Содержание

14 бизнес-советов от Алексея Сиднева

Пиджак из шерсти и кашемира, Corneliani; поло из шерсти и шелка, Pal Zileri.

Алексей Сиднев родился в 1972 году, окончил Московский энергетический институт и Международный университет, а после получил степень MBA в Дартмутском колледже. В 2007‑м основал проект «Серебряный век» по стацио­нарному обслуживанию пожилых людей. Стал гендиректором компании Senior Group – одног­о из крупнейших операторов, представляющих полный­ комплекс услу­г для старшего поколения.

1. Как относиться к конкурентам

Когда мы начинали десять лет назад, то сразу проводили политику полной открытости – с конкурентами делимся технологиями, всей информацией. У нас даже существует некоммерческое парт­нерство под названием «Мир старшего поколения», в которое входят несколько организаций, таких как наша.

Если видим, что кто-то оказывает подобные услуги, делает это качественно, уважает права пожилых людей, соблюдает требования безопасности, то говорим: давайте с нами!

Недавно был семинар, на котором присутствовало много наших конкурентов – мы их всегда зовем, потому что считаем, что все должны учиться. Это повышает качество рынка в целом, люди начинают больше доверять, идут к нам. Мы, конечно же, заинтересованы, чтобы они приходили именно к нам, но от развития рынка в целом и мы выигрываем еще больше. К тому же конкуренция мобилизует, держит в тонусе. Мы видим, что наши коллеги стали делать какие-то вещи, копируем их, они копируют нас – и это прекрасно. Так мы становимся сильнее.

2. Как бороться за качество

Мы в «Мире старшего поколения» делаем внезапные проверки качества, без предупреждения. У нас есть летучая группа, которая может приехать в любую организацию партнерства ночью и проверить качество. Каждое учреждение мы обязаны проверять по крайней мере раз в год. Все данные проверок публичны. Нам пришлось взять на себя функции такого регулятора, потому что их не взяло на себя государство. В результате если вы посмотрите на организации, которые входят в партнерство, то увидите, что уровень качества услуг в них гораздо выше, чем у прочих.

3. Как поддерживать уровень услуг

В мире много организаций, в которые входят от одного до трех учреждений. ­Более крупных компаний гораздо меньше, потому что уровень сложности возрастает многократно. Там речь идет уже об управлении сетью, информационных системах и так далее.

В нашем пансионате в Малаховке 70 комнат, в них максимум 140 мест. Конечно, количество мест можно было бы увеличить, но тогда невозможно создать домашнюю атмосферу. Например, директор уже не сможет запомнить всех по имени и отчеству, а надо знать не только проживающих у нас, но и их родственников. Тогда у людей действительно появляется ощущение, что все тут делается специально для них.

4. Как снизить стресс при переезде

Подобные учреждения за рубежом всегда расположены неподалеку от жилых домов, как детские садики. И это нормальная мировая практика. Есть американское правило – 25 минут на машине от дома, в Европе эта норма – 15 минут. Почему это важно? Родственники, конечно, готовы и час ехать. А вот друзья пожилого человека – нет. Мы хотим, чтобы социальные связи не нарушались. Лучше всего, если учреждение находится в микрорайоне, где вы живете. Пока вы самостоятельны, вы постоянно ходите мимо, а может, заглядываете на какие-то занятия, встречи. А когда вы туда переезжаете, но не вырываетесь из социума, ваши связи остаются. Именно так я хочу стареть.

5. Как работать в социальной сфере

Например, в Израиле учреждениями для пожилых людей государство не владеет. В Германии, Португалии и Бразилии тоже нет государственных учреждений для пожилых. Там это сфера работы для бизнеса и для некоммерческих организаций. Во Франции 40 % у государства, остальное принадлежит негосударственным организациям.

Меня называют социальным предпринимателем, что в корне неправильно. Я предприниматель в социальной сфере. Я бизнесмен – точно такой же, как и другие бизнесмены, просто работаю в сфере, где возврат инвестиций не три года, а десят­ь, а бывает, что и больше. Где очень сложно раскочегариться, но если ты раскочегарился, то дальше идешь только вперед. Чтобы попасть в эту сферу, надо быть готовым к такой специфике. Мы не ожидаем, что быстро станем миллионерами или миллиардерам­и. Но мы отнюдь не бессребреники, мы ­бизнесмены, мы ­хотим заработать.

6. Этично ли зарабатывать на старости?

Можно ли зарабатывать на еде? Ведь если не есть, вы умрете. То есть на еде зарабатывать можно, на одежде можно, на болезнях – тоже. И у нас не возникает по этому поводу вопросов. А когда ты помогаешь немощным людям, почему-то нельзя? Мы считаем, что, если ты не относишь­ся к этому делу как к бизнесу, не стремишься заработать, вся структура­ становится неустойчивой. В благотворительной организации могут кончиться деньги, уйдет человек, под которого их давали, и все. Пытаясь заработать, бизнес производит продукт, который люди ценят больше, чем деньги, которые они платят. Если ты получаешь прибыль, значит, ты создаешь хороший продукт. И у тебя появляются средства, чтобы вкладывать и в развитие, и в ­обучение.

7. Как привлечь инвестиции в социальный проект

Мы начинали с мини-гостиницы за МКАД, в Одинцово. Денег на строи­тель­ство собственного здания у нас не было, пришлось арендовать уже существовавшее. И это понятно: никакие инвесторы к тебе не пойдут, пока ты не предъявишь им многолетний опыт работы в своей сфере. Прошло пять лет, прежде чем мы смогли привлечь первые инвестиции. Только заполучив стратегического парт­нера, мы при­ступили к строительству в Малаховке.

8. Как себя позиционировать

Подобные учреждения принято называть домами престарелых. Но это неправильно. Названия должны быть другими: дом независимого или ассистированного проживания, дом долговременного или гериатрического ухода. Ну или дом ­реабилитации.

9. Как рекламировать социальный проект

Средний возраст людей, которые к нам приезжают, – 85 лет. Их детям 60–65. Понятно, что все они не очень-то дружат с интернетом. Но очень хорошо работает сарафанное радио. Когда вы делаете красивую рекламу с картинками из фотобанка, на которых улыбаются люди, вам никто не верит. Другое дело, когда человек, которого вы знаете, которому доверяете, говорит вам лично: да, моему папе помогли. К нам таким образом приходит до половины клиентов.

10. Как заставить специалистов поверить себе

Мы развозили рекламу в поликлиники. Я сам ездил по врачам. И ничего. Когда мы стали выяснять почему, все оказалось очень просто. Врачи – плоть от плоти нашего народа. Они тоже очень недоверчивы. Когда они не верят, то и не будут ничего рекомендовать. Убедить их удалось, лишь когда мы открыли этот центр, провели несколько семинаров. Мы привезли специалистов из Израиля, из ­Франции, сделали открытые лекции, объяснили, как нужно ­смотреть на пожилого человека. И лучшие врачи из лучших клиник вдруг поняли, что пожилого человека на самом деле надо не только лечить, но еще и помочь восстановить автономность. Они посмотрели на наши лифты, на наших врачей – и только ­тогда ­поверили.

11. Зачем состоятельным людям проект для пожилых

Богатые – такие же люди, у них тоже есть чувство сыновьего долга, они тоже хотят помочь своим родителям. Однажды меня попросили посмотреть на пожилого человека, который живет в Барвихе. На участке построили специальный большой дом для папы, наняли штат: повар­, сиделки, психологи. Нас попросили просто оценить его физическое состояние. Пожилой человек 75 лет, который вполне был бы самостоятельным, но его лишили такой возможности: его одевают, вывозят гулять. Два раза в неделю к нему приезжал чуть ли не ансамбль для развлечения. Однако одному ему явно было очень скучно. У него украли автономность и таким образом сильно снизили качество его жизни.

