ко­­рей­ко миллион народному комиссару финансов: «Тоже, апостол Павел на­шел­ся, — шептал он, перепрыгивая через клумбы городского сада. — Бессреб­ре­ник, с-сукин сын! Менонит проклятый, адвентист седьмого дня! Дурак! Если они уже отправили посылку — повешусь! Убивать надо таких толстовцев!» «Жил-был великий писатель / Лев Николаич Толстой, / Не ел он ни рыбы, ни мя­са, / Ходил по аллеям босой», — поется в популярной песне, сочиненной накануне войны Сергеем Кристи. Примеры, разумеется, можно множить.

Между тем все это очень важные, но все же следствия. Исходная точка толсто­вского учения — убежденность, что человеку необходимо представ­ление о смыс­­ле жизни, находящемся вне его самого. Без этого его ждут тоска, безыс­ходный ужас, самоубийство.

Известно, что толстовство появляется в результате того духовно-нравственного перелома, который Толстой переживает в конце 1870-х годов. Однако на воп­рос, в чем суть этого перелома, ответить не так-то просто. Многие базовые положения позднейшего учения Толстого легко различимы в его знаменитых романах: напряженные духовные искания героев, идеальный «естественный человек» Платон Каратаев в «Войне и мире», фальшь современного брака и свет­ских отношений в «Анне Карениной» (эпиграф «Мне отмщение, и Аз воз­дам» относится, вопреки распространенному мнению, не к супружеской изме­не как таковой, а ко всему изображенному образу жизни — глубоко пороч­ному, по убеждению автора). Толстой смотрит глазами Наташи Ростовой на опе­­ру с тем же презрительным недоумением, с каким через несколько де­ся­­тилетий разбирает шекспировского «Короля Лира»  Толстой подробно разбирает «Короля Лира» в очерке «О Шекспире и о драме» (1904) и, в ча­­стности, пишет о нем: «совершенно непод­ходящее к положению пророчество», «бес­смысленные речи», «напыщенный, бесха­рактерный язык»..

Что в таком случае меняется в 1878–1880 годах? Основное изменение — все эти мысли высказываются Толстым теперь напрямую, без посредничества художе­ст­­­венных образов; системати­зируются, становятся основным предметом его рефлексии, главным делом его жизни. А главное — они подтверждаются обра­зом жизни автора: Толстой становится первым толстовцем, превращается из пи­­сателя в вероучителя.

Главное обвинение, которое Толстой предъявляет современному миру, — его избыточность. Развитие государства, общества, культуры, науки идет по пути производства множества ненужных человеку вещей (будь то большие помес­тья, модная одежда или музыка Бетховена) и тем самым уводит его всё дальше от естественного состояния. Так же избыточна и Церковь: в ней слишком мно­го внешнего, формального, того, что замутняет прозрачность первоначального источника. Вообще если пытаться сформулировать суть учения Толстого в од­ной фразе, то звучать она будет примерно так: «Все простое человеку на поль­зу, а все сложное — порочно». Поэтому, в частности, необходимо вернуться от Символа веры к Нагорной проповеди, от догматического богословия к эти­ческому учению.

Сама идея представить христианство как нравственную проповедь, искажен­ную последующими наслоениями, рассказами о чудесах, введением сказочного, мифологического, мистического элемента, очень характерна для современни­ков Толстого. С близким подходом мы сталкиваемся, скажем, в «Жизни Иису­са» Эрнеста Ренана или в так называемой Библии Джефферсона, написанной раньше  Библия Джефферсона (1819; опубликована в 1895 году) — книга, составленная одним из отцов-основателей и третьим президентом США Томасом Джеф­ферсоном из отрывков различных изданий Нового Завета. Она пове­ствует о жизни Хри­ста без чудес., но впервые опубликованной практически одновременно с толстов­ским «Соединением и переводом четырех Евангелий». Но в случае Толстого она приводит к одному важному противо­речию. Начинаясь с убеждения, что человеку нужна опора в чем-то внеполож­ном ему, высшем, чем он, с поиска трансцендентного, его проповедь в итоге сводится к тезису «Царство Божие внутри нас» (каждый человек сам себе цер­ковь), к попыткам очищения рели­гии от всего, что обычный человек не может повторить с помощью нрав­ственного усилия. В конечном итоге — к замене Бо­га «хорошим человеком».

­­Толстой вообще внутренне противоречив, и эта раздвоенность не следствие тех изменений, которые происходят с ним во второй половине 1870-х, скорее на­оборот. Страстный охотник, боевой офицер, любитель женщин и светской жиз­ни, он уничтожающе описывает героический тип личности в «Войне и ми­ре» и других сочинениях, а в дневнике постоянно признается в мизогинии, то есть в отвращении к женщинам, и в от­вращении к плотской любви. Толстов­ство — скорее попытка уйти от этой раз­двоенности, однако не вполне удав­шаяся. Существуют воспоминания о том, как пианист Антон Рубинштейн пригласил Толстого на свой концерт, тот обрадовался «и да­­же совсем оделся для выезда», но в последний момент усомнился, не про­­­­ти­воречит ли это его проповеди, и в результате с ним случился истери­­­ческий припадок, «так что пришлось даже посылать за доктором»  Цит. по воспоминаниям Николая Кашкина в «Меж­дународном толстовском альманахе». М., 1909.. Современник иро­нически замечает по этому поводу, что невозможно представить себе Христа или Магомета размышляю­щими о соответствии их поступков их же уче­нию.

У «религии» Толстого множество источ­ников: протестантизм, русская народ­ная религиозность, философия Сократа и Шопенгауэра. Важно пони­мать, что это и один из первых резуль­татов знакомства Европы с восточной мистикой, с тем самым Лао-цзы, который в XX веке окажет громадное влияние на запад­ную культуру от Германа Гессе до рок-музыки. Но все-таки в первую очередь Толстой — сын своей рационалисти­ческой и антропоцентричной эпохи. Отсю­да неприятие его проповеди младшими современниками — первыми декаден­тами и символистами, для которых его религиозный поиск ока­зался недопус­тимо банальным (вспом­ним хотя бы знаменитую фразу Дми­трия Мережков­ского: Толстой упал «хуже, чем в бездну, — в яму при боль­шой дороге, по ко­то­­рой ходят все»  Дмитрий Мережковский. «Л. Толстой и Достоев­ский».).

Толстой как религиозный проповедник вообще оказывается неприемлем для многих современников. Мы помним об отлучении его от церкви, о кон­фликте с церковными и светскими властями, о преследованиях, которым подвергались его сторонники. Поэтому Толстой представляется нам едва ли не революционе­ром. Однако в борьбе двух лагерей, радикального и лояли­стского, которая оп­ределяла политическую и социальную жизнь России тех лет, он был в равной степени далек от обеих сторон. Лоялистам он казался опасным анархистом, отрицающим государство и все его институты. Настоящих же революционеров, эсеров и социал-демократов, отталкивало толстовское убеждение, что пере­устройство общества — лишь производная от внутреннего самосовершенство­вания человека и социальный переворот сам по себе ничего не даст. Поэтому, кстати, Толстого довольно жестко критикует Ленин.

Тем не менее у него оказывается множество последователей из самых разных социальных слоев. И дело тут не только в писательской известности Толстого, хотя и в ней, конечно, тоже. Самое главное — его проповедь удивительно со­впа­ла с духом времени. Достаточно вспомнить судьбу его ближайшего со­рат­ника и друга Владимира Черткова, который, будучи выходцем из того же со­циального слоя, что и Толстой, одновременно с ним и даже чуть раньше при­шел к тем же вопросам, а отчасти и к тем же ответам и практическим выводам: осуждал роскошь, переселился из господского дома в комнатку в ремесленной школе, стал ездить в вагонах третьего класса и т. д. Стремление к опрощению вообще оказалось созвучно чаяниям многих представителей высшей аристо­кра­­тии: неслучайно среди ближайших сподвижников Толстого не только кон­ногвардеец Чертков, но и гусар Дмитрий Хилков, морской офицер Павел Би­рюк­ов, родовитый дворянин Виктор Еропкин и многие другие. Не менее ха­рак­терны для эпохи движения трезвенников, пацифистов, вегетарианцев, так­же находящие поддержку и сочувствие в разных стратах. Отказ брать в руки ору­жие и борьба с пьянством — характерные черты многих народных религи­озных движений.

В силу всех этих причин учение Тол­стого стремительно приобретает популяр­ность. Возникают толстовские коммуны, народные школы, изда­тель­ство «По­сред­ник»  «Посредник» — издательство, возникшее в 1884 году по инициативе Льва Толстого, Владимира Черткова и др., главным прин­ципом работы которого был выпуск доступ­ной по цене художественной и нравоучитель­ной литературы для народа.; начинается новый вариант «хождения в народ», в том числе в свя­зи с голодом 1891–1892 го­дов в Центральной России. Первона­чально заражены толстовством оказываются преимущественно южнорусские губер­нии, Украина, Кавказ. В этом нет ничего удивитель­ного, если вспомнить ту громадную роль, которую сам Толстой и его последователи отводили работе на земле.

Толстой не просто утверждает необходимость для каждого человека занимать­ся физическим, лучше всего — земледельческим трудом (прямо говоря, что было бы желательно любому из нас надеть лапти и идти за сохой). Важнее, что он видит в этом императиве религиозный смысл, своего рода дополнение к за­поведям блаженства. Поэтому естественно, что первым и самым прямым след­ствием толстовского учения стала организация сельскохозяйственных коммун, где трудились самые разные люди: аристократы, земские интеллигенты, воен­ные, крестьяне. Надо сказать, что интеллигентские земледельческие колонии возникали и раньше, вне связи с Толстым. В конце 1860-х — начале 1870-х го­дов коммуны такого рода появились на черноморском побережье и на Кубани, однако просуществовали недолго. Новая попытка отличалась от предыдущих массовостью и относительной унификацией участников: в толстовских комму­нах ходили в крестьянской одежде, причем старой и часто рваной, питались растительной пищей, вели аскетический образ жизни.