Часто родственники привозят пожилого человека, утверждая, что ему недолго осталось, его состояние ухудшается. Но правильное питание, общение, медицинский присмотр творят чудеса, к человеку возвращается самостоятельность, и он уезжает домой. Это здорово!

12. Как подбирать персонал

Мы принципиально берем только очень добрых людей, которые могут улыбнуться, обнять. Наша задача – сделать так, чтобы в процессе работы они не стали злыми, потому что у них тяжелая работа. Дальше мы их обучаем. Ведь никого из сиделок не готовили нужным нам образом. Поэтому мы открыли целую академию. В Америке это называется CNA – Certified Nursing Assistant, квалифицированный помощник медсестры или помощник по уходу. В России от сиделок не требуют образования, а ведь без него никак. Уверен, через год или два государство введет сертификацию для сиделок. Обучение длится пять дней по восемь часов плюс практические навыки. За 72 часа можно из человека со средним образованием сделать сиделку, которая будет выполнять указания медсестры, ухаживать. Следом оказалось, что нам нужны преподаватели, но выяснилось, что подходящих нам в стране всего пять человек, и все они уже заняты. Пришлось готовить собственных, мы заказали специальный курс в израильском университете.

13. Чем должно помогать государство

Государство должно объяснять пожи­лым людям: вы вовсе не списанный материал, вы крутые, молодцы, забудьте про ранний пенсионный возраст, вы можете еще работать, путешествовать, вы в принципе здоровы. Тогда люди начнут в это верить. А для этого нужны положительные примеры. Важно, чтобы государство задавало правила игры, использовало средства пропаганды в нужных и ­мирных целях.

14. Как бороться с пренебрежением к старости

Один знакомый рассказал мне о недавней конференции, на которой среди спикеров была женщина 89 лет – серьезный исследователь с тремя высшими образованиями. «Ну а что нам сейчас Марья Ивановна расскажет?» – обратился к ней ведущий с такой интонацией, будто перед ним ребенок-вундеркинд, который, несмотря на возраст, сидит тут такой умненький.

Мы стигматизируем возраст, лишая людей права и возможности быть успешными, умными, даже здоровыми. И так во всем мире. Почему это происходит, я не знаю.

Есть ощущение, что прежде, до рево­люции, такого не было, но потом все изменилось. После Первой мировой вой­ны появилось очень много калек, после Второй – еще больше. В общественном сознании насаждался идеальный образ советского человека, который здоров и хорош собой; а все, что ему не соответствовало, старались убрать с глаз долой. Тогда же стали появляться учреждения для пожилых людей. Причем сегодня вы не найдете их в городских центрах, они все на окраинах. В Москве все они за ­Третьим кольцом, как можно дальше, мы же не хотим видеть немощность, она нам неприятна.

Нам надо перестать относиться к пожилым людям так, будто они другие, они точно такие же. Они – это мы.

Фото: Ваня Березкин; стиль: Дарья Чернышева

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

www.gq.ru

— тренер Алексей Сиднев

Алексей Сиднев, управляющий группой компаний Senior Group

О тренере

Алексей Сиднев, управляющий группой компаний Senior Group

В 1995 году окончил Московский энергетический институт (Технический университет) по специальности «теплофизика», в 1996 году — Международный университет в Москве по специальности «менеджмент». Затем проходил обучение в Дартмундском колледже (США), где получил степень MBA.

С 1999 года по 2007 год работал в компании Booz Allen Hamilton Inc., сегодня Strategy& (Великобритания), специализирующейся на оказании консультационных услуг крупнейшим глобальным компаниям в области стратегии и операционного управления. Прошел путь от специалиста до младшего партнера.

В 2007 году Алексей вернулся в Россию и основал проект «Серебряный век», направленный на развитие отечественной системы стационарного обслуживания пожилых людей.

В 2011 году занял позицию генерального директора, а в 2015 – управляющего группой компаний Senior Group. Данный бренд является первым и одним из крупнейших в России частных операторов комплексного социального обслуживания людей старшего поколения. Senior Group предоставляет полный спектр услуг в данной сфере: от службы помощи за пожилыми людьми на дому до ухода за ними и их восстановления в специализированных учреждениях. Компания первая в России внедрила международные стандарты ухода за пожилыми людьми и систему оценки качества работы. Сегодня Senior Group обеспечивает работу центра гериатрического ухода и реабилитации «Малаховка» и шести пансионов («Лапино», «Акулово», «Дубки-1», «Дубки-2», «Улиткино», «Беликово») для старшего поколения на территории Московской области, которые рассчитаны на проживание и качественное обслуживание 370 подопечных.

В 2013 году Алексей создал некоммерческое партнерство «Мир старшего поколения», которое объединяет ведущих операторов-поставщиков социальных услуг для пожилых людей в России. Цель данного партнерства — улучшить качество жизни пожилых людей, организовать оптимальное взаимодействие между органами власти и бизнесом в социальной сфере.

www.lab-sp.ru

Senior Group — Генеральный директор Senior Group Алексей…

Есть ли определённые принципы питания для долголетия? Наверное, почт…и каждый из нас задавался таким вопросом. «Таблетки от старости» на данный момент не существует. Но уже сейчас мы можем поговорить о принципах питания долгожителей. Важная часть долголетия и здоровья — это питание с низкой гликемической нагрузкой. Сахар в крови не должен сильно повышаться после приема пищи, а в идеале уровень глюкозы должен оставаться всегда стабильным, без резких скачков. Что лучше употреблять: • устойчивый крахмал (это крахмал который довольно плохо расщепляется в нашем организме, но служит отличной пищей для наших полезных бактерий. Это отварной картофель, белый рис, орехи кешью), пребиотики, инулин, овсяные хлопья • полезные жиры (оливковое масло, авокадо, сырые орехи) • из животного белка выбираем рыбу, яйца, птицу, морепродукты • разнообразные овощи, травы и листовые • несладкие фрукты и ягоды с низким ГИ (немного) • избегаем всего, что стимулирует гликацию (засахаривание) Люди, которые едят разнообразные яркие фрукты, листовую зелень и овощи, а также рыбу и орехи, богатые омега-3 жирными кислотами, улучшают свое внимание и снижают риск развития болезни Альцгеймера. От чего лучше воздержаться: • про-воспалительные продукты (сахар, фастфуд, рафинированные углеводы) Употребление пищи с большим содержанием углеводов способствует повышению уровня глюкозы и инсулина в крови и уменьшению чувствительности клеток к инсулину. Исследования показывают, что чем ниже уровень инсулина в крови и выше чувствительность к нему, тем дольше продолжительность жизни и медленнее старение. • все масла с омега-6 (подсолнечное, кукурузное, соевое) • соки и фрукты с высоким содержанием фруктозы • добавленный сахар и фруктоза • продукты с окисленными жирами (они повышают провоспаление) • это продукты: мясо старых животных, старые растительные масла, давно очищенные орехи, бекон, жареный бекон, жареное мясо, запеченное мясо. С годами многие люди становятся склонны к обезвоживанию, поскольку тело теряет часть способности регулировать уровень жидкости, и чувство жажды, напоминающее нам, что нужно попить, ослабевает. Оставьте на кухне записку с напоминанием выпивать по стакану воды каждый час, и обязательно запивать еду. Это поможет избежать инфекции мочевых путей, запоров и даже растерянности, которая может возникать на фоне обезвоживания организма. Но и бокал вина за обедом никак не повредит;) А какому питанию придерживаетесь Вы? Поделитесь с нами!

www.facebook.com

И стар и рад – Секрет фирмы – Коммерсантъ

Владельцы компании Senior Group создали в России сеть частных домов престарелых, чтобы доказать: забота о пожилых — не только богоугодное дело, но и прибыльный бизнес.

Текст: Юлия Гордиенко

В частном доме престарелых Senior Group в поселке Акулово, рядом с подмосковным Одинцово, все стены выкрашены в солнечный желтый. «С возрастом человеческий глаз все хуже различает интенсивность красок, мир блекнет и постепенно становится почти черно-белым. Однако желтый цвет человек способен различать до последнего»,— объясняет основатель Senior Group Николай Кобляков выбор колористики заведения для немолодых клиентов. В 2007 году он решил создать альтернативу государственным домам престарелых — первую в России сеть частных резиденций для пожилых людей. С научной скрупулезностью он изучил все существующие западные стандарты и перед открытием первого отеля для пожилых объехал 24 резиденции в Великобритании, Бельгии, Франции, Канаде и США. Теперь Николай Кобляков  — один из крупнейших специалистов по работе с престарелыми в мире: по этому вопросу с ним консультировались президенты России Дмитрий Медведев и Франции Николя Саркози, профильные министры стран Балтии и Польши. Сейчас у Senior Group три собственные резиденции в Подмосковье и два заведения, открытых по франшизе в Калининграде и Кирове.

В конце 2011 года Кобляков полностью продал компанию своим давним знакомым — Алексею Сидневу и его партнеру (сумма сделки не разглашается), которые к 2015 году хотят довести число резиденций до 25. Сам Кобляков взялся развивать бизнес в странах Восточной Европы, создав совместный проект с французской компанией Monroe и начав строить в Риге первую резиденцию за пределами России. Всего к 2016 году в странах Балтии будет пять отелей для пожилых общей численностью 1 тыс. коек.

Пропавший покупатель


Свято место. На работу в Senior Group берут лишь 5% из тех, кто приходит на собеседование
Свято место. На работу в Senior Group берут лишь 5% из тех, кто приходит на собеседование

Фото: Александр Щербак, Коммерсантъ

Николай Кобляков уже забронировал себе место в резиденции для пожилых в Канаде. Впрочем, уверяет он, отели Senior Group он строит таким образом, чтобы в случае чего достойно встретить старость он мог бы и в них.

Для выпускника знаменитой Лондонской школы экономики LSE Николая Коблякова создание сети резиденций для пожилых стало дипломным проектом, который в 2007 году вместе с друзьями он решил воплотить в жизнь. «Мы написали кучу бизнес-планов и разослали их по инвестиционным фондам»,— вспоминает Кобляков, который для запуска проекта вернулся в Россию после семи лет жизни в Париже. Для того чтобы продать стартап подороже, он решил продемонстрировать потенциальным инвесторам: модель будет работать. Заняв у друзей около 1 млн евро, он арендовал санаторий в Монино с обязательством впоследствии его выкупить, сделал ремонт в одном из корпусов и заселил в него первых постояльцев. Коблякову удалось подписать контракт с инвестором, который планировал вложить в фирму 25 млн евро. Деньги на счет, однако, так и не были перечислены: наступило лето кризисного 2008 года, и компания разорвала контракт с Кобляковым, предложив потребовать обещанные платежи через суд.

В суд Кобляков подавать не стал, но и запуск проекта решил не откладывать. Компания «прожигала» 25-30 тыс. евро в месяц, тратя деньги на аренду,

www.kommersant.ru

14 БИЗНЕС-СОВЕТОВ ОТ АЛЕКСЕЯ СИДНЕВА

Предприниматель, основатель гериатрического центра «Малаховка» – о том, этично ли зарабатывать на старости и как сделать жизнь пожилых людей действительно полноценной.

Алексей Сиднев родился в 1972 году, окончил Московский энергетический институт и Международный университет, а после получил степень MBA в Дартмутском колледже. В 2007 — м основал проект «Серебряный век» по стацио­нарному обслуживанию пожилых людей. Стал гендиректором компании Senior Group – одног­о из крупнейших операторов, представляющих полный­ комплекс услу­г для старшего поколения.

1
КАК ОТНОСИТЬСЯ К КОНКУРЕНТАМ

Когда мы начинали десять лет назад, то сразу проводили политику полной открытости – с конкурентами делимся технологиями, всей информацией. У нас даже существует некоммерческое парт­нерство под названием «Мир старшего поколения», в которое входят несколько организаций, таких как наша.

Если видим, что кто-то оказывает подобные услуги, делает это качественно, уважает права пожилых людей, соблюдает требования безопасности, то говорим: давайте с нами!

Недавно был семинар, на котором присутствовало много наших конкурентов – мы их всегда зовем, потому что считаем, что все должны учиться. Это повышает качество рынка в целом, люди начинают больше доверять, идут к нам. Мы, конечно же, заинтересованы, чтобы они приходили именно к нам, но от развития рынка в целом и мы выигрываем еще больше. К тому же конкуренция мобилизует, держит в тонусе. Мы видим, что наши коллеги стали делать какие-то вещи, копируем их, они копируют нас – и это прекрасно. Так мы становимся сильнее.

2
КАК БОРОТЬСЯ ЗА КАЧЕСТВО

Мы в «Мире старшего поколения» делаем внезапные проверки качества, без предупреждения. У нас есть летучая группа, которая может приехать в любую организацию партнерства ночью и проверить качество. Каждое учреждение мы обязаны проверять по крайней мере раз в год. Все данные проверок публичны. Нам пришлось взять на себя функции такого регулятора, потому что их не взяло на себя государство. В результате если вы посмотрите на организации, которые входят в партнерство, то увидите, что уровень качества услуг в них гораздо выше, чем у прочих.

3
КАК ПОДДЕРЖИВАТЬ УРОВЕНЬ УСЛУГ

В мире много организаций, в которые входят от одного до трех учреждений. ­Более крупных компаний гораздо меньше, потому что уровень сложности возрастает многократно. Там речь идет уже об управлении сетью, информационных системах и так далее.

В нашем пансионате в Малаховке 70 комнат, в них максимум 140 мест. Конечно, количество мест можно было бы увеличить, но тогда невозможно создать домашнюю атмосферу. Например, директор уже не сможет запомнить всех по имени и отчеству, а надо знать не только проживающих у нас, но и их родственников. Тогда у людей действительно появляется ощущение, что все тут делается специально для них.

4
КАК СНИЗИТЬ СТРЕСС ПРИ ПЕРЕЕЗДЕ

Подобные учреждения за рубежом всегда расположены неподалеку от жилых домов, как детские садики. И это нормальная мировая практика. Есть американское правило – 25 минут на машине от дома, в Европе эта норма – 15 минут. Почему это важно? Родственники, конечно, готовы и час ехать. А вот друзья пожилого человека – нет. Мы хотим, чтобы социальные связи не нарушались. Лучше всего, если учреждение находится в микрорайоне, где вы живете. Пока вы самостоятельны, вы постоянно ходите мимо, а может, заглядываете на какие-то занятия, встречи. А когда вы туда переезжаете, но не вырываетесь из социума, ваши связи остаются. Именно так я хочу стареть.

5
КАК РАБОТАТЬ В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ

Например, в Израиле учреждениями для пожилых людей государство не владеет. В Германии, Португалии и Бразилии тоже нет государственных учреждений для пожилых. Там это сфера работы для бизнеса и для некоммерческих организаций. Во Франции 40 % у государства, остальное принадлежит негосударственным организациям.

Меня называют социальным предпринимателем, что в корне неправильно. Я предприниматель в социальной сфере. Я бизнесмен – точно такой же, как и другие бизнесмены, просто работаю в сфере, где возврат инвестиций не три года, а десят­ь, а бывает, что и больше. Где очень сложно раскочегариться, но если ты раскочегарился, то дальше идешь только вперед. Чтобы попасть в эту сферу, надо быть готовым к такой специфике. Мы не ожидаем, что быстро станем миллионерами или миллиардерам­и. Но мы отнюдь не бессребреники, мы ­бизнесмены, мы ­хотим заработать.