Личного имущества у коммунаров, как правило, не было: за счет коммуны их кормили и выдавали одежду, когда старая изнашивалась, а книги они брали из общинной библиотеки. Наиболее радикальные из них вообще отказывались от своего жилья и обуви, даже лаптей, проповедовали идеал целомудрия, на­зы­­вая брак делом «похотливым, затемняющим истину и порабощающим» (впро­чем, признавая, что жениться все же лучше, чем прелюбодействовать). Один из лучших знатоков сектантства рубежа XIX–XX веков Александр Пруга­вин неслу­чайно назвал толстовцев «современными Диогенами».

Неприспособленность большинства толстовцев к жизни на земле, невозмож­ность последовательно провести в жизнь принцип ненасилия (например, зани­маться земледелием без эксплуатации домашних животных), постоянные по­ли­цейские преследо­вания привели к тому, что подавляющее большинство про­­ектов по организации коммун оказались весьма недолговечными. Исклю­че­ние — известная колония «Криница» около Геленджика, просуществовавшая несколько десятилетий. Современник оставил выразительную зарисовку быта такой коммуны:

«Надо было запрячь в водовозку лошадь, и вот человек пять начинали „трудиться“: один тащил вожжи, другой дугу, третий хомут, а двое старались „вопхнуть“ лошадь в оглобли. В криках, понуканиях не было недо­статка, и часто кончался этот „труд“ тем, что лошадь так и остава­лась незапря­женной, ибо никто из „работников“ не знал, как надо запрягать ее, да и побаи­вался, как бы она не вздумала брыкнуть».  Цит. по: Евгений Баранов. «Толстовцы». М., 1912.

Стремление «сесть на землю» сопровождается сильным антикультурным на­строе­нием. Один писатель начала XX века передает свой разговор с последова­телем Толстого, интеллигентным врачом, который мечтал сжечь все книги, кроме Евангелия, так как они «вреднее и опаснее всякой холеры, всякой чумы». В толстовцах вообще очень сильно это недоверие к культуре, особенно к пись­менной культуре. Отсюда интерес к устному слову, устной проповеди. Один из самых известных толстовцев, Исаак Фейнерман, писавший под латинским псевдонимом Тенеромо, издал несколько сборников записанных им высказы­ваний Толстого. Свою деятельность он объяснял как раз необходимостью за­фиксировать для современников и потомков свои беседы с Толстым, где инди­видуальность учителя проявляется полнее, чем в его писаниях. Вероятно, в этом сказывается ориентация на Евангелие как на письменную фиксацию уст­ной проповеди.

Отдельная и очень сложная тема — толстовцы и Толстой. Выше мы говорили о Толстом как о первом толстовце. Но сам он говорил про себя: «Я Толстой, но не толстовец». Точнее будет сказать, перефразируя Козьму Пруткова, что в писателе жило огромное «желание быть толстов­цем» — желание, которое он никогда не смог реализовать до конца в силу все той же двойственности своей натуры, которая проявилась в несостоявшемся походе на концерт Рубинштейна и во многих других эпизодах. Главное колебание Толстого, длившееся года­ми, — уйти ему из Ясной Поляны или остаться? «Все так же мучительно. Жизнь здесь, в Ясной Поляне, вполне отравлена. Куда ни выйду — стыд и страда­ние…» — такими записями пестрят его дневники. Конфликт Толстого с семь­ей начинается в середине 1880-х годов и продолжается четверть века, практи­чес­ки до смерти писателя. На идейные разногласия накладываются имуще­ствен­ные споры: Толстой пытается отказаться от авторских прав, не препят­ствует яснополянским крестьянам расхищать барское имущество; жена и дети пред­сказуемо против.

Надо понимать, что Толстой не уходит из имения не от привычки к барской жизни, в чем обвиняли его недоброже­латели. Наоборот, он полагает, что уход — это слишком легкий выход, бег­ство от своего креста вместо готовно­сти нести его до конца. Но со стороны это воспринимается по-другому. «Конечно, нам досадно, что отрицатель собственности, семьи и всех „мирских прелестей“ продолжает жить в барской обстановке Ясной Поляны, где самая строгая веге­тарианская диета и „ручной труд“ кажутся в конце кон­цов только лишней при­хотью», — ирони­зировал литератор Петр Пер­цов  В газете «Новое время» от 11 февраля 1909 года., который резко отрица­тель­но относился к уче­нию Толстого и, в отличие от подавляю­щего большин­ства современников, довольно скептически — к нему самому. Но растеряны и идей­ные последователи Толстого. Накануне ухода и смерти писателя бол­гар­ский толстовец Христо Досев делится с Чертковым своим недоумением: тот факт, что Толстой по-прежнему живет в Ясной Поляне, «затушевывает в глазах людей все значение и смысл его слов и мыслей». Приезжающие в Яс­ную Поля­ну толстовцы чувствуют недоброжелатель­ное отношение к себе со сто­­роны жены Толстого Софьи Андреевны и его сына Льва Львовича и не по­нимают, почему «учитель» недостаточно горячо за них засту­пается. По сути, они тре­буют от Толстого, чтобы он отказался от родственни­ков по пло­­ти ради тех, с кем он связан родством в духе.

С другой стороны, и Толстого раздражают некоторые последователи с их склон­­­­­­­ностью спорить о деталях учения, игнорируя главное в нем. Он сар­ка­сти­­чески описывал богословские полемики о всяких не стоящих внима­ния мело­чах — и вдруг его сторонники начинают вести себя так же. Кроме то­го, Толстой чувствует опасность превращения толстовства в «лидерское движе­ние», секту. Писатель противится его оформлению, для него толстовство — ме­ньше всего структура, организация. Отсюда его резкая реакция на предло­же­ние двух еди­номышленников провести в 1892 году съезд толстовцев в Ясной По­ляне: «Не грех ли выделять себя и других от остальных? И не есть ли это еди­не­ние с десят­ками — разъ­единение с тысячами и миллио­нами?» Любовь Гуре­вич  Любовь Гуревич (1866–1940) — писательни­ца, критик, публицист и общественный дея­тель; публиковала Толстого в журнале «Северный вестник». вспо­минает, как иронически Толстой реагировал на газетные сообще­ния о пред­­­стоящем съезде:

«Вот отлично!.. Явимся на этот съезд и учредим что-ни­­будь вроде Армии спасения. Форму заведем — шапки с кокардой. Меня авось в генералы произведут. [Дочь] Маша портки синие мне сошьет…»  Цит. по: «Л. Н. Толстой в воспоминаниях современников». Т. 2. М., 1978.

В этой борь­бе с собственными поклонниками Толстой победил: толстовство не преврати­лось в скованную догматами окаменелость. Тот же Пругавин с полным основа­нием констатировал:

«Из Толстого, как из моря, разные люди почерпают раз­личные мораль­ные и религиозные ценности. Каждый берет то, что ему более сродно, что отвечает его наклонностям, его духовным запросам».  Цит. по: Александр Пругавин. «О Льве Толстом и тол­стов­цах». М., 1911. 

Более того, даже границы самого понятия «толстовство» установить зачастую трудно, если не невозможно. Современники отмечают склонность сторонников Толстого сводить любой разговор на любую, сколь угодно сложную, тему к на­бору элементарных постулатов: «все люди братья», «все мы дети единого От­ца», «весь мир есть дом Божий». Понятно, что при таких исходных данных тол­стовцев не всегда можно отграничить от представителей других религиозных учений. Известен непреходящий интерес Толстого и его последователей к ду­хо­­бо­рам, штундистам, молоканам, разного рода «братцам» (низовым пропо­вед­никам). Особенно активно занимался этим один из самых колоритных толстов­цев Иван Трегубов, основатель «Общины свободных христиан». А в 1920 году Павел Бирюков предлагает советской власти издавать журнал «Сектант-комму­нист».

Вообще, тема взаимовлияния Толстого и сектантов сложна и многогранна. Нака­­нуне пережитого им духовного кризиса и тем более после него он при­стально следит за активностью разнообразных толков и сект, от самодеятель­ных до более крупных, вникает в особенности их вероучения, читает материа­лы о них, знакомится с исследованиями и исследователями. Однако в этот мо­мент Толстого еще отделяет от сектантов определенная дистанция. Свиде­тель его встречи с самарскими молоканами в 1881 году отмечает, как негативно реа­гирует Толстой на шутки молокан о духовенстве и православной обрядности  Александр Пругавин. «О Льве Толстом и толстов­цах». М., 1911.. В дальнейшем Толстой постоянно увлекался то одним, то другим проповедни­ком и «народным философом»: Василием Сютаевым, Александром Мали­ковым, Тимофеем Бондаревым. Но постепенно началось обратное воздействие. Вскоре один из главных оппонентов Толстого, обер-прокурор Святейшего сино­да Кон­стан­тин Победоносцев, обобщая полевые наблюдения православных миссио­неров, проницательно заключает:

«Как более свежее и богатое умствен­ными силами учение, толстовство начинает подчинять себе все другие сек­тантские лжеучения, мало-помалу теряющие под влиянием его свою самостоя­тельность и ориги­нальность».