6
ЭТИЧНО ЛИ ЗАРАБАТЫВАТЬ НА СТАРОСТИ?

Можно ли зарабатывать на еде? Ведь если не есть, вы умрете. То есть на еде зарабатывать можно, на одежде можно, на болезнях – тоже. И у нас не возникает по этому поводу вопросов. А когда ты помогаешь немощным людям, почему-то нельзя? Мы считаем, что, если ты не относишь­ся к этому делу как к бизнесу, не стремишься заработать, вся структура­ становится неустойчивой. В благотворительной организации могут кончиться деньги, уйдет человек, под которого их давали, и все. Пытаясь заработать, бизнес производит продукт, который люди ценят больше, чем деньги, которые они платят. Если ты получаешь прибыль, значит, ты создаешь хороший продукт. И у тебя появляются средства, чтобы вкладывать и в развитие, и в ­обучение.

7
КАК ПРИВЛЕЧЬ ИНВЕСТИЦИИ В СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ

Мы начинали с мини-гостиницы за МКАД, в Одинцово. Денег на строи­тель­ство собственного здания у нас не было, пришлось арендовать уже существовавшее. И это понятно: никакие инвесторы к тебе не пойдут, пока ты не предъявишь им многолетний опыт работы в своей сфере. Прошло пять лет, прежде чем мы смогли привлечь первые инвестиции. Только заполучив стратегического парт­нера, мы при­ступили к строительству в Малаховке.

8
КАК СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРОВАТЬ

Подобные учреждения принято называть домами престарелых. Но это неправильно. Названия должны быть другими: дом независимого или ассистированного проживания, дом долговременного или гериатрического ухода. Ну или дом ­реабилитации.


9
КАК РЕКЛАМИРОВАТЬ СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ

Средний возраст людей, которые к нам приезжают, – 85 лет. Их детям 60–65. Понятно, что все они не очень-то дружат с интернетом. Но очень хорошо работает сарафанное радио. Когда вы делаете красивую рекламу с картинками из фотобанка, на которых улыбаются люди, вам никто не верит. Другое дело, когда человек, которого вы знаете, которому доверяете, говорит вам лично: да, моему папе помогли. К нам таким образом приходит до половины клиентов.

10
КАК ЗАСТАВИТЬ СПЕЦИАЛИСТОВ ПОВЕРИТЬ СЕБЕ

Мы развозили рекламу в поликлиники. Я сам ездил по врачам. И ничего. Когда мы стали выяснять почему, все оказалось очень просто. Врачи – плоть от плоти нашего народа. Они тоже очень недоверчивы. Когда они не верят, то и не будут ничего рекомендовать. Убедить их удалось, лишь когда мы открыли этот центр, провели несколько семинаров. Мы привезли специалистов из Израиля, из ­Франции, сделали открытые лекции, объяснили, как нужно ­смотреть на пожилого человека. И лучшие врачи из лучших клиник вдруг поняли, что пожилого человека на самом деле надо не только лечить, но еще и помочь восстановить автономность. Они посмотрели на наши лифты, на наших врачей – и только ­тогда поверили.

11
ЗАЧЕМ СОСТОЯТЕЛЬНЫМ ЛЮДЯМ ПРОЕКТ ДЛЯ ПОЖИЛЫХ

Богатые – такие же люди, у них тоже есть чувство сыновьего долга, они тоже хотят помочь своим родителям. Однажды меня попросили посмотреть на пожилого человека, который живет в Барвихе. На участке построили специальный большой дом для папы, наняли штат: повар­, сиделки, психологи. Нас попросили просто оценить его физическое состояние. Пожилой человек 75 лет, который вполне был бы самостоятельным, но его лишили такой возможности: его одевают, вывозят гулять. Два раза в неделю к нему приезжал чуть ли не ансамбль для развлечения. Однако одному ему явно было очень скучно. У него украли автономность и таким образом сильно снизили качество его жизни.

Часто родственники привозят пожилого человека, утверждая, что ему недолго осталось, его состояние ухудшается. Но правильное питание, общение, медицинский присмотр творят чудеса, к человеку возвращается самостоятельность, и он уезжает домой. Это здорово!

12
КАК ПОДБИРАТЬ ПЕРСОНАЛ

Мы принципиально берем только очень добрых людей, которые могут улыбнуться, обнять. Наша задача – сделать так, чтобы в процессе работы они не стали злыми, потому что у них тяжелая работа. Дальше мы их обучаем. Ведь никого из сиделок не готовили нужным нам образом. Поэтому мы открыли целую академию. В Америке это называется CNA – Certified Nursing Assistant, квалифицированный помощник медсестры или помощник по уходу. В России от сиделок не требуют образования, а ведь без него никак. Уверен, через год или два государство введет сертификацию для сиделок. Обучение длится пять дней по восемь часов плюс практические навыки. За 72 часа можно из человека со средним образованием сделать сиделку, которая будет выполнять указания медсестры, ухаживать. Следом оказалось, что нам нужны преподаватели, но выяснилось, что подходящих нам в стране всего пять человек, и все они уже заняты. Пришлось готовить собственных, мы заказали специальный курс в израильском университете.

13
ЧЕМ ДОЛЖНО ПОМОГАТЬ ГОСУДАРСТВО

Государство должно объяснять пожи­лым людям: вы вовсе не списанный материал, вы крутые, молодцы, забудьте про ранний пенсионный возраст, вы можете еще работать, путешествовать, вы в принципе здоровы. Тогда люди начнут в это верить. А для этого нужны положительные примеры. Важно, чтобы государство задавало правила игры, использовало средства пропаганды в нужных и ­мирных целях.

14
КАК БОРОТЬСЯ С ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕМ К СТАРОСТИ

Один знакомый рассказал мне о недавней конференции, на которой среди спикеров была женщина 89 лет – серьезный исследователь с тремя высшими образованиями. «Ну а что нам сейчас Марья Ивановна расскажет?» – обратился к ней ведущий с такой интонацией, будто перед ним ребенок-вундеркинд, который, несмотря на возраст, сидит тут такой умненький.

Мы стигматизируем возраст, лишая людей права и возможности быть успешными, умными, даже здоровыми. И так во всем мире. Почему это происходит, я не знаю.

Есть ощущение, что прежде, до рево­люции, такого не было, но потом все изменилось. После Первой мировой вой­ны появилось очень много калек, после Второй – еще больше. В общественном сознании насаждался идеальный образ советского человека, который здоров и хорош собой; а все, что ему не соответствовало, старались убрать с глаз долой. Тогда же стали появляться учреждения для пожилых людей. Причем сегодня вы не найдете их в городских центрах, они все на окраинах. В Москве все они за ­Третьим кольцом, как можно дальше, мы же не хотим видеть немощность, она нам неприятна.

Нам надо перестать относиться к пожилым людям так, будто они другие, они точно такие же. Они – это мы.

Источник: GQ

www.seniorgroup.ru

Как управлять своим здоровьем при офисном синдроме? Советы главного военного остеопата | Ontology

Дейв Вайсер, основатель и генеральный директор Gett

Расскажу случай, который изменил мою жизнь в самом начале карьеры. Я жил в Тель-Авиве, большая американская компания Converse доверила мнe открыть их бизнес на российском рынке, вырастить его до оборотов в сотни миллионов долларов. Я был слишком неопытен для этой задачи, руководить большим количеством людей и проектом огромного масштаба. Свою неопытность я компенсировал огромным количеством часов работы и усилий. Работал до изнеможения по 18 часов в сутки, слезал с кровати и шел на работу, полгода в таком режиме. И вот в один прекрасный день выезжаю с парковки, только что закончился конференц-колл, и со мной происходит что-то непонятное и невероятное. Остановил машину.  Голова оставалась холодной с абсолютно четким сознанием. А тело охватила крупная дрожь, пот и слезы градом. Как будто моя собственная нервная система включила программу рестарт и дергает за все ниточки. Очевидная физическая перегрузка и изнеможение. Это был сигнал стоп, было очевидно, что мои инструменты управления надо было менять и расти. Всегда есть нагрузка, которая тебе не по силам. Надоб ыло овладеть практиками и опытом, который позволит мне справиться с собой даже в ситуации взрывного роста. 