Примеров тому множество. Остановим­ся подробнее на событиях в селе Пав­лов­ка Сумского уезда Харьковской губернии, которые личный секретарь Тол­стого Николай Гусев назвал «страшным взрывом, прогремевшим на всю Рос­сию». В сентябре 1901 года группа павловских сектантов, много лет конфликто­вавших с местным священником и урядником и подвер­гавшихся преследова­ни­ям (в числе прочего — за отказ от присяги на верность императору и от во­ин­с­кой службы), ворвалась в церковь, осквернила алтарь, разломала хоругви, раз­била иконы, опрокинула престол, разорвала напрестольное Евангелие, поло­ма­ла крест. По выходе из церкви погромщики были избиты разъяренной тол­пой, арестованы, судимы и отправлены кто на каторгу, кто в ссылку.

Самое любопытное в павловских событиях то, что и в отчетах светских и духов­ных властей, и в газетных репортажах люди, разгромившие храм, именуются то штундистами  Штундизм (от нем. Stunde — час, для чтения и толкования Библии) — движение проте­стант­ской направленности, распростра­нивше­еся в XIX веке в южнорусских и других губерниях России., то толстовцами, то есть и власть, и журналисты затруд­няются с четким определением их религиозной принадлежности. Сами они называли себя «детьми Божиими». Впрочем, поскольку религиозное брожение в губер­нии началось после того, как последователем Толстого объявил себя местный помещик князь Хилков, можно с уверенностью утверждать, что «дети Божии» если и не были чистыми толстовцами, то, по крайней мере, испытали сильное влияние идей яснополянского проповедника. Неслучайно в адресован­ном харь­­ковскому губернатору рапорте о заседании суда по этому делу утвержда­лось:

«Все, получившие земли от князя Хилкова, делаются сектан­тами, являются на беседы к князю, выслушивают его толкование Евангелия по гра­фу Толстому».

Интересно, что при всем рационализме толстовства оно, попав на народную почву, обрастало своей мифологией. Так, павловские крестьяне верили, что в саду Хилкова «росло дерево, приносящее добрые плоды, и кто вкушал того плода, то тот познавал, в чем добро и зло»  Н. Гусев в журнале «Русская мысль». №  8. 1907..

Еще один пример такого пограничного религиозного движения — так называе­мые духоборы-постники, выделив­шиеся в середине 1890-х годов из среды тра­диционного духоборства в особое течение именно под влиянием толстов­ской проповеди. После переезда с помощью Толстого и толстовцев в Канаду от пре­следований российского правительства они раскололись еще раз. В резу­льтате нового раскола образова­лась группа «Сыны свободы», решившая боро­ться с ци­вилизацией при помощи террора. Ее члены начали уничтожать сельско­хо­зяй­ственную технику, поджигать школы и линии электропередачи. Как и пав­лов­ские события, деятельность духоборов-свободников опровергает распро­стра­ненное убеждение, что проповедь Толстого нельзя использовать для обо­сно­вания насилия.

Вообще, толстовство легко подвергалось радикализирующим трансформациям. Несмотря на то значение, которое сам Толстой придавал земледельческому труду, некоторые его последователи отказывались пахать и сеять, так как это насилие над живым организмом матери-земли. Нередко толстовцы не ели не только мясо и рыбу, но и растительную пищу, не пили не только спиртное, но и чай (и тем более кофе), отказывались называть свое имя и место рожде­ния, ибо всё это формы казенного учета, придуманные государством для закре­пощения подданных. Уже упоминавшийся толстовец Трегубов планировал сво­его рода «новое крещение» Руси: он мечтал провести в Киеве «крестный ход», по окончании которого участники выбросят в Днепр новых идолов — иконы и хо­­ругви.

Но, конечно, прямое насилие действительно для толстовства крайне нехарак­тер­но, все-таки их этос строился на прямо противоположных основаниях. Из­вестен случай, когда двух толстовцев заперли в вонючей и душной арестант­ской. Когда один из них стал колотить в дверь, требуя их выпустить, другой объяснил ему, что такого рода протест против насилия невозможен с точки зрения учения Толстого, и первый усовестился и признал свои действия «со­блаз­ном и падением».

Один из индийских поклонников Толстого уверял, что, живи писатель в Ин­дии, он был бы объявлен новым воплощением Будды или Кришны  Д. Гопал Четти. «Международный толстов­ский альманах». М., 1909., и в этом утверждении было гораздо меньше восторженного преувеличения, чем может показаться нам сейчас. «Над Толстым горит теперь такой венец, какого при жиз­ни не имел решительно ни один человек — „с основания земли“ и с начала человеческой истории»  Газета «Новое время» от 11 февраля 1909 го­да., — писал уже русский его современник Петр Перцов, относившийся к Толстому весьма критически, а потому едва ли склонный в дан­ном случае к гиперболам.