Я по-прежнему встаю в 6 утра, но завел правило — до того, как взять телефон и посмотреть почту, медитирую 10 минут. Медитация дает внутреннее глубокое понимание, как все вокруг меняется и каким тебе нужно быть в новой ситуации. Например за всю историю компании Gett я три раза полностью поменял себя и свою роль генерального директорa. Например, если бы сейчас я делал то, что я делал как генеральный директор в 2010, мы бы не смогли так расти. Необходимо было это понять, чтобы совершить все свои трансформации. 

Еще я научился любить кризисы. Ты не можешь всего предвидеть: обычно проблема похожа на грузовик, который на тебя мчится на полной скорости по встречке. Не зря в Кремниевой долине инвесторы прежде всего смотрят проекты тех людей, у кого уже были провалы, кто набил немало шишек: навык проходить через кризисы — ключевой для предпринимателя, без него не пройти ни через первую «долину смерти», ни выбраться из следующих ям. Теперь, когда на меня летят эти «грузовики» —  я знаю, что абсолютно всегда за каждым кроется новая возможность, и нахожу решения. И тут медитация становится моей подзорной трубой.

Олег Поляков, президент холдинга Dentsu Aegis Network

В этом году исполнилось ровно 20 лет моему роману с горами. Горы – это не только спорт, это храм, где я исповедую свою религию.  В этом году я решил отметить это событие с близкими друзьями в Непале. Мы сходили вместе в трекинг и потом был отличный вечер в Катманду, где мы организовали «квартирник» Гребенщикова. Я слушал его песни, сидел и подводил итоги. 

На самом деле, понятно, что компания, которой я управляю, — это слепок моих представлений о том, как устроена эта жизнь. Я не мыслю свою жизнь без гор. Можно считать, что мой личностный рост происходит там. Очевидная для меня параллель: бизнес – как восхождение, надо рассчитать силы, надо понимать свою стратегию, что ты делаешь на старте, что на подходе к вершине, сколько сил, времени и ресурсов требуется для спуска. Любое восхождение начинается на равнине – психологически и физически ты включаешься в процесс еще месяца за три.  Горы – это не совсем спорт. Но если говорить про спортивную подготовку – то это циклические виды спорта: плавание, бег, велосипед. Такие виды спорта, они все про выносливость, хорошо помогают поддерживать бизнес в правильном тонусе.

Гора — это  всегда набор плановых и неплановых сложностей, с которыми приходится сталкиваться. И не всегда гора берется с первой попытки — как и новые задачи в бизнесе. Ты не дошел в этом году — но это не значит, что гора тебе не под силу или что тебе надо лучше тренироваться, это просто значит что в этом сезоне она тебя не пустила. Например, у меня было три попытки восхождения на Эверест. В 2015 года я попал в землетрясение на Эвересте, в следующий раз в 2017 — в сильный шторм, только в 2018 смог взойти на вершину. Два раза я пытался зайти с севера, но в третий раз пошел с юга – поменял стратегию, и все сошлось. С горами все нелинейно, что-то должно произойти в пространстве, сначала ты сам должен взять свой новый уровень, и это не только про физическую подготовку. 

В этом году я ходил на одну из самых знаковых гор на планете, Ама Даблам, она считается одной из самых технически сложных в мире, это «зачет» для любого альпиниста. Все восхождение на нее – одна большая критическая ситуация: любое неосторожное действие и без вариантов – ты гибнешь. Один неверный шаг и тебе хана. Очевидно, это учит поведению в самых экстремальных ситуациях. Когда в бизнесе возникают похожие, ведешь себя как на горе, плюс-минус одинаково. Главное – сразу же разделить опасный кризис на мелкие составные части и свои действия — на много маленьких шагов. И это само по себе успокаивает и дает концентрацию. Точно также я себя учу не нервничать на работе: любую критическую ситуацию можно разделить на составные части. Еще и горы, и бизнес – это про людей и про партнерства. В последние годы я хожу в связке с одним из самых известных мировых альпинистов  Максутом Жумаевым из Казахстана. Мы примерно одного возраста, только он — 12-ый человек на планете, который взял все четырнадцать восьмитысячников без кислорода. Также и в бизнесе — нужно окружать себя теми, кто, как минимум не слабее тебя. 

 

Оксана Лаврентьева, владелица компании Rusmoda

Тема саморазвития близка мне уже давно — последние пятнадцать лет. Я уверена, что, почти любую проблему можно решить, разобравшись в себе, а психологи и коучи — лучшие помощники для «перехода на новый уровень». Поэтому, когда я понимаю, что недостаточно довольна происходящим вокруг — как в личной сфере, так и в бизнесе, — я предпочитаю пообщаться с профессионалами. Скажем так, я всегда за то, чтобы выпить снотворное, чем мучаться бессонницей до 5 утра.
Именно так получилось с Высшей школой экономики, где я училась два года на программе «Психоаналитичский бизнес коучинг » у Андрея Рассохина. Так вышло и с мастер-программой в INSEAD — Challenge of Leadership клинического профессора по развитию лидерства и организационным изменениям Манфреда Кетс де Вриса. Ошибочно считать, что там ты оказываешься в кругу томных девушек, интересующихся психологией. В ВШЭ на курсе со мной было много женщин HR директоров , а вот в INSEAD меня окружали в основном мужчины — владельцы бизнеса или топ-менеджеры. То есть, везде я была среди людей, которым это надо не для души — но прежде всего для дела.
В INSEAD лидерская программа базируется на психологии, и задачи, которые перед тобой ставятся, больше психологические, чем деловые. После INSEAD, например, я приняла важное решение оставить пост генерального директора Rusmoda и нанять человека на эту должность. И это для меня был очень правильный шаг: я человек креативный, хороший стартапер, но, когда все встает на рельсы, — мне становится скучно, тяжело — я не люблю операционную деятельность. Поняла, что себя надо использовать по назначению. Эта рокировка помогла мне стать более эффективной, чем раньше.
Недавно я прошла тренинг Александра Савкина «Тень как ресурс» . Это способ посмотреть в глаза своей «тени» — темным сторонам собственной личности, и превратить их свои преимущества. Мне очень понравилась эта идея. Я давно понимала, что бессмысленно отрицать в себе неприятные качества: мы же их «зеркалим» — и в других людях нас раздражает прежде всего проявление похожих черт. Но мне нужно было понять, как с ними быть, как их можно использовать к себе в плюс. В отрицательных качествах не меньше энергии, чем в положительных, и оказывается, их и правда можно продуктивно использовать для пользы дела.