Проповедь Толстого имела самые разные следствия. Не без его влияния воз­ник­ли, например, «Собрания русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Пе­тербурга» священника Георгия Гапона, увлекшегося толстовством еще в пол­тав­ской семинарии. Толстой оказал огромное влияние на религиоз­ные и об­ще­ственно-политические движения по всему миру, например на Махатму Ганди, на русскую литературу: так, Пастернак проецирует свой путь на путь Толстого («Нельзя не впасть к концу, как в ересь, / В неслыханную простоту»), строит роман «Доктор Живаго» во многом по образцу «Воскресе­ния». Пафос земле­делия как идеального занятия для любого человека сказался на опыте первых палестинских кибуцев, создававшихся евреями — выходцами из Рос­сий­ской империи, многие из которых находились под сильным влия­нием проповеди Толстого. 

Правила самосовершенствования от Льва Николаевича Толстого!!!: donnightman — LiveJournal

— Если хочешь быть умным, научись разумно спрашивать, внимательно слушать, спокойно отвечать и перестань говорить, когда нечего больше сказать. © Толстой Л.Н.

Льва Толстого, одного из величайших русских писателей, сложно назвать типичным образцом серьезного и старого помещика и графа, который пишет объемные, нравоучительные и сложные книги. Толстой был знаменит тем, что совершенно не соответствовал своему графскому статусу – был простым, работоспособным и приветливым человеком, любил природу и не имел склонности к роскошной жизни.

Были у него и свои недостатки – ветреный и тщеславный характер, страсть к азартным играм, даже легкомыслие были присущи еще молодому Льву, которого дважды отчисляли из казанского университета.

Но его живой ум вместе с потрясающей силой воли сделали его талантливым писателем и мыслителем, книги которого сегодня знают и любят по всему миру. По-видимому, человеку с таким характером непросто было заставить себя продуктивно и постоянно работать, но нам известны методы развития воли Льва Толстого.

Среди многочисленных книг писателя были найдены его дневники, в которых он для себя записывал правила развития воли и совершенствования умственных способностей. С тех пор эти правила не потеряли актуальности, хотя записаны были полтора века назад. Возможно, в начале своего творческого пути Толстому не хватало силы воли, но с помощью этих установок, которые он поставил для себя, он достиг больших успехов.

Писатель разделял три вида воли: телесную, чувственную и разумную. Самым главным видом считался последний, но развивать их, по мнению Толстого, необходимо одновременно. Когда человек совершенствует все три вида воли, он открывает перед собой огромные возможности и может выбирать любой путь в жизни, какой захочет.

1 ЭТАП – РАЗВИТИЕ ТЕЛЕСНОЙ ВОЛИ
Толстой упоминал, что именно этот вид – телесная воля – лучше всего развит у человека, так как благодаря этому человек отделился от остального животного вида. Поэтому зачатки телесной воли есть у каждого, ведь она составляет существенную часть нашей жизни – нужно и только немного развить. Единственные исключения из этого правила – это люди в младенческий или дряхлый период, когда человек еще или уже не контролирует свое тело.

1 правило. Толстой советует для развития телесной воли заранее записывать задачи на день – с утра или накануне. Просто составьте список дел, которые необходимо выполнить в течение дня, и за этот день обязательно исполните все назначенное. Более того, Лев Толстой указывает, что даже если исполнение какого-либо дела нанесет вред, все равно желательно его исполнить.

Это правило не только отлично тренирует волю, но и развивает ум, который поможет разумнее подходить к составлению списка задач. После прожитого дня человек обычно анализирует свои поступки, и на основе результатов может составить более продуктивный план на следующий день.

2 правило. Необходимо научиться контролировать сон. Рекомендуемая длительность сна около 7-9 часов, но каждый человек индивидуален, одному достаточно семи часов, другой хорошо себя чувствует только после продолжительного сна. Поэтому нужно выяснить, какое количество времени сна оптимально для вас, и с этого момента спать ежедневно именно столько часов, не больше и не меньше.

Помните, что «еще полчасика» по утрам, конечно, приятны, но, во-первых, ослабляют телесную волю, а во-вторых, лишают заряда бодрости по утрам. Толстой считал, что во сне телесная воля человека совершенно не работает, поэтому сам он по минимуму сокращал время сна и всегда вставал еще до восхода.

3 правило. Очень важно часто испытывать физические неприятности и трудности, и при этом не показывать внешне, как они тяжелы. Толстой писал, что необходимо «регулярно делать движения», то есть больше двигаться, делать зарядку, физические упражнения каждый день.

Можно заняться бегом или другим видом спорта – главное, не позволять себе весь день провести в относительном покое. Писатель рекомендовал заниматься движением на воздухе. Он не только регулярно занимался упражнениями, но и выполнял тяжелую работу – например, во время Крымской войны считался выносливым и сильным офицером.

Кроме того, в мирное время Толстой посещал бальные танцы и заставлял себя танцевать, хотя не очень любил это занятие. Но результат такого подхода просто великолепен – Лев Толстой прожил больше восьмидесяти лет, и даже в конце жизни его нельзя было назвать дряхлым, слабым и немощным. Рассказывали, что когда писателю было больше восьмидесяти, он ежедневно катался рысью на лошади по несколько верст.

4 правило. Это правило звучит кратко – будь верен своему слову, в том числе, если ты дал его себе. Казалось бы, ничего сложного, но именно оно часто подводит человека, решившего заняться развитием силы воли.

5 правило. Не бросать начатые дела. Это тренирует не только силу воли, но и осознанность действий. Когда у человека вырабатывается привычка доводить все до конца, он начинает заранее перед любым действием представлять себе результат. Это помогает делать все спокойно, целостно и по порядку, без суеты и суматошности. Это правило Лев Толстой вывел, исходя из собственного опыта – в юности он пытался посвятить себя множеству различных дел.

6 правило. Составить таблицу, которая включает в себя все мелочи повседневной жизни. Толстой вносил в эту таблицу все аспекты жизни: сколько трубок выкуривать в день, сколько есть, что есть, когда заниматься физическими упражнениями, какие упражнения в какой день выполнять и так далее. Такая таблица поможет планировать время, вести учет расходам, успевать выполнять все дела.

Ученые давно доказали пользу установленного распорядка дня: важно вставать в одно и то же время, принимать пищу в определенные часы – при таких привычках организм существует без резких изменений и стрессов, а при переменах становится как будто «дезориентированным». Подобный совет можно встретить не только у Льва Толстого, например, Кант тоже считал, что жизнь должна быть тщательно рассчитана по дням и часам.


Этот немецкий философ жил четко по хронометру: целыми десятилетиями вовремя вставал, делал все в одно и то же время, так что даже жители Кенигсберга часто проверяли по нему часы. У него было расписано все до таких мелочей, как например, в какой день что есть, какого цвета одежду надеть. Конечно, это крайность, и вряд ли кто-нибудь захочет повторить этот опыт. Но ввести в свою жизнь распорядок все же стоит.

2 ЭТАП – РАЗВИТИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ВОЛИ
Эмоциональная воля, как видно из названия, контролирует эмоции человека, подчиняет их его целям. Писатель считал, что все чувства вызываются любовью, которая может принимать различные формы: есть самолюбие, любовь к окружающему миру, страстная любовь. Важно развивать все стороны любви, не отдавая предпочтения какой-либо одной.

Когда Толстой придумал для себя это правило, он находился в неопределенном состоянии: то пытался отрешиться от своих желаний и посвятить себя любви к миру, то пускался в душевные искания и позволял себе любые развлечения. Но уже через некоторое время он нашел равновесие в своих эмоциях. Хотя дальнейшая его жизнь показывает, что самоотрешение проявлялось чаще, чем самолюбие.

Таким образом, общее правило для развития воли эмоций гласит: все чувственные дела не должны идти на поводу у чувств, а быть следствием воли. Кроме того, чувства человека не должны исходить исключительно из любви к себе.

1 правило. Не стараться угодить людям, которых вы не знаете или не любите. Этим правилом будет сложно руководствоваться в жизни, ведь почти каждый человек заботится о том, чтобы его уважали, любили и принимали окружающие. И зачастую это доходит до того, что нас начинает волновать мнение совершенно посторонних людей – мы забываем, что нужно нам самим и начинаем подстраиваться под общественные стандарты. Уходить в другую сторону тоже не стоит – гипертрофированное самолюбие и уход от окружающих ведет к потере контакта с другими людьми и вызывает неспособность к любви.

Нужно просто постоянно помнить, что как и вас, других людей в первую очередь волнуют чужие мысли. Они также волнуются из-за того, как их воспринимают со стороны, как к ним относятся, уважают ли их, а ваши собственные мотивы и побуждения не видны для них. Поэтому не стоит забивать себе голову подобными мыслями. Толстой советовал выполнять такое упражнение: регулярно спрашивать себя «Что бы я сейчас сделал, если бы мне было все равно, что подумают и скажут люди?» и «Что бы я перестал делать, если бы мне было безразлично мнение других людей?». В соответствии с ответами на эти вопросы нужно скорректировать свою жизнь.

2 правило. Заниматься самосовершенствованием для себя, а не для других. Хорошо, когда человек стремится стать лучше и имеет план для достижения цели. Но главное при этом – мотивы должны исходить от себя, а не от других людей. Как показывает практика, это приносит лучшие результаты.

Например, Толстой, который, наряду со многими другими великими людьми, имел трудности в получении стандартного образования, но сумел достичь многого самообучением и саморазвитием. Когда он открыл в Ясной Поляне народную школу, то не вводил никаких обязательных предметов, оценок, учета посещений – тем не менее, дело успешно продвигалось, и немало учеников получило образование.