Алексей Сиднев, генеральный директор Senior Group

Для меня коучем может стать не только профессионал, но и просто человек, который поделился своей историей. Например, так я и принял решение переехать из Лондона в Россию, чтобы делать свой бизнес, стремительно, после одного выступления. Я был на развилке: либо идти на повышение в британском бранче консалтинговой компании Booz (сейчас называется Strategy&), либо переезжать в Россию, где не жил уже 10 лет, чтобы строить тут пансионы для пожилых людей — эта мечта была у меня давно, но была скорее похожа на что-то нерациональное, из мультиков про супергероев. На стратегической сессии для топ-менеджеров Booz выступала девушка, которая запустила сеть кофеен. Она вообще юрист, хорошо сидела в большой компании, но мечтала о своем бизнесе. Прошла по сотне инвесторов, и на сто первый раз ей дали деньги на проект. Она произнесла фразу, которая меня прямо сдернула с места — jump and there will be a safety net. Решение о переезде принял тут же. Моя семья крутила пальцем у виска, мама открыто причитала, что я тронулся умом. Из благополучного Лондона вернуться в Россию, да еще и со стартапом в такой сложной нише. Сейчас компании Senior Group уже 12 лет, у нас 5 пансионов эконом-класса и 2 гериатрических центра премиум-класса, а также патронажная служба, и мы растем на 40% в год. Раньше я мог часами рассуждать о преимуществах золотой карты в таком-то авиаальянсе перед платиновой в другом, знал в деталях различия в удобствах кровати в бизнес-классе British Airways и Qatar, теперь могу с тем же увлечением и углублением в детали говорить о том, как отличается гериатрическая кровать одной марки от другой, и какие технологические инновации для пожилых реально работают, а какие бессмысленны.  

Публичные выступления — большая часть моей работы сейчас, я много выступаю на государственных совещаниях, без мощного элемента GR в нашей нише не обойтись — мы как компания входим в реестр государственных поставщиков, и благодаря нам меняются многие нормы в отрасли — с архаичных, советских, на современные, приближаясь к международным стандартам долговременного ухода. Еще будучи в консалтинге, я прошёл очень полезный курс коучинга по актерскому мастерству. В Booz есть система оценки, и как-то мне прилетело от коллег, что в моих выступлениях мало «presence»  — эффекта присутствия. Я нашел коуча Грега де Полнэ, который тренирует актеров из не-англоязычных стран к ролям в Голливуде. Он помогал, например, Депардье стать таким же убедительным в игре на английском, как он играет на французском. Оказалось, первые роли Депардье в Голливуде были блеклыми, и с ним занимался тренер, чтобы сделать «транскрипцию харизмы». Мы занимались полгода, и я стал чувствовать себя гораздо увереннее, выступая на публике, и продолжаю пользоваться этими техниками сейчас, когда хожу с докладами в Совет Федерации и выступаю на конференциях. Отдельно, уже по теме построения бизнеса, брал еще одного коуча из Норвегии, был блок сессий в Москве и Стокгольме (я не люблю скайп, мне лучше заходит, если это личные встречи). Это тоже был качественный рывок: я сумел измениться внутренне, что отразилось и компании: мы точнее сформулировали ее миссию.  А я стал не бояться строить более амбициозные планы, избавляться от токсичных людей в окружении. 

 

Дмитрий Пронин, управляющий партнер Healthy Food

Тренинги личностного роста и коучинг для меня — ускоритель движения в бизнесе. Можно найти стимулы внутри себя, однако если хочешь сократить время, которое уходит на сопротивление системы, и построить четкую траекторию для реализации своей идеи – коуч становится лучшим «детонатором» изменений и отличным собеседником. В 2009 году я работал в «Уралсибе», и последний год корпоративной карьеры занимался с коучем, чтобы осуществить переход от наемного менеджера к предпринимателю. Тогда и задумал свой первый стартап. Я прошел немало тренингов, в том числе был у Леонида Кроля на программе «Власть, деньги, любовь» (Леонид Кроль проведет тренинг по коммуникациям в рамках осеннего уикенд-университета Forbes Ontology 12, — прим. ред.) и по два раза проходил тренинги «Контекст» и «Сила настоящего» в центре Владимира Герасичева Business Relations. Потом была работа с персональным коучем, и сейчас глубоко исследую область гештальт-терапии. Эта работа направлена на достижение изменений, понимание того, что происходит внутри компании, что и как нужно менять. Бизнес – это проекция личности руководителя, а значит, развитие компании связано с личным развитием ее руководителя. 

Cоздав свою компанию Healthy Food, пошел учиться в «Сколково», где меня вдохновила яркая лекция Рубена Варданяна о доверии. Я решил сделать это основной ценностью своей новой компании. Модель Healthy Food — это станции со здоровой едой, которые стоят в бизнес-центрах. Мне не хотелось бездушной автоматизации, мы решили построить весь бренд вокруг понятия «доверие»: вы свободно открываете дверцу и берете еду, сами платите. Какой-то процент людей открывают дверцу, берут еду и не платят. Мы даже вывели «индекс доверия»: в разных офисных центрах он разный, где-то 100%, а где-то и 70%, и мы из компаний с низким индексом доверия уходим. Так «станции доверия» стали нашей фишкой. 

В июле этого года мы столкнулись с кризисной ситуацией, когда было зафиксировано обращение на «горячую линию» более 90 человек, которые почувствовали себя плохо после употребления сэндвича с тунцом в нескольких наших автоматах. У 38 них врачи обнаружили сальмонеллу. Суд приостановил деятельность производства на две недели, два аппарата были опечатаны на 90 дней. Начались проверки предприятия, всех сотрудников сети, изъяли более трех тонн продукции. Пока нет официальной версии того, что случилось. Но не дожидаясь официального заключения, мы сразу разобрали все бизнес-процессы, проработали с командой ключевой вопрос — как усилить контроль и безопасность по всем направлениям, и сейчас я уже знаю, как цепочка должна быть выстроена в будущем. Несмотря на закрытие производства, мы не остановили работу сети. Приняли решение произвести полную перенастройку процессов без собственной продукции, и стали работать по модели агрегатора ЗОЖ-продуктов. А собственное новое производство планируем открыть осенью.

Мы с командой прошли настоящий стресс-тест. Работали 24/7, поворачиваясь на все 360 градусов – пытались сохранить клиентов, помогали пострадавшим, работали с Роспотребнадзором, разъясняли ситуацию журналистам. Медиа добавляли стресса: например, заголовки «Суд закрыл автоматы Healthy Food», и люди уже не вникают в суть самой заметки, что на самом деле закрыли на санобработку только два автомата из двухсот. Я лично встретился с некоторыми пострадавшими, мы подписали мировое соглашение, выплатили компенсации за ущерб здоровью. Я не мог иначе, изначально определил себя как социального предпринимателя, и Healthy Food — это социально ответственный бизнес.

Это был сложный момент. Первый месяц я спал по два часа, перестал заниматься спортом. Потом сказал себе, нет, стоп, я так не справлюсь. Энергия нужна не только для того, чтобы построить бизнес и увлечь людей идеей. Но и чтобы пройти через огонь и воду, показать команде, что ты не распадаешься на части и готов идти вперед. Сначала я никому ничего не говорил о своих чувствах, все держал в себе. Голова была круглосуточно занята переживаниями о пострадавших людях – мы говорили о доверии, так заботились о каждом нашем госте, и вдруг произошло то, что ты не можешь мгновенно исправить, не понимаешь кто виноват и винишь себя. Подсказка коуча была «разместить» эмоции вовне: если хочешь себя сохранить, расскажи людям, которым доверяешь, о своих переживаниях. Я поговорил с мамой, отцом, лучшим другом и даже священником, который может «прокачать» лучше любого психолога. Получил от них заботу и поддержку. Потом обратил внимание, что в соцсетях — сотни комментариев от тех, кто в меня верит. Это помогло подняться над ситуацией.

Сейчас я настроился на длинную дистанцию: по моим расчетам, чтобы вернуться на ту высоту, которую мы взяли до кризиса, потребуется как минимум полгода. Я восстановил сон: здесь помогает медитация. Возобновил занятия плаванием. Ведь испытание еще не закончилось: мы устояли как компания, но нам еще предстоит полностью «выздороветь» и обрести силу, и я вижу, что ритм восстановления зависит во многом зависит от моего личного ресурса. И еще одно небольшое открытие. Когда ты чего-то боишься, все твои силы, энергия, ресурс уходят на сопротивление тому, что тебя страшит. Энергия течет туда, куда направлена твоя мысль. Если сменить фокус и концентрироваться не на проблеме, а на том, что ты хочешь увидеть в результате своих усилий – ты направляешь энергию в будущее. 

 

Максим Лапин, финансовый директор «Московской биржи»

У каждого человека в жизни наступает есть момент, когда рождается желание самоулучшаться. В моем случае этот процесс начался 35 лет назад. У меня это проблема, связанная с тем, что я плохо слышу с рождения. Я не смог научиться говорить сам. Меня отдали в специальный детский сад, где меня 2 года учили говорить. И сразу мне давали правила чтения и правописания. Мне первый класс была уже не нужен. Я полюбил книжки, и в первом классе мог читать и 1000 страниц в день. И еще: если ты глухой – то дислексия будет. Я до сих пор постоянно ловлю в своей речи оговорки и нарушения падежей. Так что все началось с детства, я привык пахать. Чтобы получить то, что и все остальные, мне надо было работать больше остальных. Дальше классически – все олимпиады, на которые меня могли учителя записывать, все были мои, —  математика, физика, химия, география и даже английский. С детства мое развитие строю по двум направлениям: читаю книги и создаю вокруг себя сеть менторов. Я верю в концепцию синтетического менторинга. Это когда у тебя нет одного ментора, а есть пять людей, которые для тебя образец каждый в своем — и из этих кирпичиков складывается полная картина. Например, сейчас один из моих менторов старше меня на дцать лет, а другой младше. Старший – это наставник, делящийся опытом. Младший — это мой проводник в технологиях, сейчас финансы без высоких технологий немыслимы, и эти тренды нужно успевать ловить.

Развивая себя, я конечно стремлюсь развивать и все вокруг:  всегда осматриваюсь и думаю, как я могу улучшить бизнес-процессы, починить компанию, мотивировать людей, дать им развиться.  В современных компания финансовый директор — это не просто человек, который сводит бюджеты и сдает отчеты, а хороший такой второй пилот, который помогает многие процессы упростить. Моя задача и моя радость, это если ты взял хаотичный процесс, сделал из него бизнес-машину, его упаковал, чтобы он работал самостоятельно. Воспитал людей, собрал команду, потом отошел в сторону, а она без тебя работает. Это огромнейшее удовольствие, сравнимое с тем, как собрать из кубиков лего-машину на радиоуправлении.

Сейчас я прежде всего работаю с терпением. Это означает, что если ты хочешь людей в чем-то убедить, часть из них с тобой согласится сразу, а часть придется убеждать год, и это нормально. Ты просто не меняешь выбранный курс и постепенно все получится. Мой опыт работы в McKinsey дал очень много способов поймать у себя предел выгорания, потому что там нагрузка большая. Ты постоянно себя тестируешь, доходишь до этой грани и сам себе говоришь – сегодня на меня хватит, я сделаю это чуть позже. Мы же не бежим марафон спринтом. Пробежал 100 метров, остановился, — дальше ты должен хорошо отдохнуть. Если же ты бежишь марафон, держи ровный темп. На работе у нас марафон. Моя задача упаковать бизнес-процесс так, чтобы не было стометровок. Потому что это ненужный стресс для команды и компании. Марафон – это нормальная нагрузка, которую можно держать.

Еще одна моя практика — это каратэ. Я начал им заниматься 5 лет назад, когда переехал работать в ММК (Магнитогорский металлургический комбинат). В Магнитогорске в первую же неделю мне коллега сказал: это город настоящих мужчин, ты должен заниматься чем-то мужским. Это не про безопасность, это про культуру. Магнитогорск традиционно выращивает чемпионов мира по карате, я пришел в группу и оказался там самый старший по возрасту в классе. Тренер на меня посмотрел — и говорит, а вот тебе на спарринг девушка. И поставил против меня вице-чемпионку России: в итоге меня год девушка колотила, я защищался, не мог понять, как с девушкой драться. А вице-чемпионка России бьет больно. Очень больно. В карате есть понятие «набив» – это способность долго держать удар, с тех пор я не боюсь ударов. Для меня карате — это упорство, устойчивость, умение держать боль и ее не бояться. Набив – это, по сути, ты знаешь, что у тебя есть цель, и что боль – это не барьер, а то, что сопутствует движению к цели. Боль пройдет, а результат останется.

 

Елена Милинова, финансовый директор «Магнита»

Я думала, цигун — ерунда какая-то, то ли дело кардио-тренировка. Пока пять лет назад не попала в фитнес-клубе на занятие цигун. Я случайно зашла в зал, перепутав расписание — и было неловко выйти. Весь час проклинала себя, что напрасно трачу время: все медленно, движения примитивные. Это была пятница вечер, после тяжелой рабочей недели. После занятия я пошла встречаться с друзьями, и почувствовала дикий прилив энергии, — танцевала до двух ночи. Начала ходить на занятия к Владимиру Сидорову, чтобы проверить, — это была разовая находка или системная. Оказалось, системная. В этом и есть фантастическая сила цигун, это теперь мой легальный наркотик. Тебе кажется, что надо работать, вкалывать — быстрее, выше, сильнее. А цигун показывает заднюю дверь, в которую можно войти, чтобы получить значительно больший эффект с точки зрения энергии в очень короткие сроки. 

Сейчас я занимаюсь 2-3 раза в неделю и езжу на тренинги к Владимиру Сидорову (тренеру осеннего уикенд-университета Forbes Ontology 12,прим. ред.). Начав практиковать цигун, я поняла, что я вообще не сова. Прекрасно встаю в 6 — 6.30 утра, до 8.30 успеваю сделать практику и другие утренние дела и к девяти очень свежая уже на работе;  раньше это было просто нельзя себе представить. Если накатывает усталость или раздражение, делаю простые практики прямо на рабочем месте. С опытом становится достаточно пяти минут — подышать, и в теле появляется тепло, лишние мысли испаряются из внутреннего диалога, и ты понимаешь, вот оно, — эффект цигун ни с чем нельзя спутать. Раньше у меня были дистонические состояния, руки и ноги все время были холодными. Сейчас — теплые, энергия идет равномерно, мне всегда хватает. Глобально изменилось мировосприятие — я стала понимать и видеть, как мое физическое состояние влияет на ситуации вокруг и мое к ним отношение. 

С цигун я заново открыла для себя людей: некоторые выглядят уверенными и расслабленными, но когда начинаешь взаимодействовать в паре, за маской уверенности находишь — дикий самоконтроль, спазм. И наоборот, кто-то выглядит очень тихим, неуверенным, а внутри очень мягкий, спокойный, вообще без тревоги и с ясным пониманием, что и как надо делать. В этом вижу главную задачу руководителя:  создать среду, где людям комфортно взаимодействовать, позволить своим подчиненным высказывать свои идеи. И позволять, как следствие, совершать свои ошибки. Руководитель видит, что человек явно делает что-то не то, и важно определить цену ошибки: если она не очень существенная, надо позволить сотруднику ее сделать — иначе он никогда не пройдет этот урок. 

Я работаю в большой компании финансовым директором, где на мне не только цифры и отчетность, но и стратегия, полноценное участие в трансформации, которую сейчас проходит «Магнит», нам сейчас надо полностью изменить ДНК компании, это очень сложный процесс — в компании работает 300 тысяч человек. Цигун хорошо помогает в смысле налаживания отношений с любыми людьми, искать компромиссы в неизбежных конфликтах между разными подразделениям.  Конфликтные ситуации на тренингах по коммуникациям отрабатывают в смоделированных диалогах, где каждый играет роли. Групповые практики цигун дают способ проигрывать эти же конфликты через тело, — это то, что мы делаем в парных занятиях. Даже через тело становится понятно, как на твою агрессию реагирует другой человек, как ее превратить в диалог и найти баланс, — на бизнес-языке win-win. 