3 правило. Стараться быть хорошим, но не показывать это остальным. Не стоит, конечно, скрывать от всех, что вы хорошо разбираетесь – но даже если этот так, все ваше мастерство может обесцениться, если кричать об этом на каждом углу.

4 правило. Находить в других людях достоинства и не искать недостатки. Настройка на позитив хороша не только в оценке других людей, но и всей жизни. Толстой призывал всех говорить правду, а самому не оправдываться.

5 правило. Жить хуже, чем можно себе позволить. Это правило как нельзя лучше тренирует силу воли: даже если вы разбогатели и можете позволить себе гораздо больше, не меняйте образа жизни. Как показывает история и практика, лишний комфорт и роскошь на корню убивают стремление к самосовершенствованию.

Даже великая Римская империя развалилась скорее из-за слишком изнеженной, роскошной жизни, а не из-за варваров. Нужно точно знать, какие вещи действительно необходимы в жизни, а какие просто приносят ненужный комфорт, убивают время, вредят телу или характеру.

6 правило. Десятую часть своего имущества жертвовать другим людям. Толстой на протяжении всей своей жизни занимался благотворительностью и призывал окружающих тратить часть своего богатства на полезные для общества дела. Главное, говорил он, не отдавать деньги на абстрактные блага и не подавать милостыню, важно выполнять действительно полезные, конкретные дела.

3 ЭТАП – РАЗВИТИЕ РАЗУМНОЙ ВОЛИ
Высшей степени совершенствования человек достигает, когда его воля становится способна контролировать разум. Толстой писал о том, что наши мысли влияют на наши действия, на то, что с нами происходит. Если овладеть разумной волей, объединив ее с эмоциональной и телесной, то можно достичь высоких результатов развития различных способностей человека, в том числе памяти, ума, обдуманности и других.

1 правило. Назначать умственные занятия на каждый день. Утром или с вечера, составляя список задач на день, вы не должны обходить стороной и умственные дела: например, чтение книг, изучение науки, мыслительную деятельность и тому подобное. Для таких дел нужно выделять специальное время, также примерно раз в неделю необходимо отвести время для составления планов и анализа произошедшего.

Толстой, например, занимался этим по субботам. Подчинение умственной деятельности строгому распорядку дисциплинирует ум и заставляет его работать продуктивнее, вследствие чего можно добиться больших результатов. Постепенно можно начать планировать свою жизнь не только по дням, но и большим отрезкам времени. Также Толстой советовал вести письменный самоанализ и сам следовал этому совету.

2 правило. При изучении какого-либо дела или при любой деятельности все умственные силы должны быть направлены на этот предмет. Это значит, что в любом деле очень важно уметь полностью сосредотачиваться, концентрировать свое внимание, не давать разуму отвлекаться. Сложная задача, особенно в неблагоприятной или шумной обстановке, но в этом и состоит контроль воли. Сначала будет трудно не отвлекаться и посвящать весь свой ум одной проблеме, но это быстро входит в привычку.

3 правило. Не мечтайте. Это правило может показаться странным и даже не полезным. Толстой предупреждал о вреде мечтания. Но важно разграничивать два понятия – мечты и цели. Цели – важная и полезная часть жизни человека, они позволяют сосредотачивать свои силы на определенном пути и быстро прокладывать себе путь вперед. Мечты же, наоборот, возвращают человека назад, расслабляют волю, снижают внимание и сосредоточенность. Несбыточные мечты, бесполезные желания не приведут ни к чему хорошему, поэтому важно вдумчиво и сосредоточенно планировать свою жизнь, не мечтая.

4 правило. Нельзя позволять чувствам и эмоциям захватывать разум. Справиться со своими чувствами порой нелегко, сильные эмоции толкают людей на неразумные поступки, вызывают неадекватное поведение. Позже мы начинаем сожалеть об этом, так как в спокойной обстановке имеем возможность обдумать ситуацию и найти лучший выход. Поэтому нужно научиться даже в такие эмоциональные моменты перехватить контроль над разумом и не давать чувствам управлять им.

5 правило. Не бросать любые начатые умственные занятия. Развитие силы воли можно сравнить с укреплением мышечной массы – если регулярно заниматься, она растет, а если забросить, то сходит на нет.

Не стоит кардинально менять свою жизнь и пытаться ввести в нее сразу все правила, иначе еще не развитая сила воли не позволит жить в таком режиме, что принесет только разочарования. Лучше следовать этим правилам постепенно, и главное, не забывать основного совета Льва Толстого: перед тем, как бездумно следовать правилу, нужно его испытать.





873366042
Я очень жду Ваших комментариев и если материал показался Вам интересным, можете помочь с его распространением. Вы можете поддержать пост нажав кнопку РЕПОСТ и/или на кнопки других лайков в соц. сетях.



Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о