Андрей Даниленко, член совета директоров группы компаний «Дамате»

Я родился в Америке, провел там детство, поэтому привык мыслить позитивно – не скупиться на похвалу, например. Нашему, российскому менталитету больше свойственен мрачный взгляд на мир, в Штатах иначе. Возможно, со стороны это может показаться примитивным, но с годами я понимаю, что именно позитивное отношение к другим людям, ко всему происходящему вокруг – очень важный элемент жизни. Это ключевой для меня стимул – думать об окружающих хорошо, искать во всем доброе и светлое. В работе такой подход тоже важен. Со своими сотрудниками сосредотачиваюсь не на ошибках, а на положительных результатах. Я считаю, что не стоит воспринимать хорошую работу, как что-то само собой разумеющееся – ее надо все время замечать, поддерживать и мотивировать людей. От такого подхода и сам заряжаюсь энергией. Еще одно мое правило – заниматься только тем, что нравится. 

Сейчас в моей жизни уже третья «карьера». Я был производителем продуктов и добился немалых успехов. Затем мне захотелось попробовать себя в отраслевом лоббизме – руководителем общественной организации, «адвокатом» производителей, защитником их интересов. Теперь у меня третий этап: с этого года я запустил проект по улучшению и продвижению имиджа российских продуктов питания «Свое с Андреем Даниленко». Во время съемок в самых разных регионах страны я общаюсь с фермерами и производителями – это потрясающие люди, продукцией которых, я считаю, можно и нужно гордиться. Львиную долю времени сейчас трачу на то, чтобы рассказать и показать, в том числе, в своем Instagram, что наше сельское хозяйство активно развивается.

Мой главный тренинг личностного роста – практика и преподавание карате. Я много лет занимаюсь этим единоборством, и этот опыт помогает мне развивать те стороны моей личности, которые важны для меня в том числе, как для бизнесмена. Отдавать – это большая радость. Сейчас открываю собственный клуб восточных искусств в Филях, где будут собраны самые эффективные практики – от йоги и медитации до единоборств и коучинга по здоровому питанию. Планирую сам иногда вести занятия, постараюсь находить на это время в своем графике, а также буду с удовольствием заниматься у других мастеров. Надеюсь, что получится создать место, которое еще больше будет меня стимулировать к саморазвитию и созиданию.


 

Филипп Серажетдинов, член правления Forbes Russia, сооснователь Ontology

Последние годы мы с партнерами занимаемся организацией крупных форумов. Специфика в том, что это очень энергозатратный режим для всех систем организма — сначала стайерская дистанция, потом само мероприятие — жесткий спринт, без права сойти с дистанции. Хоть у меня и крепкая нервная система, режим довольно выматывающий — и три года назад я начал смотреть вокруг, какие бывают практики саморазвития, как я могу сделать так, чтобы неизменные энергетические ямы стали менее глубокими, как повысить эффективность коммуникаций. Начал с того, что нашел себе спорт по душе: моей главной практикой стал бокс, двухчасовые тренировки три раза в неделю позволили всего за полгода сбросить 30 кг. Очень приятно вернуться в форму, но главный кайф от бокса, конечно, не этот. Спарринги — это исключительно психологическая работа, причем неважно, кто перед тобой, — каждый раз ты встречаешься с самим собой. Какой ты сегодня, что у тебя с концентрацией, с верой в себя. Это, конечно, еще и динамическая медитация: все посторонние мысли покидают сознание и ты полностью находишься в моменте. Параллельно начал слушать подкаст главного биохакера Кремниевой долины Дейва Эспри, который очень неплохо систематизирует очень разные подходы и практики. А также стал изучать, какие в Москве бывают тренинги и практики работы со своим состоянием и психологической формой. Как раз в этот момент мы с моим партнером сошлись во мнении, что ориентироваться в этой сфере совершенно не на что, — рынок серый и неструктурированный, продавать себя коучи умеют плохо, многие говорят о себе на непонятном языке и обещают с первого сеанса вечную молодость или взрывной рост бизнеса в десять раз. И ты никогда не знаешь, на кого нарвешься: будет ли это действительно разумная и действенная техника, или попадешь к полу-шаману и найдешь себя на мистической церемонии, где хочется только одного — выбежать на улицу и от души расхохотаться. Поэтому мы решили заняться этим вопросом системно и под брендом Forbes объединить самые работающие практики персонального развития. Результат нашего R&D — первая программа уикенд-университета Forbes Ontology 12, который стартует этой осенью на 90-м этаже в московском Сити. Я сам планирую участвовать и получить 360 градусов навигацию по навыкам и методикам, чтобы пополнить собственный набор «вооружений» — полезных навыков для персонального развития.

 

www.forbes.ru

Соглашение о сотрудничестве с компанией «Senior Group»

Церемония подписания Соглашения о сотрудничестве между Администрацией Смоленской области и ООО «Сениор групп проджект» состоялась в рамках Международного Инвестиционного Форума в Сочи.

Документ подписали Губернатор Алексей Островский и Генеральный директор ООО «Сениор Групп Проджект» Алексей Сиднев.

«Senior Group» – крупнейшая в России частная компания комплексного социального обслуживания людей старшего поколения, предоставляющая полный спектр услуг: от службы ухода за престарелыми на дому до их проживания в специализированных учреждениях. Кроме того, компания имеет положительный опыт в реализации проектов с использованием механизмов государственно-частного партнерства (ГЧП) в социальной сфере.

Соглашение направлено на создание условий для дальнейшего улучшения качества предоставления социальных услуг на территории региона, вложения инвестиций в строительство объектов сферы социального обслуживания пожилых людей.

Стороны договорились осуществлять сотрудничество по таким направлениям, как привлечение частных инвестиций для создания объектов социального обслуживания населения на территории Смоленской области, повышение качества социального обслуживания жителей региона, применение современных технологий и методик при предоставлении социальных услуг смолянам.

В рамках подписанного Соглашения компания «Senior Group» намерена осуществить проектирование, строительство и дальнейшую эксплуатацию на территории Смоленской области объекта социального обслуживания населения – геронтологического центра (Центра активного долголетия) за счет собственных и привлеченных средств.

Обращаясь к руководителю компании Алексею Сидневу, глава региона Алексей Островский отметил: «Приход Вашей компании, Алексей Владимирович, для реализации столь значимого проекта государственно-частного партнерства в сфере социального обслуживания для Администрации области крайне актуален и важен. Количество граждан пожилого возраста в Смоленской области значительно – их почти 263 тысячи. К огромному сожалению не все могут в домашних условиях, не имея родных, близких, получать ту необходимую помощь и внимание, которые им так необходимы.

На территории региона — в Новодугинском и Сычевском районах, уже есть значительный опыт по созданию социальных объектов за счет средств частного инвестора, но это осуществляется не в конструкции ГЧП. Поэтому то, что мы с Вами запланировали в рамках государственно-частного партнерства – строительство социальных объектов для пожилых людей – конечно, будет очень хорошим подарком для представителей старшего поколения».

В своем ответном слове Алексей Сиднев подчеркнул: «Это большая честь для меня быть здесь и подписывать соглашение о реализации первого такого проекта в стране по созданию социального объекта для старшего поколения в Смоленской области. «Senior Group» – международная компания с практически десятилетним опытом работы, использующая в своей работе самые передовые практики. Мы хорошо умеем делать свою работу. Конечно, инфраструктура будет построена. Но как вы знаете, самое главное — не стены, а теплое отношение и забота, которые мы в этих стенах гарантируем».

admin-smolensk.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о